«Мороз был до – 40, так что чумы не боялись!»

16:59 • 14 Января 2013

«Мороз был до – 40, так что чумы не боялись!»

В конце января 1992 года сводный отряд Российского корпуса спасателей вылетел в Тыву для локализации очага чумы яков в Туве. По поручению правительства отряду предстояло выполнить сложнейшую операцию: на сложном горном рельефе на высоте до 3000 метров найти и вывезти сотни туш погибших животных. В условиях сильнейших морозов был развернут мобильный базовый лагерь, и московские спасатели, совместно с коллегами из Красноярска, приступили к поиску.

Жители республики хорошо помнят ту масштабную операцию, проведенную только что созданной спасательной службой России. В 1992 году падеж скота от чумы, занесенной с территории Монголии, стал в Тыве настоящим бедствием. Оно грозило не только экономическими проблемами, связанными с международной торговлей, но и биолого-социальными:  в период таяния снегов возбудитель болезни мог быть вынесен талыми водами в населенные районы.

Общее руководство операций осуществлял  Сергей Шойгу. В ней также приняли участие сотрудники ГКЧС Кирилл Бородин, Виталий Якунин, Андрей Рожков, Виктор Ситин и другие.

Вспоминает спасатель международного класса Кирилл Бородин.

«Находились мы в Тыве около 3-х недель, и поначалу было, действительно, очень сложно. Все-таки морозы там нешуточные, а нам приходилось ходить по горам целыми днями. Сложно пересеченная местность.. Снег – по пояс. Но больше всего нас сначала впечатлили поистине рериховские пейзажи – идешь, а перед тобой это розовато-синее небо, белые холмы и такие колоритные елки – ну, совершенно как на картине!

Но когда мы стали одну за другой находить мёрзлые туши животных, стало уже не до красоты окрестных Саян. Ведь тела надо было подтащить к более-менее открытой площадке, над которой мог бы зависнуть вертолет, затем вызвать его по рации, дождаться, и после этого нам сбрасывали веревки, и мы привязывали туши для транспортировки. А надо сказать, что летчики сначала боялись этой заразы. Но потом они увидели, что с нами все как будто в порядке и стали подлетать совсем близко, буквально колесами касаясь склона.

Интересно, что вспоминается не только, собственно, работа, но и наше «знакомство» со статическим электричеством. Когда с вертолетов сбрасывали железные тросы или мокрые веревки, помню, что било иногда  прилично.

А однажды надо нам было эвакуироваться прямо со склона, и я был последний из группы. Вертолет буквально висел над пропастью, едва касаясь склона, а подножка его тоже ходила ходуном. А  поскольку раньше в вертолет так не запрыгивал, то, недолго думая, подошел и схватился за поручни, а там – статическое электричество, и меня так метра на 2 как откинет! Я упал и был, прямо скажем, впечатлен. Потом мне коллега, который был в вертолете,  говорит – давай, за меня хватайся, т.е. я должен был подпрыгнуть из сугроба - а там снег где-то по пояс - и ухватить его за руку. В общем, я ухватился только с третьей попытки, ударился сильно коленями, но все-таки запрыгнул в машину».

Спасатели находились в Тыве около 3-х недель. За это время территория двух пострадавших от эпидемии районов республики была полностью очищена от  инфицированных туш. Они были вывезены к специальному могильнику и захоронены. Угроза распространения чумы весной была предотвращена.