Комплексная безопасность

Екатерина Маклакова

14:16 • 23 Апреля 2013

Екатерина Маклакова

Об этой девушке даже бывалые спасатели говорят с особым уважением. Екатерина – личность в кинологических кругах известная. В рядах МЧС она с 1999 года, и повидала за это время не одну ЧС. Правда, коллеги по-старинке говорт, что она из Екатеринбурга. А Маклакова, между тем,  уже несколько лет живет в Казани, т.к. вышла «туда» замуж. Можно было даже и не гадать, что за сотрудника МЧС (и тоже кинолога!): когда у женщины такая любовь к профессии, жить она сможет только со «своим». Разве можно заставить такую смелую и решительную натуру  все бросить и сидеть дома?

Собаки стали ее страстью с детства.  Как говорит Екатерина, она и образование уже выбирала сознательно: ветеринарный фельдшер-кинолог, потом – ветеринарный врач. Понятно, что после этого вопрос о выборе, собственно, места работы был почти риторическим: там, где больше всего нужны кинологи.

Она жила тогда еще в Екатеринбурге, и так совпало, что как раз по окончании учебы Маклакова узнала, что в региональном отделении МЧС начинают формировать кинологические расчеты.  Вот так и случилось, улыбается Екатерина, что работу она и не искала – та сама ее нашла.

- Это всегда большое счастье – знать, чего ты хочешь. Катерина,  Вы ощущаете себя счастливым человеком?

 - Я занимаюсь любимым делом. То, что я буду работать с собакой, было мной решено изначально, и мне было не так важно, где я найду себе применение. Это могло быть не только МЧС, но и, скажем, МВД.

Сейчас моей собаке Юге  уже 8 лет. Мы уже по-настоящему слаженная команда.  Но начинала я не с ней. Работаю я с 1999 года, и до этого у меня были и другие собаки. Конечно, когда они стареют, это очень тяжело. Особенно, если это не штатные, а личные собаки. Вот, например, со служебным спаниелем я рассталась просто потому, что я вышла замуж и  переехала в другой город. Юга тогда была молодая, а главное – личная, и мы переехали вместе  с ней.

Поскольку мой муж тоже кинолог, то  теперь у нас 2 собаки (смеется). И мы, конечно же, часто бываем в командировках по работе. Когда встречаемся – получается, что и дома говорим о кинологии, обсуждаем разные ситуации. С одно стороны, говорят, хорошо, когда семья объединена общим делом, но с другой – получается, что и рабочие проблемы мы тащим домой. Вместе с собаками (смеется).

- Как женщина, чем еще любите заниматься?Шить,готовить?

- Как женщина? Я люблю горные лыжи (смеется). Это сильное, безумное увлечение, многолетнее, в 2000 года, когда я еще жила на Урале. Сейчас, когда я переехала в Казань, с лыжами стало сложнее. Но это такое же любимое занятие, как и кинология!

- А Вы вообще в детстве в куклы – то играли?

- Да, лет до девяти. А потом все время с собаками возилась.

- На одном из соревнований МЧС я обратила внимание, что среди кинологов очень много женщин. Это сегодня тенденция такая?

- Ну, женщин кинологов вообще много, даже за рамками МЧС. Да, работа не из легких, но я так скажу – много на свете тяжелых женских работ. Наверное, нравится, раз работают. Но я даже когда училась еще, было заметно, что кинологов – мужчин в разы меньше.

- Все время быть с собакой – это любовь или уже профессиональная привычка?

- Для меня это однозначно любовь. То есть где бы я ни работала, животное все равно у меня будет. Но, конечно, в семейную собаку, личную,  надо вкладывать гораздо меньше сил, чем в служебную. Скажем, у рабочей собаки и навыки-то надо вырабатывать совсем другие – домашнюю стараешься выдрессировать, чтоб поменьше лаяла, а поисковую – наоборот. Она должна громко и долго лаять, чтобы привлечь внимание к нужному месту. Кроме того, мы учим собаку относится к людям абсолютно доброжелательно, иногда, в городских условиях, это становится даже неудобно, т.к. многие пугаются такого собачьего внимания.

- Скажите, а близкие  - родители, друзья - одобряют Ваш выбор профессии?

- Маме сначала это все не очень нравилось. Родители  и собаку домой брать не хотели. Ну а, кроме того, вопрос образования обсуждался очень бурно.. Ведь ветеринарный фельдшер-кинолог – это среднее образование, а у нас в семье все, как правило, с высшим юридическим, фактически, династия. И вдруг – кинолог. Да еще и учиться я уезжала в Екатеринбург (а семья жила в Челябинской области). И знаете, я бы тогда, в 1996 году, тоже пошла на юрфак. Уже и документы были готовы, но тут как раз появилась эта информация о кинологах. Сейчас, конечно, родители  уже не считают, что все не так. Они отлично видят, что я состоялась в профессии и рады за меня. Да и мнение я свое отстоять могу!

- Работа в такой структуре, где постоянно сталкиваешься со стрессом, с тем или иными ЧС, наложила отпечаток на характер?

- Думаю, да. Я стала резче, и, пожалуй, жестче. Но муж принимает меня такой, какая я есть, и, конечно, даже речи нет о том, чтобы поменять работу.

- А какие стороны вашей профессии Вас напрягают, что-то, может быть, хотелось бы изменить?

- Есть много вещей, не связанных с собаками, какие-то организационные вещи. Да и время я не могу распределять так, как хотелось бы. Но это все естественно, если ты работаешь в государственной структуре. Кто не готов принимать такие минусы – тот уходит и работает на себя.

- Какая ситуация, несмотря на то, что повидали Вы многое, все же врезалась в память? Что Вы тогда чувствовали?

- Это было не с Югой, а с моей прежней собакой – спаниелем. Ситуация была такая – в городе рухнул этаж дома, и он упал на магазин, около подсобного помещения,  а было время пересменки, и было неизвестно, находились ли там люди. Когда я приехала туда с собакой, стало ясно, что ей придется работать там, куда я заглянуть и пройти не смогу. В завале был очень маленький лаз, и спасатели не могли его расширить, потому что когда они стали ставить подпорки, конструкция начинала оседать. И вот в том момент можно было рассчитывать только на собаку. Я запускала ее в этот лаз, говорила команду «ищи!», а дальше нужно было только доверять ее нюху и умению. Я даже слышала, как она ступала там, внутри, лапами по воде, но абсолютно не видела ее. И это был момент огромного доверия к собаке. Ведь именно я, опираясь на ее работу, должна была подвести итог и сказать группе, что людей там нет.

На мне была огромная ответственность, и когда спаниель вылез и даже не поскулил, т.е. показал, что его там ничто не заинтересовало, я все равно отправила его вниз второй раз, третий  - проверить. Тогда для меня было страшно взять на себя решающее слово и сказать: людей внизу нет. Когда мы уезжали, я попросила руководителей группы, разбиравшей завал, позвонить мне и обязательно подтвердить, что мы с собакой не ошиблись. К счастью, людей там действительно не оказалось, но до сих пор отчетливо помню это чувство огромного волнения и ответственности.

Но это был единственный случай, когда я работала в столь сложной ситуации с одной собакой. Обычно мы перепроверяем результат с 3-4 собаками. И все равно я каждый раз волнуюсь.

- Вы столько видели, столько умеете. Куда дальше расти?

 - О, здесь ответ простой (смеется). У меня маленький ребенок, так что буду «расти» в семью.  Здесь многое нужно сделать, но, конечно, без отрыва от любимой работы!