Александр Попов

16:32 • 28 Ноября 2014

 Александр Попов Фото: Екатерина Бобровская

врач анестезиолог-реаниматолог аэромобильного госпиталя МЧС России

 

 

Пожалуй, трудно поверить, что человек, который в 2014 году признан лучшим врачом МЧС России, в детстве и не думал о медицине. Александр Попов мечтал стать археологом, увлекался историей. А ещё он очень любил рисовать, о чем сейчас напоминает неизменный фотоаппарат, который с доктором на любых выездах. Но так или иначе, а судьба привела его в медицину. И за это сотни, а, скорее, тысячи  спасенных им людей сегодня благодарят Бога.

Попов, как и многие специалисты МЧС, не любит громких слов. Он занимается тем, что ему интересно, работает там, где его опыт и знания действительно нужны - разве не в этом награда?

- Александр, Вы получили в этом году  высокое звание. На Ваш взгляд, каким же должен быть лучший врач МЧС?

-  Знаете, я считаю, здесь немного не так поставлен вопрос. Разве может один человек совершать какие-то грандиозные дела? Ведь это всегда работа команды. Вот, например, наш отряд Центроспас. Он всегда на виду, и зачастую - первый, кто способен четко и быстро отреагировать. Да так и исторически сложилось, что здесь собраны самые опытные, самые профессиональные кадры. От руководства - до работников склада. Поэтому и я, как врач, не состоялся бы здесь, если б не было материально-технического обеспечения. Да, конечно, мой вклад в общее дело есть - мои знания и мой опыт. Но без помощи инженеров, водителей, спасателей, без привлечения административного ресурса, и конечно, без среднего медперсонала - фельдшеров и медсестер - говорить о том, что можно стать лучшим невозможно.

- Кому из коллег особо хочется сказать спасибо?

- Да всей службе. Мы же летаем в разных составах, в зависимости от того, кто на дежурстве. И наши врачи, состоящие в составе ПСС, они тоже могут полететь в любой момент или же выехать вместе с госпиталем. Так что мы все делаем одно дело и я всем благодарен в равной степени.

- Чем знаменателен был этот год?

- В этом году очень много было работы по санитарно-медицинский эвакуации. И используем те самые мобильные модули, в разработке которых я и мои коллеги - Игорь Якиревич и Алексей Сальников - принимали непосредственное участие. Помню, как мы не спасли ночами, рисовали эти медицинские модули, куда и что поставить. Это было после того, как в 2004 году, после Беслана, где детей вывозили буквально на матрасах, министр Сергей Шойгу поставил нам задачу продумать способы эвакуации тяжелых больных. Ведь в реанимобиль, который заезжал в самолет,  помещалось 3 человека - и всё!А когда пострадавших сотни?

Вот буквально на днях, 15 ноября, был вылет - 49-й в этом году! Вывозили из Симферополя троих детей. Все - с заболеваниями почек. Девочка 15-ти лет - очень тяжелая, ее доставили в институт трансплантологии им. Шумакова. Всего 3 часа в полете - и дети на месте! Т.е. хочу сказать, что модули позволяют спасать таких больных, которые еще 10 лет назад были абсолютно нетранспортабельны. Т.е. не было средства во время полет адекватно оказывать помощь. А теперь мы их сделали! И еще важно то, что мы освоили, а активно применяем - в том числе и в этом году-  методику эвакуации ожоговых пострадавших. Врачи на местах просто не в состоянии их вылечить без специального оборудования, которое есть только в ожоговых центрах.

В этом году один из самых сложных случаев был связан как раз с эвакуацией группы летчиков, разбившихся на вертолете. У них было обожжено до 70 % поверхности тела. Мы перевозили их из Минеральных Вод в московский институт им.Вишневского. Знаете, этот случай особенно запал в душу, потому что это коллеги из МЧС, считайте, родственники. Ведь слова "МЧС России" у нас написана не только на спине, но и в сердце. И мы с такими же ребятами-летчиками десятки раз летаем в течение года, вместе выполняем задачи, спасаем больных. И конечно, мы все  - одна семья, знаем "наших" и во Владивостоке, и в Калининграде, и на Кавказе, и в Якутске - да по всей стране! Поэтому тот выезд особенно запал в душу".

Год ещё не закончился - а на счету медицинской службы отряда Центроспас почти 50 вылетов! Более трети и них - с участием доктора Александра Попова. Жизнь в таком напряженном графике, конечно же, требует огромных затрат энергии, а главное - душевных сил. В чем же для доктора их источник?

"Гадать тут особенно нечего - моя семья, родители. Это и есть мой ресурс. Но..есть хобби, - улыбается доктор. - Я собираю нашивки спасательных служб, и российских, и зарубежных, тех, с кем мне приходилось работать. И уверен, что у меня самая большая коллекция в Москве. А может, и в России  - в ней больше 2000 экземпляров. Вот такая география работы!"

