В Синайской пустыне

15:56 • 24 Ноября 2015

В Синайской пустыне Фото: Николай Богданов

Лицо полковника Анатолия Саввина, заместителя начальника Центра «Лидер», возглавившего оперативную группу, направленную в Египет, потемнело от яркого солнца. А в глазах застыла боль от увиденного и пережитого.

— Задачу отправиться в Египет в район катастрофы лайнера мы получили вечером 31 октября, — рассказывает Саввин. — В оперативную группу вошли 40 человек. Мы взяли с собой два КамАЗа с необходимым оборудованием и снаряжением.

Сборы в дальнюю дорогу проходили быстро. В Центре «Лидер» накоплен немалый опыт работы на авиакатастрофах. Например, в ноябре 2013 года военные спасатели выезжали в Казань, где при посадке разбился самолет Boeing 737 авиакомпании «Татарстан», выполнявший рейс из Москвы. Тогда погибли 50 человек.

В 12.30 отряд отправился в подмосковный аэропорт Раменское, откуда вылетел в Каир.

 

Марш-бросок в пустыню

В столицу Египта прибыли ранним утром 1 ноября, перед самым рассветом. К тому моменту уже было известно, что выживших в катастрофе нет. Руководитель операции с российской стороны, директор Департамента пожарно-спасательных сил и специальных формирований МЧС России Александр Агафонов, уточнил задачи спасателям, после чего, получив вооруженную охрану, отряд совершил 365-километровый марш в Синайскую пустыню. В тот день работы выпало водителям КамАЗов Роману Быстрикову и Артему Свиридо.

— Совместный базовый лагерь, включающий модули и палатки под штаб операции, для отдыха, столовой, бани, для сотрудников Следственного комитета, спецслужб развернули у обнаруженного крупного фрагмента сгоревшего А321, — говорит начальник штаба отряда подполковник Николай Богданов. — Связистом Александром Петровым был немедленно установлен контакт с оперативными группами МЧС, работавшими в Каире, Шарм-эль-Шейхе и Хургаде. Охрану лагеря взяли на себя вооруженные египетские военные, однако ночью выставлялось дежурство и из сотрудников «Лидера».

 

Район поиска

К активной фазе поисковых работ военные спасатели «Лидера» приступили с утра 2 ноября. Развернувшись в цепь, они обследовали порядка 15 кв. км. Обнаружили отдельные вещи и документы погибших. Одновременно определялись координаты найденных крупных частей авиалайнера.

— Особенно больно было находить вещи, принадлежащие детям, — говорит спасатель Максим Маховиков. — За что расправились с невинными душами?

Постепенно район поиска расширялся. По распоряжению Владимира Пучкова, посетившего район катастрофы, на втором этапе зона поиска расширилась до 20–30 кв. км, на третьем — до 40 кв. км. Связано это было с большим разбросом частей авиалайнера, личных вещей погибших пассажиров. При этом применялись новые технологии в виде беспилотной авиации, космического мониторинга и прогнозирования мест возможного нахождения фрагментов самолета, тел погибших и их личных вещей. Производилось обследование горной местности с применением альпинистского снаряжения. Спасателями были найдены паспорта, удостоверения личности, студенческие билеты.

Даже при наличии современной техники и технологий на людей легла колоссальная нагрузка. Поисковые группы возглавляли полковник Алексей Таранюк и майор Петр Гриценко. Они меняли друг друга: пока одна группа работала в пустыне, другая обеспечивала базовый лагерь. И наоборот. В базовом лагере еду для спасателей готовил повар Олег Филиппов.

 Рабочий день начинался с 6 утра. Через час, в 7 утра, спасатели были уже в пустыне и работали до 13 часов. Затем объявлялся перерыв, так как становилось особенно жарко — температура поднималась выше 35 градусов. Поднятая ветром пыль, казалось, проникала всюду. Далее работы продолжались до 18 часов, а потом в пустыне стремительно темнело и холодало. Ночью температура падала до 6–8 градусов.

 

Возвращение

После того как стало ясно, что новых находок не будет, а все поставленные задачи выполнены, отряд стал собираться в обратную дорогу. Было решено по-своему проститься с погибшими в катастрофе и отдать дань их памяти. Спасатели вместе с представителями египетской стороны выстроились у самого большого фрагмента сгоревшего лайнера, объявили минуту молчания и возложили цветы.

