Авария на Байконуре

13:24 • 06 Ноября 2014

Авария на Байконуре

12 мая 2002 года знаменитый на весь мир космодром Байконур неожиданно превратился в зону ЧС. Обрушилась крыша испытательного комплекса, повлекшая за собой гибель рабочей бригады. В тот же день спасатели МЧС России вылетели в Казахстан. Но, как оказалось, кроме поиска пострадавших перед ними встала и другая сложнейшая задача.

Как вспоминает участник той операции, спасатель международного класса Сергей Цветков, космодром Байконур с первого взгляда поразил спасателей своими размерами. Огромная территория, огромные установки, огромные павильоны и цеха, предназначенные для подготовки к запуску всей необходимой техники. И вот перед специалистами МЧС - один из корпусов, "мик-113" (монтажно-испытательный комплекс).

"Представьте себе этот гигант: здание высотой около 75 метров, и периметром 360 на 360 метров, - начинает рассказ Серей Цветков. - Внутри помещение разделено на три секции, и внутри одной из них стоял комплекс "Энергия - Буран" (насколько я понимаю, тот самый, который летал в космос!). И вот нам объясняют подробности ЧС. В здании затеяли ремонт. Рабочие сняли старую кровлю, подняли наверх огромное количество рубероида, но тут пошли сильные дожди. А поскольку кровля была снята, то оставшийся утеплитель быстро пропитался водой и... на всей площади корпуса остатки крыши вместе с новым рубероидом рухнули вниз! К несчастью, внизу в этот момент,  оказалась группа рабочих. Под обломками оказалось и масса оборудования:сложные технические установки, научная аппаратура . После тщательного поиска было извлечено 7 тел пострадавших. Но, как оказалось, для нас ситуация на Байконуре на этом не закончилась".

Тогда же, весной 2002 года, представители "Росавиакосмоса" обратились к руководству МЧС с необычным предложением: не могут ли спасатели поучаствовать в восстановлении монтажно-испытательного комплекса? Необходимо  очистить всю территорию здания, включая крышу, от многотонных обломков упавшей конструкции. Спасателям предлагалась тяжелая, чрезвычайно опасная работа на огромной высоте. После серьезных переговоров, был набран коллектив из 30 человек, которые были лучшими специалистами по промышленному альпинизму. В конце мая они отправились на Байконур.

"Наша командировка была рассчитана на месяц. - продолжает Сергей Цветков. - И скажу, что мы все хорошо понимали, насколько велик риск. Каждый из нас за это время несколько раз имел все шансы сорваться вниз. Вот приведу только один пример. Там, на крыше, стояла такая металлическая перегородка, тонн на 15, наверное. И один из моих коллег, Денис Святынин, в качестве пробы газового резака, прорезал в ней такое овальное отверстие. Прошло несколько дней. И так получилось, что в процессе работы рядом с перегородкой оказался Лёха Ершов. И в этот самый момент перегородка падает на него. Что поразительно, он оказался точно в этом отверстии. И только поэтому его не придавило! Это было действительно чудо!

Надо отметить, что рабочее оборудование было, в основном, нашим. Мы летели на Байконур самолетом, куда был загружен КАМАЗ со всем необходимым. Конечно, в работе мы должны были очень точно всё рассчитывать, и всё таки непредсказуемых моментов оказалось много. Металлические конструкции были такими сложными, что порой было сложно предусмотреть все детали операции. Например, ты перерезаешь газорезкой какой-то узел, и вдруг падает деталь, казалось бы, совсем с ним не связанная. А каждая балка, представьте, весит тонн по15!!

Пожалуй, фотографии того времени более ясно передают картину того, в каких условиях мы тогда работали. Но выезд был потрясающе интересный! Сложность задач, которые перед нами стояли, наверное, мало с чем можно сравнить. Пожалуй, вот только с крайним выездом группы отряда Центроспас летом 2014 в Молдавию. Там ребятам тоже пришлось разбирать сложнейшие конструкции!

Кстати, за выезд на "техногенку" на Байконуре, я в числе других спасателей, получил очень ценную для меня награду. Сейчас "Росавиакосмос" в прежнем виде уже не существует, а тогда у него собственная ведомственная награда, которая называлась "Звезда Икара". Она очень необычной формы, в виде шестиконечной звезды. Моя медаль под номером 236, и сегодня это раритет, поскольку вскоре после нашего награждения они перестали выпускаться. Скажу, что этой наградой я особенно горжусь, т.к. заработал ее по-настоящему сложной и опасной работой."

 

Беседовала Екатерина Бобровская