На руинах Нефтегорска

22:11 • 12 Ноября 2014

На руинах Нефтегорска

Это землетрясение осталось в летописи России как одно из самых страшных. В ночь на 28 мая 1995 года о.Сахалин содрогнулся от  сильнейших толчков, эпицентр которых находился в 20 км восточнее города Нефтегорска. По шкале Рихтера  они составили 7,2 балла. Но трагедия заключалась в том, что в этом районе никогда ранее не отмечались такие явления!  Поэтому пятиэтажные жилые дома  Нефтегорска были построены без учета сейсмической опасности.... Они рассыпались полностью, словно игрушечные постройки. Под обломками погибло более 2000 человек – две третьих населения. Под тяжестью небывалой трагедии, оставшись без связи и медицинской помощи (участковая больница Нефтегорска была разрушена,  погибли 30 врачей и медсестер), город почти перестал существовать...

Оперативная группа МЧС России вылетела на место катастрофы во главе с Сергеем  Шойгу. В ее составе была и группа спасателей отряда Центроспаса под руководством начальника отряда Михаила Фалеева. На месте быстро стало понятно, что необходима дополнительная помощь. Сразу же в зону ЧС была отправлена и вторая группа спасателей. На руинах Нефтегорска началась тяжелейшая, изматывающая работа.  Слишком много погибших. Слишком мало информации о том, по каким координатам искать живых. Но, благодаря упорству и мужеству спасателей, и конечно, Божьей помощи (как о сих пор уверены многие участники той операции и спасенные ими люди) чудеса случались. Выживших жителей находили в завалах на 4, 5 и даже на 7-й день!

Вспоминает один из участников той небывалой по сложности и масштабам операции, спасатель международного класса Сергей Цветков.

"Спасти живого человека - это в нашем деле достаточно большая редкость, большая радость и большая удача.  Когда меня спрашивают: вот ты, работая спасателем, сколько людей спас? Я не могу ответить на этот вопрос, потому что действия по спасению человека в условиях ЧС - это работа большого коллектива людей.  И я - только один из них. В эту группу входят и те, кто непосредственно работает на завале, и инженеры, которые обеспечивают работу техники и оборудования, и водители, которые привозят нас на место, и даже летчики, которые доставляют нас в эту зону - все прикладывают силы для спасения пострадавших".

Как сегодня признается опытные спасатель, именно в Нефтегорске, у него очень сильно проявилось это чувство  - общности одной на всех задачи. Тогда, в 1995 году, у спасателей МЧС было ещё не много опыта работы  в условиях столь крупной "техногенки". Сам Цветков был в то время начинающим стажером, и впервые попал на ЧС, где было столько пострадавших. Но времени на рефлексию не оставалось. Надо было действовать. Под обломками зданий оставались живые люди...

" Мне очень пригодилось то, что за плечами уже был технический ВУЗ и хорошее образование. Ведь когда ты разбираешь завал - это, в общем, решение некой инженерной задачи: работа с весом, с применением рычагов и т.д. Помню, меня поставили работать в сектор, где рядом оказались иркутяне. И вот мы добрались в завале до живых людей, это была семейная пара. И находилась она в пространстве, ну, пожалуй, размером с холодильник. Землетрясение настигло людей ночью, поэтому муж с женой лежали в кровати, причем мужчина был абсолютно цел, а женщине обе ноги придавило упавшей стеной. Нашли мы их на 4-й день! Каково же было наше удивление, когда муж - только мы пробили дыру в бетоне - первым делом попросил курить.  Помню, мы были просто потрясены! Ведь человек находился в завале без еды и воды несколько дней!"

И всё же ситуацию запомнилась Сергею Цветкову  совсем не этим. А трогательной верностью мужа своей жене даже в таких страшных обстоятельствах.

"Когда мы расширили отверстие и сказали, что он может вылезать, представляете, мужик отказался. Заявил, что без своей Любы никуда не пойдет. Вот так! Мы еле-еле уговорили его освободить место, чтоб нам было удобнее доставать его жену. А дальше? Дальше я и доктор из числа иркутян залезли в эту нишу. А там ведь, в завале, абсолютная темнота, всё на ощупь. Не очень понятно, в каком положении находится пострадавшая. После тщательного обследования ниши мы поняли, что нам очень мешает ковер, который там висел. Поэтому мне снаружи передали ножи, чтобы его перерезать. И вот тогда я первый раз столкнулся с тем, насколько большие трудности создают в завале всякие спрессованные вещи. Просверлить или разрезать их гораздо труднее, чем бетон. В этом мы с ребятами потом сто раз убедились! Об этот ковер лезвие тупилось уже через 10 см! Помню, я тогда использовал целую охапку ножей. Ну, ладно, справились мы с этой проблемой, а что делать с придавленными ногами женщины? Ведь, по сути, на ней, сверху, лежало  полдома. Тогда мне этот Саша, доктор , говорит: давай готовься, сейчас мы операцию будем делать, прям здесь, в завале. Какую? По ампутации, конечно! Но тут уж я уперся: нет, будем доставать. Как спасатель, я был тогда ещё слишком неопытен, и ни глубоких медицинских знаний, ни опыта у меня не было. К операции в завале, в грязи и темноте, я был явно не готов! Так что стали мы разбирать завал (ушло на это несколько часов), женщину достали и отправили в больницу.

И знаете, почему этот случай так глубоко запал в душу? Потому что через несколько лет, в честь какой-то годовщины по поводу землетрясения в Нефтегорске, я вдруг увидел по телевизору эту пару. Что было совершенно потрясающе, так это то, что эта спасенная нами женщина позднее, уже без ног, родила ещё двоих здоровых детишек. И мне было очень приятно, что я тоже приложил свои силы к тому, чтобы эта семья осталась в живых!" 

 

Екатерина Бобровская