- А физическую форму приходится поддерживать?

- Не скажу, что я  специально занимаюсь спортом, 48 лет и можно переходить на тренерскую работу (смеется). Но обязательные нормативы сдаю. Например, альпподготовка. У нас же и соревнования в горах проходят, и обучение. Для всех сотрудников аэромобильного госпиталя - и парашютная подготовка в обязательном порядке. Вспоминаю, , как в 2004 году на Эльбрусе мы искали украинскую группу. Спасатели тогда шутили про меня: "хотдок" - ходячий доктор.  Но ничего, группу спасли, и я свои километры в горах "прошагал".

- Какой случай из практики Вы моги бы выделить?

- Пожалуй, вспомню один из недавних выездов. Это было в прошлом году, во время  наводнения на Дальнем Востоке. Я, фактически, тогда жил в Ил-76-м, т.к. мы постоянно вывозили на самолете детей из Хабаровска в Крым. И вот в один из дней приходит командир экипажа, и говорит: есть очень "тяжелый" ребенок 20 дней от роду. У него проблема с пищеводом, и надо срочно оперировать. Неонатолога рядом нет, у нас обычный грузовой самолет, без модулей. Но выбора нет. У у меня всегда с собой личная медицинская укладка, кг на 10-15, где и растворы есть, и медикаменты, и капельницы - все, что надо для оказания неотложной помощи. Так вот мы ему из двух матрасов такое "гнездо" свили, в комплекте у нас всегда есть две стерильные простыни, мы его туда положили, а помогали мне в тот момент...борт техники (улыбается). В холодный салон транспортного самолета специально подали тепло, получился такой огромный инкубатор для малыша. Поскольку ребенок был "тяжелый" , аппаратуру на случай остановки дыхания подготовили, но, по счастью, в пути обошлось без эксцессов. .  Мы его "пулей" довезли из Комсомольска-на-Амуре до Хабаровска, нас там уже встречала бригада врачей и его в ту же ночь прооперировали.

 Надо сказать, что я анестезиолог-реаниматолог для взрослых, но мне повезло, и я в свое время прошел специализацию, связанную с детьми. И так получилось, что сейчас мы в 50% случаев занимаемся экстренной медицинской эвакуацией именно детей. Например, из Симферополя возим в Москву и Санкт-Петербург недоношенных малышей в тяжелом состоянии.

- А как получилось, что Вы попали в МЧС?

- В отряд Центроспас в 2003 году из института им. Склифосовского. Там, кстати, тоже в экстренной анестезиологии работал. А до этого - в родном Кирове закончил мединститут, там же работал в городской больнице - прошел путь от санитара до старшего врача. Интересно, что авиацией жизнь связала его ещё в Кирове. У нас в больнице было отделение экстренной и плановой консультативной помощи санитарной авиации. А область огромная, дорог мало, тайга, так что лучшим способом экстренной доставки больных всегда был вертолет. Так что летать я начал еще в Кирове, на Ми-2".

Неудивительно, что позднее Попов попал в рабочую группу МЧС, которая занималась созданием мобильных модулей. Фактически же речь шла о возможности размещения в Ил-76 полноценного реанимационного отделения. И это не преувеличение, ведь сегодня каждый модуль снабжен и монитором, и аппаратом для ИВЛ, приспособлениями для иммобилизации и т.д.

"Знаете, нас учили так: когда лечишь, представляй, что это мама твоего друга и - делай всё возможное и невозможное. И такой подход характерен не только для медиков Ценроспаса, но для работников всех служб, - добавляет доктор Попов.

- Вы работаете на пределе возможностей.  А не страшно, что будет "выгорание"?

- Усталость - да, есть, а выгорания нет! Ведь я занимаюсь любимой работой. Да, иногда хочется взять тайм - аут, но тут же - следующий выезд, надо работать и работать, и о другом думать просто некогда. 

И ещё немного о победителе "Созвездия мужества" в номинации "Лучший врач МЧС ".

Вот что говорит Игорь Якиревич, начальник медицинской службы отряда Центроспас: "Руководства отряда не в первый раз рекомендует Александра Станиславовича на звание "Лучшего врача". Мы считаем, что он давно его достоин. На мой взгляд важно, что Попов не только практик, но и автор более 50-ти научных публикаций, связанных с нашей работой. Он постоянно участвует в международных семинарах, где рассказывает о российском опыте экстренной медицинской эвакуации. Александр Попов - не только великолепный врач, но и исследователь, который участвует в разработке новых методов оказания помощи пострадавшим, находящимся в тяжелом состоянии".