Первая "гуманитарка"

20:28 • 05 Мая 2014

Первая

В 1992-1993 годах одним из важных направлений работы совсем молодого спасательного «органа»  - Государственного комитета по чрезвычайным ситуациям России – стала доставки продовольствия и других гуманитарных грузов в районы, пострадавшие от последствий вооруженных конфликтов. Группа первых российских спасателей сопровождала гуманитарные караваны в Грузию и Абхазию, Югославия и Армению. Туда везли нехитрый набор продуктов, медикаментов и одежды. Но этот груз помог выжить в те годы тысячам людей, оказавшихся на грани выживания.

Вспоминает спасатель международного класса, сотрудник отряда Центроспас с самых первых дней его основания, Игорь Киселёв.

«Да, самые первые операции, которые я помню на заре существования отряда, были связаны с перевозкой гуманитарных грузов. Например, в Армению. Тогда у МЧС (в 1992 году – ГКЧС) еще не было своих самолетов, и мы возили тушенку, муку и другие продуктына армейских бортах. А ведь в России тоже тогда было смутное и достаточноголодное время. Поэтому самолет, набитый провизией, для голодающих армян был долгожданным посланцем. Сегодня это, может, не выглядит чем-то особенным, а тогда это была действительно очень серьезная помощь другой стране.

И вот мы с ребятами сопровождали несколько таких бортов в Ереван. Помню, летали с Чкаловского аэродрома, и я познакомился тогда со многими военными летчиками. Отличные профессионалы! Безукоризненно сажали борт даже в очень непростых условиях. Каких? Например, почти при отсутствии посадочных огней на аэродроме.

Осталось в памяти то, что когда мы подлетали к Еревану, поразил видгорода - темный, мрачный, какой-то заброшенный - там практически не было электричества. Только на аэродроме и было несколько светящихся точек. На поле, кстати, не стояло почти ни одного пассажирского самолета  – некого и не на что было возить. Только грузовые машины.

Помню, была ранняя весна, кругом слякоть, подтаявший снег, ветрено. Мы стоим возле своего самолета, а рядом разворачивается на взлет другой борт, не российский. И пилот включает на полную мощность движки, набирает скорость и нас обдает целой волной грязного мокрого снега. Впечатления – незабываемые! (смеется). Но зато сколько радости нам доставляла благодарность местных жителей, которые разгружали «гуманитарку». Для них продукты и лекарства были тогда на вес золота.

Или, например, акция в Ткварчели. Я был во второй группе, которая вылетела туда ближе к лету. Город фактически был в блокады, когда мы впервые его увидели, было впечатление, что там, как говорят, «Мамай прошелся». Продуктовые и хозяйственные магазины просто перестали существовать. И если у местных жителей было какое-то подспорье в виде огородов в горах, то русские бабушки, которые остались без семьи, были в очень бедственном положении. Так получилось, что наша группировка не могла сразу выехать обратно и вывезти беженцев, поэтому мы были вынуждены задержаться в Ткварчели и уже здесь, на месте, помогать тем, кто выживал из последних сил. 

Кстати, одной из важных функций в то время стал сбор информации о людях, оказавшихся в блокаде. Мы сообщали их родственникам, которые делали многочисленные запросы по радио, о состоянии жителей Ткварчели. Так что к моменту, когда за беженцами прибыла колонна (которая доставила в город ещё одну партию «гуманитарки»), у нас были самые точные данные обо всех, кому нужна помощь. За лежачими больными прямо по адресам заезжал автобус, и мы их забирали».

Всего за время проведения гуманитарной акции в Ткварчели было вывезено около 2,5 тысяч человек. В зону вооруженного конфликта доставлено более 100 тонн гуманитарной помощи.