Помоги МЧС медиа стать лучше!

Николай Марков. Надежный человек

Николай Марков. Надежный человек

Защищать Родину его призвали сразу после новогодних праздников 2 января 1943 года. Потом были Курская дуга, освобождение Украины, ранение и снова фронт. Но вспоминаются ему в основном люди, с которыми на войне довелось встретиться. Как, например, принимали они однажды новобранцев и вдруг раздается: «Мина летит! Ложись!» Все падают на землю. А один, хороший такой украинец, высокий, симпатичный, побоялся испачкать свою чистенькую шинель – вокруг же такая грязь была... И осколок мины разорвал ему грудь... Нелепо. Жутко. Страшно.

Об этом удивительном человеке, с которым мне пришлось бывать и на учениях, и на разного рода сборах, и на показных занятиях, писать легко.  Знаю, насколько это целеустремленный, глубоко знающий спасательное дело истинный профессионал. Конечно, в структурных подразделениях МЧС России немало достойных, преданных своей профессии сотрудников, в том числе ветеранов, на протяжении десятилетий честно, достойно выполняющих служебные обязанности.

Николай Дмитриевич Марков службе в центральном аппарате ГО СССР и МЧС России отдал 58 (!) лет своей жизни. Он редко делится воспоминаниями о Великой Отечественной войне, но однажды у нас зашел с ним разговор о том, как он пришел в систему гражданской обороны.

Родился Николай Дмитриевич в Москве в 1925 году. Рос в большой рабочей семье. В 1941 году его старший брат оканчивал десятый класс 605-й школы в Марьиной Роще, а Коля учился в восьмом 241-й школы, находившейся рядом. Выпускной вечер у брата состоялся в ночь с 21 на 22 июня. На нем был и младший брат: десятиклассники пригласили и выпускников 8 класса. Гуляли до шести утра. Едва легли спать, их будит мама: «Ребята, вставайте, война началась».

В Москве всё изменилось. Продукты стали быстро исчезать. До этого в магазинах икра стояла в бочках, на полках были засиженные мухами крабовые консервы, хлеб – пожалуйста, мясо – тоже. Через месяц ничего не стало, ввели карточную систему. Когда начались налеты на город, старшеклассников бросали на подмогу бойцам МПВО. И подростки старались не уступать взрослым и женщинам, быстро взрослели и мужали.

Николаю запомнилась некоторая паника и неразбериха первой военной осени. В октябре почти вся Москва не работала, люди начали грабить мастерские, склады, магазины. Навсегда запомнились целые кипы сброшенных немцами с самолетов листовок, в которых враг призывал население сдаваться в плен…

Надо было как-то выживать, и Николай пошел в Прокуратуру СССР – устроился рабочим. Получил рабочую карточку, на которую давали 800 граммов хлеба. Служащим на карточку полагалось 600 граммов, а детям – 400. Зимой 1941–1942 года было голодно. Все подтянулись, похудели, посуровели. Но не озлобились, понимали, что идет война.

В конце октября, когда немец уже подходил к Москве, подростков направили на северо-запад от столицы в район Дмитрова – строить заградительные противотанковые сооружения. Те дни навсегда остались в памяти Маркова. Два месяца валили лес, устраивали противотанковые завалы. Фронт был уже недалеко.

– Над головами кружили «Рамы», обстреливали нас, – вспоминает Николай Дмитриевич. – Снег выпал рано, в ноябре уже ударили морозы. И вот, встав в пять часов утра, мы на лыжах семь километров шли на место работы. Суточная норма на бригаду из 5 человек (2 пилы и 1 топор) 125 стволов. Сделаешь – тогда пайку получишь. Никаких обедов! Давали только хлеб – черный, замерзший. Потом шли на лыжах обратно, в темноте. Вот так мы осваивали уроки девятого класса в школе.

После призыва в армию Николая направили в учебное подразделение первой запасной горьковской стрелковой бригады. Там он попал в учебную батарею 45-мм пушек. Занятия шли по 12 часов в сутки – давали общевойсковую, артиллерийскую, огневую подготовку... Зима 1943 года запомнилась как очень тяжелый период. Кормили тогда весьма скромно: 600 граммов хлеба, баланда на первое, мерзлая картошка… За один месяц Николай похудел аж на 13 килограммов.

