Игорь Кособоков

23:10 • 24 Декабря 2014

Игорь Кособоков

спасатель 1-го класса

Пожалуй, Игорь Кособоков - яркий представитель "немедийных" специалистов МЧС. Он не любит рассказывать о себе, скуп на внешнее выражение эмоций, не стремиться, что называется, "попасть в кадр". А между тем, в отряде Центроспас он работает почти с самого начала истории старейшего подразделения  министерства. И повидал он за эти 20 лет столько, что хватит не на одну книгу. Но когда просишь Игоря рассказать детали выездов, но с улыбкой отвечает: да что тут говорить, ведь это же моя работа...

Сегодня профессионал с большой буквы, спасатель 1-го класса Игорь Кособоков, с удовольствием вспоминает, как готовился к поступлению в отряд. Признается, что попасть хотелось очень, а отбор был жесткий. Ведь коллектив Центроспаса готовился к решению небывалых по тем временам задач, был настоящим первопроходцем, так что его "бойцам" знать и уметь нужно было ох как немало..

" Пришел я в МЧС с авиационно-строительного завода. Тогда многие в Жуковском (а это ведь российский центр авиации!), где стал базироваться Центроспас, да и в соседнем Раменском обсуждали создание принципиально нового подразделения - профессионального спасательного отряда. Я в то время не так давно вернулся из армии, где служил в воздушно-десантных войсках. Так что физическая подготовка у меня была, что называется, "на уровне". Тем более, что умение прыгать с парашютом при поступлении в отряд стояло не на последнем месте. Но больше всего меня привлекала сама идея спасения. В том числе, и в самых сложных, даже экстремальных условиях. Мне хотелось быть причастным к этому делу".

- Так что, на первых экзаменах пришлось "попотеть"?

- Да, это уж точно (смеется). Помню, на 20-ти метровую вышку нужно было не просто залезть, а сделать это в полном снаряжении, в т.ч. с дыхательными аппаратами. Так что за одно только звание "спасатель" сразу пришлось пройти огонь и воду.

- А был ли личностный отбор, собственно, в самом спасательном подразделении? Ведь, насколько я знаю, командный дух там всегда на первом месте.

- Скажу, что именно ощущение того, насколько доброжелательно настроены ребята, особенно укрепило меня в желании попасть в отряд. Вот, например, у меня не было опыта в альпинизме, и ребята, за плечами у которых был опыт восхождений или спелеологии, очень сильно помогали. В свою очередь, я, как десантник, поддерживал их во время подготовки к прыжкам, что-то подсказывал. Мне такое братство сразу напомнило армию, где каждый был горой друг за друга. Так что это главное, с чего начался отряд Центроспас - с настоящей команды, братства, взаимной поддержки. А в спасательном деле ничего не может быть важнее, чем знать, что товарищу можно доверять, как себе. И по-другому здесь нельзя. Это как у альпинистов, когда ты отвечаешь за жизнь того, кто в с тобой в одной связке. А он - за твою. Кстати, "на заре" работы тренировки часто проходили у нас в горах. И там мы учились полностью брать на себя ответственность за спасение другого человека. А внутри у нас складывалась команда, со своим лидером, с четким пониманием, на каком месте в ней ты будешь максимально полезен.

- А каким был Ваш первый выезд? Что Вы тогда почувствовали?

- Первый выезд был в пос. Ожерелье, что недалеко от Москвы. Мы как раз находились на прыжках на полигоне под Чеховым, и тут вдруг поступила информация, что с рельсов сошел скорый поезд и есть пострадавшие. Мы рванули к месту в чем были - в форме для прыжков, шлемах. Но главное, что у нас к тому времени уже был отработан алгоритм действий. Мы приехали, произвели разведку, обследовали поезд, убедились, что внутри пострадавших нет (их к тому времени уже доставили к машинам "скорой помощи"). О чем я думал тогда? Мне кажется, мысль была одна - вот, наконец-то реальная работа! Та, к которой ты готовился, та, в которой ты можешь реализовать свое предназначение. Ни страха, ни какой-то неуверенности я тогда не чувствовал.

- А какие ситуации сильнее всего затронули эмоционально?

- Да я бы и не стал называть какую-то конкретную ситуацию. Горе людей в принципе не может оставлять равнодушным: взять ту же войну в Чечне - настоящее гуманитарное бедствие, или землетрясение, или авиакатастрофу. Любая подобная ситуация заставляет переживать за людей, которые потеряли близких: сына, дочь, родителей.. Такое горе ни с чем не сравнимо.

- Когда Вы начинали работать в МЧС, учебников по спасательному делу ещё не было. Сегодня  - есть. Как Вы думаете, насколько полно они отражают реальность? Дают ли они готовые решения?

- Как бы хорошо человек ни учился, все равно нельзя заранее подготовиться ко всему, что мы встречаем на практике. Лучший педагог - это опыт, и как правило, решения приходят уже на месте, в зоне ЧС. Ко всем ситуациям, которые дает нам жизнь, заранее не подготовишься. Поэтому в нашем деле учеба продолжается всегда! Ну и, конечно, голова должна неплохо соображать (смеется).

- А какой была самая необычная ситуация за 20 лет работы?

- Пожалуй, это был прыжок на Северный полюс. Там проходили большие учения, в ходе них мы и марш-бросок делали, чтобы спасти условно пострадавших, и лагерь в снежной пустыне ставили. Это был настоящий эксклюзив! Скажу и как десантник, и как спасатель - не каждому выпадает в жизни шанс попрактиковаться в Арктике. Или вот ещё была интересная ситуация, когда мы попали на зарубежную ЧС почти под Новый год. Это было 27 декабря 2003 года в Иране, где случилось сильное землетрясение.  Когда мы проработали 4 дня, решили, что домой нас, не смотря на выполненные задачи, вряд ли отправят до праздника. И были уверены, что придется нам пальму наряжать вместо ёлки. Но - повезло. Оперативная группа  вернулась домой вовремя.

Кстати, об Иране остались в памяти действительно интересные "картинки". Дело в том, эпицентр землетрясения пришелся на город Бам, а это поселение было известно ещё с древнейших времен. Говорили, что его осаждал, да так и не смог разрушить сам Александр Македонский. И вот теперь, спустя 2000 лет, город разрушило землетрясение. Мы видели этот древний город и знаете, я как будто прикоснулся к истории. Подумать только, эти стены видел сам Македонский! У меня было очень необычное ощущение..

- Сейчас спасатели Центроспаса довольно редко выезжают по сравнению с тем, как было 10-15 лет назад. Не скучаете по старым временам?

- Да, конечно, не хватает того ощущения, которое согревает в самых нелегких ситуациях - того, что ты приносишь пользу, что ты нужен. И все-таки по-прежнему самый главный тост, которые мы говорим на праздниках, это " Пока мы дежурим - пусть мир отдыхает". Как бы ни хотелось нам побольше работать на выездах, мы от души желаем, чтобы нигде не случалось никаких ЧС. 

 

Екатерина Бобровская