16 ноября оперативная группа Центра «Лидер» вернулась в Москву. В аэропорту отряд встретил начальник Центра полковник Игорь Кутровский, который поблагодарил всех за высокий профессионализм и качественное выполнение поставленной задачи. По его распоряжению всему личному составу были предоставлены несколько дней отдыха. С людьми, пережившими невероятные физические и психологические нагрузки, начали работать психологи.

Полковник Анатолий Саввин упомянул лишь несколько имен отличившихся в работе на Синайском полуострове: это старшие лейтенанты Роман Воронцов, Арман Саноян, Руслан Мурадов, лейтенант Роман Бушков. Но добрых слов заслуживают все спасатели, проявившие в нелегких условиях высокий профессионализм и выдержку.

Сергей Князьков

О ходе поисковой операции на Синайском полуострове газете «Спасатель МЧС России» рассказал участник событий, спасатель международного класса отряда Центроспас Николай Никитенко:
— К нашему приезду египтяне уже убрали крупные фрагменты самолета. Места падения обломков были известны, поэтому и район поисков был определен. Мы собирали все, что находили, и сдавали находки под опись представителям египетской стороны. Менять положение частей самолета мы не имели права. Изучением их, равно как и других технических факторов, занималась египетская сторона. Мы поднимали обломки, если в том возникала необходимость, и аккуратно клали их на прежнее место.     Основной метод поиска был таков: мы растягивались в цепь и прочесывали местность. Поиск вели визуально, без применения технических средств. Два дня обследовали равнину, а на третий день поехали в горы. Там нашли много вещей, относящихся к крушению.                                                    Каждый спасатель прошел за эти дни примерно по 45 км. Физически особо сложной работы и не было — мы просто шли по пустыне. Там просторы большие, настоящий лунный пейзаж. Теряешься в нем. И, конечно, в голове у всех крутилось: из-за чего все это произошло?                                       Психологически тяжело было, но я двадцать лет работаю спасателем, поэтому чувства немного притупились. Однако я все равно не смог сдержать слез, когда под обломком крыла мы нашли тело ребенка...                                                               Безопасность работ обеспечивала египетская армия. Наш лагерь в ночное время был окружен тройным кольцом оцепления. Непосредственно вокруг палаток ходил патруль из двух человек, по углам нашей территории были устроены посты. Над районом поисков постоянно барражировал вертолет египетских ВВС.   Правда, в первый день поиска наша охрана нас потеряла. Мы слишком неожиданно для них ушли в пустыню на работу. Во второй день мы выехали двумя группами на поиск, а сопровождающий джип был один. Им пришлось нелегко, когда они выбирали, за кем ехать. А когда мы полезли в горы, они за нами не пошли, а устроили наблюдательный пункт на самой высокой точке и следили за нами оттуда.                                                                                Отношения с египетскими коллегами сложились хорошие. Один из офицеров охранения учился в свое время в Санкт-Петербурге. Так он нас приветствовал словом «земляки».

 

Чтобы укрепить боевой дух спасателей, 13 ноября генерал-лейтенант Александр Агафонов предложил им написать стихи о работе на Синае. Поначалу эту идею восприняли скептически. Но потом она захватила всех. И пускай в незамысловатых подчас стихах хромает рифма, подкупают искренность чувств и переживаний. Вот что написал победитель конкурса сержант контрактной службы Иван Маняев.

 

В краю песков, безмолвно и уныло,

на стыке двух материков

раскинулась Синайская пустыня

вдали от сел, станиц и городов.

 

Здесь было пусто, тихо, нелюдимо.

Ничто не предвещало здесь беды.

Но мы не боги: смерть неуловима,

и перед ней, к несчастью, все равны.

 

И все случилось вдруг в одно мгновенье…

Все их надежды и мечты

разбиты оземь, и в забвенье

их имена устремлены.

 

Когда их души к солнцу обратились,

взошла на небо новая звезда.

Покойтесь с миром! Ведь пока мы живы,

Мы будем помнить вас всегда!

 

Начальник отдела информации отряда Центроспас Николай Никитенко сочинил это стихотворение на месте трагедии.

 

Я не знаю тебя, МАЛЫШКА...

Как же так? Почему? Зачем?!!

Спать заставила черная вспышка

И укрыла в вечности тлен.

 

Этот тлен пусть увидит весь мир!

Видит русский, еврей, гринго…

А тебе... не пить рыбий жир,

Не взрослеть и не ждать БИНГО.

 

Ты теперь ветер и вьюга.

Ты песок, снег... Ели шишка)))

Ты найди себе доброго друга.

Ты прости нас, прости... МАЛЫШКА.

Фото