Своих в беде не бросаем

Авиация МЧС доставила пожарного пострадавшего во Владикавказе на лечение в Санкт-Петербург

15:00 • 02 Ноября 2018

Своих в беде не бросаем Фото: Степан Змачинский

Возгорание на заводе «Электроцинк» произошло в ночь на 21 октября. Его площадь достигла 4,5 тысячи кв. м. Для ликвидации огня привлекались 146 человек. В результате пожара один огнеборец погиб, еще двое пострадали. Один из них — Важа Чабакаури. Он получил ушиб головного мозга средней степени тяжести, перелом свода и основания черепа, компрессионно-оскольчатые переломы позвонков.

В пожарной охране огнеборец почти пять лет. За эти годы боец пожарно-спасательной части № 11 Владикавказа проявил себя как настоящий профессионал.

В полете с разрешения медиков мы смогли пообщаться с пожарным.

— Когда я в первый раз заступил на боевое дежурство, последовал вызов на возгорание дома, — рассказал Важа Чабакаури. — В следующую смену горел завод. На третью смену опять горел дом. На работе даже начали подшучивать: «Ты с собой пожары принес».

Сержант Важа Чабакаури был среди тех, кто эвакуировал заблокированных на крыше посетителей торгово-развлекательного центра «Алания Молл» во время пожара ТРЦ 28 декабря 2017 года. Тогда он был награжден медалью МЧС России «За отвагу на пожаре» за грамотные действия при тушении пожара, а также за заслуги в реализации единой государственной политики в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, обеспечения пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах. Важа Чабакаури женат, у него трое детей, 10 лет Еве, 8 лет Софии и 2 месяца исполнилось Левану.

Он работал много и всегда с полной отдачей. Неудивительно, что Важа Чабакаури был в числе первых, кто отправился на разведку во время пожара в помещении электролитного цеха завода «Электроцинк». С ним были Роман Щепановский и Александр Ермаков. В этот момент обрушилась стена, под обломками которой оказались огнеборцы. Чабакаури и Щепановский получили ранения. Александр Ермаков погиб.

На грани риска

— Сообщение о пожаре поступило глубокой ночью, — вспоминает Важа. — Мы были готовы к любому развитию событий, потому что завод «Электроцинк» напичкан взрывоопасными веществами. Развернули две линии, и в какой-то момент я увидел, что прямо над Александром Ермаковым стена наклонилась. Она была примерно 20 м в длину, а в высоту сравнима с пятиэтажным зданием. Я побежал к нему, чтобы предупредить об опасности, закричал: «Стена отходит, нам надо уходить!» И в этот момент конструкция рухнула. Пришел в сознание только по дороге в больницу, в карете скорой помощи. Я был полностью экипирован, с подстежками, в боевой амуниции, в дыхательном аппарате, в каске. От неминуемой гибели меня спас дыхательный аппарат, благодаря ему меня не переломало. Рому Щепановского только зацепило, госпитализация ему не потребовалась.

Сопровождал Важу в полете двоюродный брат Руслан Ханикаев. Как он признался, до этого никогда не летал на самолетах, но здесь особый случай.

— В тот день, когда произошла трагедия, мы с Важиком должны были ехать в село к дяде помочь по хозяйству, — рассказал Руслан Ханикаев. — Поездку пришлось отложить. Я приехал в больницу, увидел брата — руки-ноги перебинтованы. Аж слезы навернулись. Я с особым уважением отношусь ко всем пожарным и спасателям, у них очень опасная профессия, каждый день рискуют. Хотел бы пожелать всем им крепкого здоровья, удачи, везения, ну а брату скорейшего выздоровления

На фото: Рядом с братьями во время полета находилась психолог отдела экстренного реагирования Центра экстренной психологической помощи Ольга Подгорнова

— Сегодняшний рейс для меня является довольно трудным и специфическим, — прокомментировала Ольга Подгонова. — При выполнении боевой задачи пострадал наш сотрудник. Одна из главных задач — помочь восстановлению его здоровья, чтобы он вернулся к исполнению своих профессиональных обязанностей. А для этого необходимо восстановить не только физическое состояние, но и психоэмоциональное здоровье.

