Специальный проект МЧС Медиа

Наталья Могиленских

17:42 • 22 Декабря 2014

Наталья Могиленских Фото: Екатерина Бобровская

психолог отделения кадровой и воспитательной работы ФГКУ "27 отряд Федеральной противопожарной службы по Пермскому краю МЧС России".

Эта молодая обаятельная женщина вызывает интерес уже с первых минут разговора. Когда Наталья Могиленских  начинает рассказ о себе, делится мыслями о жизни, понимаешь, что она не только профессионал, который любит и гордится своей профессией. Она - вдумчивый, глубокий человек, который стремится к постоянному развитию и уважает это качество в других. Наталья - многогранная личность, поэтому и любимую психологию она, не смотря на два высших образования, продолжает изучать постоянно. Пожалуй, как картину великого мастера, где каждый раз можно найти новые штрихи и нюансы. И вполне понятно, почему в 2014 году Наталья Могиленских была признана лучшим психологом МЧС России.

Она пришла в МЧС 13лет назад. С улыбкой признается, что "почти случайно": старшая сестра увидела объявление о том, что в пожарную охрану требуется психолог. Наталья как раз заканчивала ВУЗ, и подумала: а почему бы и нет? Кто-то, возможно, скажет - стечение обстоятельств. Однако совсем скоро стало ясно: судьба привела ее именно туда, где она сможет развиваться сама и быть полезной другим. Здесь, в составе 27-го отряда противопожарной службы Пермского края, Наталья Могиленских и родилась как психолог МЧС.

- Наталья, с чего начались Ваши рабочие будни? Наверняка в первое время всё было сложно, ведь это была совершенно новая для Вас сфера - МЧС?

- Да, конечно, мне многое пришлось осваивать "с нуля".  На первом этапе самым важным для меня было сопровождение личного состава. Училась диагностировать, писать профессиональные  заключения, училась составлять методические планы занятий и проводить их. Весь набор задач, которые стоят передо мной сейчас, я осваивала постепенно, зачастую, методом проб и ошибок. И хотя было сложно, работа мне нравилась.

Пожалуй, членом единого профессионального сообщества я почувствовала себя в 2009 году. Тогда я впервые попала на ежегодную конференцию психологической службы МЧС России, которая традиционно проходит в начале осени. Эта конференция - удивительная площадка, ведь там люди делятся не только взглядами и опытом, но и, скажем так, профессиональными переживаниями. Поэтому когда я в это окунулась, я почувствовала себя психологом МЧС в полном смысле этого слова.

- Какие профессиональные задачи Вы решали на тот момент?

- Скажу так: Москва - это все-таки голова, а мы, на периферии - это ноги, руки, пальцы.. И для меня, пожалуй, была проблема в том, что я не видела  единой концепции работы. Т.е. она была в документах, на нормативном уровне, но именно личный контакт с коллегами создал для меня ясность. И это было чрезвычайно важно. Мне было нужно обсудить методы работы,  какие-то конкретные техники. На конференции я просто как губка впитывала в себя новую информацию.

Помню, как меня впечатлил мастер-класс, на котором показывали оборудование, аппаратные методы работы, и особенно - систему БОС. У меня просто загорелись глаза: так  мне захотелось, чтоб эта система была в моем распоряжении, чтобы я могла с ней работать.  И знаете, в прошлом году моя мечта, наконец, сбылась! У нас в подразделении появилась комната психоэмоциональной разгрузки со всем набором аппаратных методов и сейчас я начала их активно применять.

- За прошедшие 5 лет - с первой для вас конференции психологов и до сегодняшнего времени - что произошло важного, что повлияло на Ваш профессиональный рост?

- Очень важным для меня как для психолога МЧС был опыт экстренного реагирования. Я даже помню дату своего первого выезда - 9 ноября 2009 года.

Признаюсь, естественный страх нового, конечно, был: как, что, справлюсь ли я? Теоретически я хорошо знала, что нужно, но практики такой ещё не было. Выезд был связан с обрушением пещеры Российская, у нас, на территории Пермского края. Надо сказать, что она очень большая, протяженностью более 1,5 км. И вот под завалом в ней оказалась большая группа спелеологов. Помню момент, когда мне позвонил диспетчер и сказал, что произошла такая ситуация. Нужно было срочно прибыть в подразделение, чтобы выехать к месту ЧП. И вот в дороге я смогла всё проанализировать и "расставить по полочкам" в плане того, что и как смогу сделать. Так получилось, что уже в дороге мы встретили родственников одного из пострадавших. И я тогда впервые увидела процесс горя, как идет эта острая реакция (о чем раньше знала только в теории). И все мои знания тут же "включились", я начала действовать почти автоматически. И знаете, страх неопытности тут же прошел. Когда приходит понимание, ты видишь результат, то постепенно обретаешь уверенность в своих силах, в том, что ситуация тебе подвластна.

