Работы на месте крушения Ту-154

13:49 • 17 Января 2017

Работы на месте крушения Ту-154 Фото: Владимир Веленгурин

Россия попрощалась с погибшими в результате крушения Ту-154 под Сочи. Состоялись похороны большинства погибших при крушении, в том числе, общественного деятеля Елизаветы Глинки и художественного руководителя ансамбля им. Александрова народного артиста РФ Валерия Халилова.  По словам членов правительственной экспертной комиссии, информация с черных ящиков потерпевшего крушение самолета будет, ориентировочно, расшифрована к концу января.

В специальном интервью порталу «МЧС Медиа» начальник управления первоочередных аварийно-спасательных работ в зонах ЧС ЦСООР «Лидер» МЧС России, старший аэромобильной группировки ЦСООР «Лидер» в Сочи подполковник Петр Гриценко рассказал, чем поисковая работа на месте крушения Ту-154 была непохожа на другие операции такого рода. О своих принциппах жизни и профессии Петр Гриценко рассказал "МЧС Медиа" для рубрики "Лица МЧС".  

Петр Гриценко был старшим аэромобильной группировки Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» в Черном море. В операции принимали участи 12 водолазов центра.

Сначала несколько отрядов, у которых было соответствующее оборудование, занимались, с помощью гидролокатора бокового обзора, поиском места, где затонул упавший в море самолет. После того как один из отрядов обнаружил место работ, были обозначены конкретные точки GPS. Затем водолазы осуществили подъем фрагментов самолета. На дно был спущен подводный аппарат, который искал черные ящики и приборы. Если он что-то находил, к нему по сигнальному концу спускался водолаз и поднимал наверх найденные части самолета и фрагменты тел погибших. Черные ящики нашли поисковые отряды министерства обороны.

Водолазы «Лидера» обнаружили турбину Ту-154. Она стала первой частью самолета, которую подняли на поверхность. Водолазы «Лидера», непосредственно, занимались ее подъемом и дальнейшей передачей на плавкран. На появившихся на федеральных каналах популярных кадрах запечатлен именно этот процесс.  

Турбина стала первым крупным элементом Ту-154, извлеченным из воды 

Фото: Владимир Веленгурин

Конечно, мы нашли и останки погибших, очень много. Двое водолазов в нашей группе были на такой поисковой операции впервые – и психологически справились, честно работали наравне со старшими. Я этим выездом как старший группы доволен. Именно работой ребят - «доволен» в этом контексте вообще слово неподходящее, это большая трагедия для всей страны, для всех нас - но работу именно своих специалистов я оценил бы «на отлично».

Водолазная группа «Лидера» работала в Черном море 5 дней. Спасатели погружались на глубину около 20 м – средняя глубина погружения. Изначально в центр поступила информация, что работа будет вестись на глубине порядка 60 м, поэтому на задание поехали только штатные водолазы, допущенные до работы на такой глубине –– максимально допустимой для погружения на сжатом воздухе без глубоководного оборудования.

У поисковой операции под Сочи, по словам Петра Гриценко, была уникальная особенность. Спасатель с колоссальным стажем поисково-спасательных операций международного масштаба, он впервые за годы службы увидел именно здесь.

В акватории Черного моря одновременно работало, во-первых, колоссальное количество специалистов.

Такое последний раз на моей памяти было в поисковой операции на теплоходе «Булгария» в 2011 году, но тогда там были только водолазы МЧС.

Под Сочи же вместе – и это стало второй особенностью операции - бок о бок работали сотрудники разных ведомств. В одной акватории океанские корабли министерства обороны стояли бок о бок с надувными лодками и спасательными водолазными катерами. Это создавало свои особенности в работе.

Под Сочи бок о бок работали сотрудники разных ведомств

Фото: Владимир Веленгурин

Когда мы нашли точное место, куда упал самолет, оградили территорию и начали поиск, получилось, что в одном месте скопилось много судов и специалистов разных ведомств. Концентрация внимания была предельно высока: один расчет, например, поднимает турбину, второй тут же рядом поднимает фрагменты обломков, и ты постоянно следишь, чтобы кто-то не оказался под турбиной, которая не дай бог сорвется. Таким образом, ты следишь за своей безопасностью, за безопасностью товарища и из своего, и из чужого подразделения.

В ходе этой поисковой операции можно было увидеть, как инновации шагнули в жизнь спасателей. Для поиска применялись роботы – подводные управляемые аппараты. Поэтому абсолютно нормальной ситуацией было, по словам Петра Гриценко, услышать от водолаза с глубины: «Я вижу робота» и ответить ему: «Ну, ничего страшного, следи за частотой сигнального конца, чтобы вы не переплелись вместе, и продолжай работу».

Другая особенность, продиктованная характером чрезвычайной ситуации, – высокая скорость работ. Как всегда, когда случаются такие катастрофы, говорит спасатель, все хотят поскорее узнать результат: найти тела погибших, обнаружить черные ящики. Эта скоростью, уверен специалист, таит в себе и угрозу – в этом случае нужно с удвоенной бдительностью следить за тем, чтобы не было нарушений требований безопасности, чтобы «спасатель сам не стал спасаемым».

Несмотря на необычность ситуации, специалисты разных ведомств вместе справились с работой, считает спасатель – травм никто не получил и поисковая операция по поиску фрагментов самолета и останков потерпевших при крушении Ту-154 в акватории Черного моря, к настоящему моменту, полностью выполнена.