Экстренный рейс

Состояние пациента врачи оценивали как тяжелое, требующее срочной высококвалифицированной медицинской помощи. Для перевозки пожарного использовался самолет Sukhoi Superjet-100 Авиационно-спасательной компании МЧС России, оснащённый современным оборудованием и специальным медицинским модулем, аппаратом искусственного дыхания и кардиомониторами, которые позволяют поддерживать состояние пострадавшего во время полета.

 

Александр Васильев, анестезиолог-реаниматолог отряда Центроспас МЧС России, оценил санитарную эвакуацию как штатную:

«Пациент — наш коллега, пожарный. Он получил комбинированные тяжелые травмы. Мы его эвакуировали для дальнейшего лечения и реабилитации. При поступлении во время транспортировки состояние пациента оценивается как средней тяжести, в полном и ясном сознании, контакте, адекватном, со стабильными показателями. Санитарная эвакуация проходила в штатном режиме без ухудшения. По прилёту в Санкт-Петербург, скорая ВЦЕРМа врачебная бригада транспортировали в госпиталь»
Александр Васильев,
анестезиолог-реаниматолог отряда Центроспас МЧС России

На протяжении всего авиарейса пациента и его родственников сопровождали специалисты отряда Центроспас, Всероссийского центра медицины катастроф «Защита» Минздрава РФ и психолог ЦЭПП МЧС России.

На фото: Алексей Фаренков, врач скорой помощи отряда Центроспас МЧС России

«Это наша гордость, наши медицинские модули были придуманы и реализованы специалистами отряда «Центроспас» совместно с инженерами Казанского вертолетного завода. Это полностью отечественная разработка, которая позволяет эвакуировать больного самолетом практически в любом состоянии тяжести. Во время когда произошла страшная трагедия, пожар в клубе «Хромая лошадь» в декабре 2009 года, в то время существовала проблема перевозки тяжелых больных, которым требовалась специализированная медицинская помощь. Тем более на фоне реформы здравоохранения, которая связана с централизацией медицинской помощи и такие большие пространства нашей страны не позволяли обеспечить всех и вся квалифицированной медицинской помощью. И вот тогда придумали универсальные модули, которые можно поставить в штатный вертолет Ми-8, которых очень много по стране, а также в штатный самолет. И таким образом решается задача по санитарной эвакуации. Этот модуль ставить в вертолет, либо же самолет, обвешивается специальной аппаратурой и вертолет или самолет превращается в летающую реанимацию»
Алексей Фаренков,
врач скорой помощи отряда Центроспас МЧС России

В Санкт-Петербурге пожарный пройдет специализированное лечение во Всероссийском центре экстренной и радиационной медицины им. А. М. Никифорова МЧС России.

 

Справка:
       В ночь на воскресенье 21 октября 2018 года в 03:16 поступило сообщение о возгорании на заводе «Электроцинк». В 13.12 пожар площадью 4500 кв. м. был локализован. Всего в ликвидации привлекалось 146 человек,42 единицы техники. От МЧС 102 человека и 29 единиц техники. Для тушения был задействован пожарный поезд, который прибыл из КБР. В результате пожара один человек погиб, еще двое пострадали. В настоящее время выясняются причины пожара на заводе «Электроцинк». Следственный комитет республики проводит проверку.
       Из-за пожара на заводе «Электроцинк» остановилась треть цинковых мощностей России. Завод был полностью остановлен минимум на два месяца, восстановление сгоревшего электролитного цеха займет от шести до восеми месяцев. Завод «Электроцинк» занимает 70 га в черте Владикавказа. Это крупнейшее промышленное предприятие Северной Осетии, на нем трудятся 1800 человек. Завод начал работу еще в 1904 г. и стал первым в России производителем цинка. В 1934 г. на нем заработал электролитный цех, в честь которого предприятие получило свое нынешнее название. Этот цех и сгорел в ночь на воскресенье 21 октября. «Электроцинк» с 2003 г. входит в состав Уральской горно-металлургической компании (УГМК) и является одним из двух российских производителей цинка. Мощность Челябинского цинкового завода (также принадлежит УГМК) по выпуску цинка — 180 000 т в год, «Электроцинка» — 95 000 т (в 2017 г. выпустил 73 676 т). Получается, свыше трети цинковых мощностей России несколько месяцев будет простаивать.
Фото