Комплексная безопасность

Спасательная элита

10:40 • 25 Ноября 2020

Спасательная элита Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России

Государственный центральный аэромобильный спасательный отряд МЧС России «Центроспас»  — это структурное подразделение МЧС России;  отряд профессионалов, которые заточены для проведения поисково-спасательных работ  абсолютно любых видов и масштабов при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера, а также для оказания помощи мирному населению в «горячих точках».

Александр Иванюсь, заместитель начальника отряда «Центроспас», числится в рядах отряда с самого его основания в 1992 году.

Для меня «Центроспас» - это элита всех спасательных отрядов не только в России, но и в мире. Здесь я себя чувствую, как дома. Честно - для меня это родной дом. Может быть, потому, что я здесь с основания. На моих глазах ребята мужали и из пацанов становились настоящими мужчинами. На ЧС часто бывает, что они не спят по двое суток. И тогда буквально силой заставляешь их поспать хотя бы пару часов. Но только отвернулся, смотришь - их уже нет. Как они работают - это надо видеть. И лучше наших спасателей нет во всем мире. Поверьте.
Александр Иванюсь

В книге «МЧС глазами сотрудников. Выпуск 2», Александр делится воспоминаниями о гуманитарной миссии медиков «Центроспаса» в Афганистане. После правления талибов там было все разрушено.

Расположились мы на месте бывшей воинской части. Большие проблемы были с разминированием. Вроде саперы все проверили, а когда стали уезжать, обнаружили еще несколько противотанковых мин. Причем одна из них находилась прямо под операционным блоком. Площадка была окружена домами-мазанками. Внешнюю охрану осуществляли местные, а внутреннюю  - ребята из Самары. Мы там находились полностью на автономном режиме, Самые большие трудности были с водой, Пришлось договариваться с местными и у них брать воду. А платить приходилось либо лекарствами, либо дополнительным лечением. А что делать? Вода - это главное, особенно у медиков.
После правления талибов в течение лет шести или восьми там не было практически никакой медицины. Мы увидели такие болезни, которые изучали в институте только теоретически, атласам. В цивилизованном мире их уже нет, а тут - классический вариант. Нам на практике пришлось изучить всю медицинскую энциклопедию. Народ у них крайне забитый, но к нам отношение было очень доброжелательное. Они увидели, что мы приехали действительно помогать, и потом говорили, что думали о русских лишь как о врагах, а оказалось наоборот.
Однажды к нам буквально на руках принесли молодую женщину, из которой местный мулла изгонял беса. Он бил ее палкой по голове так, что у нее случился отек мозга, и мы уже ничем не смогли помочь. Вообще с лечением женщин поначалу возникали проблемы. У них же не положено обоим полам находиться вместе. Пришлось разделить дни приема. Но вместе с женщинами приходили их мужья, которые были против осмотра их жен врачами-мужчинами. Доходило до абсурда, когда медсестра вела прием, осматривала женщину, а врач сидел снаружи за палаткой. Благо у нас медсестры очень грамотные, не каждое лечебное учреждение имеет такой квалифицированный персонал. Правда, после месяца работы доверие к нам возросло, но мы все равно опасались "женских" дней, так как местные женщины оказались весьма агрессивными. И их можно понять. Ежедневно на прием приходило до четырех тысяч человек. Даже из Пакистана шли люди. Местная охрана держала их неподалеку от нашего лагеря, а на территорию пускали небольшими группами по 20-30 человек. Смотрим, а их все больше и больше. Оказывается, женщины, чтобы попасть к врачам, прорыли лаз под глиняной стеной. Причем лаз довольно большой, но, главное, они каким-то образом сумели разорвать колючую проволоку. Даже наши ребята удивились, когда узнали.
И еще интересно. Вот сидят они на корточках, на всех паранджа, ожидают очереди. И стоит только охраннику отвернуться, как кто-нибудь из конца очереди перебегает в начало и точно так же садится. Лишь бы попасть к русскому врачу. А через два месяца в Афганистане произошло землетрясение. И мы опять туда поехали. Это был горный Афганистан, и нам предстояли сложности при транспортировке. Горные дороги глинистые, в оползнях, КамАЗы, в которых находились техника и люди, шли юзом. Каждый подъем давался с огромным трудом. Так что каждая командировка особенная, каждая остается в памяти, хотя цель всегда одна - спасти и вылечить людей.
Александр Иванюсь