Эра информационного хаоса

16:30 • 13 Апреля 2018

Эра информационного хаоса

Наша власть боится протестов. Старается их гасить, не допускать. Глушить и успокаивать — я это ви­дела в реале, на площади перед кемеровской администрацией.

Проблема в том, что митинги сегодня идут не только на улицах, но и в соцсетях и мессенджерах. Это людское море криков бушует сутками, не останавливаясь, в нем невозможно или трудно доказать правду, оно меняется по законам бегущей толпы. В нем предпочтительнее лгать — ложь ярче (чем чудовищнее, тем скорее в нее верят, сформулировал однажды доктор Геббельс), и получается: самые яркие лгуны воздействуют на принятие властью решений.

Я перечислю все фейки кемеровского пожара и покажу, куда они привели нас.

Трупов 400, власть их прячет на хладокомбинате, у родственников сожженных берут подписку о неразглашении (скрывают!), у жителей окрестных домов изымают телефоны (искали съемки пожара).

Сюда же: Тулеев на пожар не приехал (его вообще-то глава МЧС просил: не мешайте, там каждая минута важна).

«Деток заперли, они звонили, что их заперли, билетерши были в сауне!» — это день первый, второй, третий. Билетерш, кстати, в тот момент запросто могли линчевать.

Тулеев перечислил однодневный заработок (как так можно лгать-то?), не встал на митинге (все в Кузбассе знают: он вернулся из Германии на инвалидном кресле), обозвал родственников бузотерами (правда, родственников на митинге почти не было) — день четвертый, пятый.

Полился поток информационных фекалий с обвинениями в трусости (это Амана, который трижды шел к террористам и освобождал заложников) и бездушии (человека, у которого сгорела в этом проклятом третьем кинозале родственница — Вика Почанкина).

Я специально смотрела, кто глумился больше всего: блогеры из Москвы и Волгограда патриотической направленности. Не зная и не принимая правды, своей ложью и плевками они решили судьбу Кузбасса, устранив по факту последнего губернатора-социалиста, устроившего у себя патерналистский анклав по типу СССР.

Красные идиоты сняли красного. Моськи — слона.

Нравится такая ситуация, когда решения, непосредственно вас касающиеся, будут приниматься с голоса посторонних неинформированных, но горластых и предвзятых?

Нравится, конечно!

Если вы заказчик или дирижер в этом хоре.

Скрепя сердце должна констатировать: в освещении трагедии СМИ были почти выключены из распространения информации.

Это не «Курск», когда на нас смотрели с безумной надеждой: «Они еще живы, стучат, напишите, спасайте!!!», и не Беслан: «Мой мальчик так хотел жить, пусть никогда больше не будет так...»

Здесь родственники попросили оградить их от прессы, а сами начали вещать в прямом эфире в «Инстаграме», стали сами себе — рупоры правды.

СМИ, высунув язык, бегали и проверяли фейки, а СК сливал эксклюзив не им, а в «Телеграм» и родственникам погибших, которые тут же начинали вести эфир в интернете.

При этом, как непрофессионалы, они плодили еще фейки: тот же Игорь Востриков и рассказывал, что «всех погибших нашли в кинозале» (откровенная неправда), и обвинял невинных людей в том, что они подставные. Потом извинялся.

Мне скажут: так ведь СМИ тоже петляют, дают то одну, то другую версию.

Но мы говорим, что это версия, мы ее проверяем, нас этому учили, у нас есть этика и правила.

У нас, извините, есть мозги — в отличие от дилетантов, которые говорят, что власть убила детей, потому что тушила не вертолетами, а водой, и называют отсутствие краски в школьном принтере в штабе преступной халатностью.

Кончилась эра СМИ. Настала эра хаоса.

И в этой мутной воде кто-то делает свое дело. Разное. Грязное. Вбрасывает ложь, помои и яд и ждет: как отреагирует общество? А как — власть на реакцию общества?

Профессиональные журналисты — пятая нога в этом танце глупости, истеричности, подлости, эмоций, заблуждений и страсти.

Одна баба сказала — как основной ис­точник массовой информации.

Королевство кривых зеркал.

Ульяна Скойбеда