А тогда, во время первой моей ЧС, я оказалась старшей группы, хотя нас было всего двое психологов (второй - сотрудник с той территории, где обвалилась пещера). Спасатели разбили неподалеку лагерь, куда можно бы было эвакуировать выживших людей, доставлять тела погибших. Туда же стали прибывать родственники. Я подходила к ним, знакомилась, собирала первичную информацию. Потом стали поступать данные о людях, находившихся в пещере: кто смог спастись самостоятельно, кто ранен. Ситуация осложнялась тем, что была опасность повторного обрушения. Я находилась в лагере больше суток, пока мы не обеспечили отъезд родственников обратно домой. Надо отметить, что был ноябрь, у нас давно снег, температура -10, так что во избежание дополнительных трудностей, людей надо было убедить уехать в город.  С ситуацией я, как мне кажется, справилась хорошо, острые стрессовые реакции, которые проявляли люди, мне тоже удалось проработать. Но поскольку я человек очень самокритичный, я редко говорю себе, что всё - на 100%. Ведь нужно понимать, куда  развиваться дальше!

- А какие конкретные ориентиры в развитии у Вас были?

- Пожалуй, опять вспомню первый конкурс. На меня тогда сильное впечатление произвел его победитель Виталий Воронецкий. По тем мастер -классам, которые он вел, я сделала вывод, что это очень глубокий, очень грамотный специалист и мне захотелось быть такой же. Знаете, меня вообще очень привлекает глубина в человеке. На поверхности может быть все, что угодно, но работает в нашей профессии - это мое убеждение! - именно глубина, богатство личности! И вот Воронецкий стал для меня таким ориентиром! Я поняла: чтобы быть психологом с большой буквы надо работать, в первую очередь,  с собой, развиваться. Не ждать, когда случится очередная ЧС и пополнит твой багаж опытом. Надо учиться самой, что я и стала активно делать.

- Насколько успешно шла эта учеба?

- Знаете, я с детства люблю читать - помню, ночами с фонариком под одеялом пряталась. Тем более живу в доме, где находится библиотека (улыбается). Мне была очень интересна прикладная психология, и я пошла учиться в Институт консультирования и системных решений (ИКСР). Потом я научилась брать что-то из разных направлений психологии, и постепенно у меня выстраивалась собственная концепция работы. Всегда интересно было общаться с педагогами не только как с профессионалами, но и как с людьми, которые состоялись как личности. Мне это много дает в плане развития. В 2011 году я попала на международный конгресс по системным расстановкам в Москве. Это был ещё один весомый вклад в мою "копилку". Учебу я продолжаю всё время, т.к. это тот самый случай, когда личное хобби совпадает с профессиональными интересами. Я уверена, что человек может познавать себя, идти вглубь бесконечно, так же как Вселенную можно познавать как макрокосм, так же и человека  - как микрокосм, микро Вселенную.

- С какими переживаниями для Вас оказался связан конкурс профессионального мастерства, проходивший в этом году? Как восприняли свою победу в нем?

- А знаете, для меня там все было просто, потому что конкурс носил практический характер. И никаких заданий, которые бы выходили за профессиональные рамки, не было. Всё - по тем направлениям деятельности, которыми я занимаюсь.  Конечно, коленки дрожали: всё-таки экзамен! А я привыкла всё делать на "пять"! (смеется).

- Вы знаете, о роли и месте психологов в нашей жизни я слышала разные мнения. А как Вы видите эту роль и место?

- Мне кажется, что психолог помогает человеку найти силы в себе самом, чтобы справиться с ситуацией, которая возникает. И неважно, это какая-то экстремальная ситуация или семейные отношения, или профессиональные. Конечно, есть люди, которые привыкли справляться сами, поэтому им кажется, что психологи как будто и не нужны. Но бывает так, что масштаб ситуации, или ее содержание  (т.е. она резко выходит за рамки привычной жизни) ставят в тупик даже сильных людей. И мне кажется, что функция психолога в чем-то философская - он создает некое пространство, в котором человек может увидеть то, что с ним происходит. И главное - осознать ключевые моменты ситуации и увидеть перспективу: куда ему двигаться дальше. А для экстренной психологии всё это вдвойне актуально!