«Над Бермудским треугольником мы чуть было «не пропали»

10:53 • 12 Декабря 2013

«Над Бермудским треугольником мы чуть было «не пропали»

Когда речь идет о спасателях, акцент всегда делается на том, сколько жизней им удается сохранить, скольких пострадавших извлечь из завалов, вывезти из затопленных наводнением домов, скольких туристов найти в горах, а утопающих вовремя вытащить из воды. И не так уж часто речь идет о том, что жизнь самих сотрудников МЧС в ходе выполнения задания нередко висит «на волоске». Иногда они оказываются в таких ситуациях, когда кажется, что хранит их только воля Божья. Впрочем, так оно, наверное, и есть. Да и неудивительно, что люди такой благородной профессии находятся под защитой.

 Случаев, которые смело можно отнести к чудесам, опытные спасатели могут рассказать великое множество. Понятно, что профессионалы в первую очередь опираются на свои знания и опыт, что они никогда не рискуют понапрасну. Иначе и нельзя оказать полноценную помощь. И у каждого найдется в памяти несколько примеров того, как в самой опасной ситуации он и его товарищи оставались целы и невредимы

Вспоминают спасатели 1-го класса Андрей Мартынюк и Владимир Кретов.

«Когда мы работали на Гаити в 2010 году, обстановка там была, прямо скажем, неспокойная. Знаете, в этом государстве вообще нет среднего класса. Там есть или очень бедные, или очень богатые. Чем выше в горы – тем богаче дома. И они, в большинстве, во время землетрясения не пострадали. Так что спасательные отряды работали в самых бедных и криминально опасных районах Порт-о- Пренса. Наша группа разбирала завалы в районе Сите Солей, где полиция даже днем не могла усмирить мародеров.

И вот в один из дней нас направили к завалу, где находился человек, который не мог выбраться оттуда самостоятельно. Он находился в глубокой нише, на первом этаже, но доступ к нему был достаточно свободным. Необычность его положения была в том, что он был цел и невредим, за исключением…кисти руки. Во время землетрясения этот гаитянин  открывал холодильник, и за секунду упавшая плита намертво пригвоздила его руку к поверхности холодильника. До того, как мы появились, этот пострадавший стоял уже 5 суток. Родственники приходили и кормили его, но поднять многотонную плиту, конечно же, не могли. Мы подняли ее с помощью специального разжима, однако за несколько дней рука у него почти высохла. Кисть была абсолютно черная. С нами на месте находился доктор – Александр Попов, и он заранее, перед тем, как мы подняли плиту, перетянул пострадавшему руку жгутом, чтобы токсины не хлынули в кровь из места сдавливания, сделал капельницу, в общем, тот чувствовал себя почти комфортно (если здесь применимо это слово). Вместе с нашей группой работал переводчик из местных жителей, так они с пострадавшим все время разговаривали, даже смеялись.

Но этот случай был необычен и с другой стороны. Дело в том, что пока мы оказывали помощь пострадавшему, наверху, прямо над нами, на руинах какого-то полуразрушенного магазинчика кипела схватка между бандами мародеров. И было странное ощущение: мы готовы часами биться за спасение одной человеческой жизни, а местные жители борются, готовы даже убить друг друга из-за жалких остатков одежды. Охраны в виде «голубых касок» тогда с нами не было. Фактически, мы были беззащитны. И что поражало: банды ни в тот раз, ни в другие дни нашей работы на завалах, нас словно не видели. И никогда не трогали. Мы как - будто существовали в разных плоскостях. Казалось, что  все спасатели находятся под невидимой защитой».

Но на этом воспоминания спасателей, связанные с поездкой на Гаити (где было спасено 9 человек!) не заканчиваются. Не менее запоминающаяся ситуация возникла во время обратного перелета из Гаити в Россию. Маршрут пролегал через Канаду (там предполагалась дозаправка), поэтому самолету пришлось лететь над знаменитым Бермудским треугольником.

«Надо представлять себе, что на ЧС и обратно мы летаем грузовыми самолетами, внутри которых размещаются и машины, и специальное оборудование, и сами члены оперативной группы. Спасатели, во время многочасовых перелетов, находят место для отдыха кто где: внутри кабин, на рампах, на полу у иллюминаторов или непосредственно под машинами. И вот все заснули, после тяжелой работы на Гаити готовились проспать все 18 часов перелета, как вдруг самолет стало сильно трясти. Мы проснулись, ничего не понимаем, и тут в одно мгновение раз! – и наш  Ил-76 вдруг  резко падает вниз, в воздушную яму. Как сказал потом пилот, мы провалились где-то на 3 километра! Передать те ощущения просто невозможно! Те, кто был в салоне, на доли секунды просто повисли в воздухе. А наш товарищ, Леша Ершов, который спал под «Егерем» (спецмашина; прим авт.), рассказывал, что открыл в тот момент глаза – и прямо на него сверху падает эта самая машина. Остановилась она буквально в сантиметре от лица. Самолет трясло несколько часов, в такой сильнейший шторм мы, пожалуй, не попадали за все годы работы в МЧС. К тому же в голове крутилась мысль, что это – тот самый Бермудский треугольник, где пропадали сотни людей. Надо признаться, все мы были достаточно бледны. Пожалуй, в душе каждый по-своему молился. И  - все действительно закончилось благополучно».

 

Екатерина Бобровская