В июне 1943 года из учебки всех отправили на Курскую дугу. Марков оказался в пехоте, в 5-м Гвардейском воздушно-десантном полку 2-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии. Свой первый бой он помнит во всех деталях. Было это под Курском, в кромешную ночь.

– Мы пошли в атаку, – рассказывает Н.Д. Марков, – но немец уложил нас огнем. Мы залегли. Командир батальона кричит: «Вперед, вперед!» Пули свистят, трассирующие летят. Жутко было... Идти на огонь никто не хочет, все лежат, закопались. А у меня не оказалось лопаты, хоть носом рой землю! И когда лопату добыл, уже никогда ее не бросал, потому что она сохраняла твою жизнь…

Вообще на войне ко многому привыкаешь. К примеру, сидишь в окопе, ешь из котелка. Радом снаряд разорвался, земля тебе в котелок. Ложкой откинул ее – и продолжаешь есть. Или перевязываешь рану у товарища, все в крови, сплошная антисанитария. Но что поделаешь. По возможности мы, конечно, пытались содержать себя в чистоте, но не всегда удавалось…

Когда освобождали Орел, Белгород, Курск, воевать уже умели. Прежде чем послать пехоту вперед, сначала передний край немцев обрабатывали всеми видами оружия: и артиллерия, и авиация, и танки. Не то, что в 1941 или 1942 годах. Да и пехота уже многому научились. А вообще-то на пределе возможностей люди воевали.

Юный боец участвовал в десятках атак. К сентябрю 43-го во взводе Маркова не осталось никого из тех, с кем начинал. Все время шло обновление личного состава. В 30 километрах от Киева, в районе Бровары, во время очередной атаки Николая ранило. В госпитале его подлечили, и затем он по июнь 44-го стоял уже в обороне под Ковелем. А в обороне главное что? Каждый день копай! Только наступающие заняли новые огневые позиции, сразу надо вырыть окоп для орудия –  шесть кубометров, потом для себя, для наводчика, для заряжающего, сделать ход сообщения… Сколько земли перекидали!

И тут однажды пришел день, предопределивший всю дальнейшую судьбу Николая Дмитриевича. Вызвал его комбат и говорит:

– Поедешь учиться на офицера.

– Я не хочу быть офицером. Я уже достаточно насмотрелся на всю эту грязь и гнусность войны.

– А закон военного времени знаешь?..

Пришлось смириться. Вернулся Николай в расчет и говорит своему товарищу:

– Петя, меня направляют в военное училище учиться на офицера.

– Тебе же повезло, – выпалил тот. – Пока до логова фашистов доберемся, знаешь, сколько еще будет боев и всяких испытаний? И на твое еще останется. Так что не огорчайся и – вперед!

С двумя боевыми наградами – медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» Марков поступил в Академию химзащиты. После ее окончания служил в системе МПВО, которая затем была преобразована в систему Гражданской обороны СССР. В 70–80-е годы полковник Н.Д. Марков трудился в Управлении боевой подготовки ГО СССР, в подчинении ныне председателя Центрального совета ветеранов МЧС России генерал-лейтенанта Д.И. Михайлика.

На просторах Советского Союза, наверное, не было полка гражданской обороны, где бы ни побывал в командировке старший офицер УБП Н.П. Марков. Он участвовал в разнообразных учениях, проверках войск ГО на территориях всех союзных республик. Учеба войск шла согласно программам и наставлениям, в разработке которых участвовал сам Николай Дмитриевич.

А когда прогремел чернобыльский набат, опять же не обошлось без его участия. С 5 по 25 мая ему пришлось организовывать развертывание Рижского полка ГО в районе чернобыльской катастрофы.

После этого к двум боевым наградам, полученным на фронте, на груди полковника Н.Д. Маркова добавился орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» ІІІ степени.

Однако и сегодня он в строю – является главным специалистом Департамента пожарно-спасательных сил и специальных формирований МЧС России. Его опыт по-прежнему востребован и необходим при разработке учебных программ и методических пособий по подготовке спасателей, в том числе воинских формирований МЧС. Истинный офицер, трудяга. Он – надежный друг и наставник молодых сотрудников.

Кроме того, Николай Дмитриевич прекрасный семьянин, заботливый отец, дважды дед и дважды прадед. Любимый правнук Коля – копия прадеда в детстве.

Такой вот человек – ветеран-фронтовик Марков. Думаю, на таких людях и держится земля русская!

Виктор Старостин