Первые экзамены

13:37 • 28 Августа 2014

Первые экзамены

Когда в начале 90-х в первый спасательный отряд МЧС набирали сотрудников, надо сказать, что требования к ним предъявлялись довольно жесткие. За плечами должен был быть не только армейский опыт. «На руках»  нужно было иметь и навыки альпиниста, водолаза, связиста, водителя, газосварщика…да и ещё с десяток специальностей. Конечно, часть из них сотрудник получал уже в отряде, однако база личных умений  должна была быть серьезная. К слову, не последнее место в списке занимало и высшее образование. Принимал спасателей на работу, обучал и был в числе экзаменаторов легендарный Андрей Рожков, один из основателей отряда Центроспас.

Как вспоминает сегодня один из самых опытных спасателей отряда, начальник поисково-спасательного подразделения Юрий Маслов, первые экзамены в отряде запомнились навсегда. Даже ему, кадровому офицеру воздушно-десантных войск, пришлось, что называется, попотеть. Тогда, в 92-м году, Юрию был 31 год, он только что уволился из армии, и поначалу не знал, куда идти и что делать. Набор в спасательный отряд заинтересовал его сразу. Не смутило, что поначалу в отделе кадров ему сказали, что он «староват». « Зато я много умею», - не растерялся Маслов. И, после разговора с Андреем Рожковым, был зачислен в отряд.

«Прошло полгода в стажерах, и для нас подошло время экзамена на присвоение «класса». Причем я сразу сдавал на второй, т.к знаний и навыков у меня было достаточно. И вот мы выезжали в «Крылатское» – а там велосипедная трасса, около 13,5 км. Наше задание было -  туда и обратно ее пробежать за один раз. Можно было даже на шаг перейти, главное  - достигнуть финиша. Я скажу, что это был забег не на скорость, а на выносливость. Для меня, как для десантника, такая трасса была по силам. Но понятно, что нагрузка серьезная. И вот мы бежим, как вдруг каждому по очереди передают радиостанцию, и начальник медицинской службы прямо во время бега говорит тебе: «Перелом бедра. Как будешь накладывать шину?». И ты пытаешься сосредоточиться и выдать ответ. Казалось бы, жестко, да? Но я , как офицер, который сам готовил бойцов в «учебке» к Афганистану, знаю: это верный подход. Такая вот имитация сложной ситуации - когда кровь отлила от головы из- за нагрузок, а думать надо! – необходима.  На ЧС, как было проверено потом неоднократно, такие испытания – сплошь и рядом!»

Ещё одним тестом,  который спасатели сдавали регулярно, в том числе и на экзамене, было покорении 40-ка метровых осветительных вышек. Для этого Рожков вывозил группу в Москву, на стадионы «Динамо» или «Крылатское».

«Когда я только пришел в отряд,  - продолжает рассказ Юрий Маслов, - ребята как раз сдавали экзамен  - переводились со стажеров в спасатели. Ну и  я тоже с ними полез на эту вышку. Андрей Рожков стоял наверху, а ребят снизу цепляли веревками – и пошел! Вот так он принимал людей на работу. По сути, это технология промышленного альпинизма, но тогда у нас ещё ни у кого не было такого сертификата. Просто имелись навыки скалолазания. Например, я служил в Узбекистане, в Фергане, и у нас, конечно, были занятия по горной подготовке (нашу дивизию называли десантной горно-стрелковой). И все-таки занятия на вышке – это не в горах, это – «техногенка». Конечно, нормальный человек всегда опасается  высоты. Тем более, если она 40-50 метров. Другой вопрос, что страх нужно уметь преодолевать. Вот над этим и работали!

Кстати, и прыжки с парашютом были обязательны для всех сотрудников отряда. Я считаю, Андрей Рожков правильно говорил: может, прыгать в зону ЧС никогда и не придется, но это – психологическая подготовка. Первый командир спасателей был мужик жесткий, но мыслил он правильно. Помню, он не взял одного кандидата потому, что тот не смог сразу выпрыгнуть с первой попытки. Самолет пошел на второй круг, человек прыгнул, но…в отряд не поступил. Рожков сказал ему тогда, что тот не готов к этой экстремальной работе.

А ещё в связи с экзаменами вспоминается забавный случай. Мы опять работали на вышке. Ну и пока мы там занимались, в Центроспас (в Жуковский)пришел человек устраиваться водителем в автослужбу. Заметьте, в спасатели он не собирался! Но оказалось, что в бумагах нужна была подпись, в том числе, и Рожкова. «А где он?»,  - спрашивает кандидат в сотрудники. «Да он сейчас в Москве, на занятиях, - отвечают ему. – Если хочешь собрать все подписи сегодня, езжай к нему». Он согласился. Приезжает к нам. Мы всей толпой стоим под вышкой. Он говорит, что ему нужен Рожков, чтоб подписал. Его спрашивают: «А тебе зачем?». – «Да я устраиваться на работу». – «А, ну тогда тебе так и так надо лезть!». Он и полез. Пристегнули его, и он дополз наверх к Рожкову. Тот искренне удивился: «Ты кто? Зачем залез?». – «А я устраиваться водителем». – «Господи, а на вышку-то зачем?». – «А мне сказали, что надо». Вот такой получился курьезный случай. И самое главное, что ведь никто и не шутил. Как услышали, что на работу, так и сказали честно: надо показать, что умеешь. Чего время терять?

Интересен и ещё один момент. Когда я только пришел в отряд, группа ребят как раз вернулась из Абхазии. И на «разборе полетов» говорили о том, какая ситуация сложилась во время выезда на горном перевале. Там были лошади, были продукты,  был проводник  - а никто на лошадях не ездить не умеет! И тут, по приезде, Андрей Рожков, образно говоря, «шашку наголо» и даёт команду: «Всем на коней!». И мы в полном составе поехали на ближний к нам Раменский ипподром, чтобы учиться. Минимальную подготовку прошли все, а человек шесть – и я в том числе - занимались ещё долго, года полтора. Потом эти навыки нам пригодились!»