Игорь Жемков

11:10 • 26 Января 2016

Игорь Жемков

Он – спасатель, его девиз: «За жизнь!»

Его профессия ассоциируется с риском, служением родине и постоянной боевой готовностью. Начиная рабочий день, он не может сказать наверняка, куда сегодня занесет его случай и каким обстоятельствам будет брошен вызов. В числе профессиональных инструментов – несколько сотен метров верёвки, страховочные петли и связка карабинов.

Игорь Жемков работает спасателем 35 лет, сейчас он возглавляет отделение поисково-спасательных работ в Севастополе, а его должность едва умещается в три строчки печатного текста: начальник отделения поисково-спасательных работ аварийно-спасательной части федерального государственного казённого учреждения «Специализированный отряд главного управления МЧС России по Севастополю».

Наша встреча с Игорем Леонидовичем состоялась на базе его ведомства – в доме № 121-а по улице Жидилова. Здесь изо дня в день группа спасателей из двух-трёх человек несёт вахту в полной готовности отправиться в неизвестность для спасения человека, оказавшегося в беде.

Игорь Жемков стал спасателем в 1981 году. Тогда главной его задачей было обеспечение безопасности туристов, которые планово приезжали на Крымский полуостров в трёх-четырехдневные походы. Тогда, по словам Жемкова, туристов распределяли по группам, к каждой прикрепляли инструктора для похода по одному из популярных маршрутов. Например, группа отдыхающих направлялась из турбазы «Орлиный залёт» через Скельскую поляну и Карадагский лес к Байдарскому перевалу со стоянкой вблизи скал Ласпи. Отряд спасателей при Крымском областном совете по туризму и экскурсиям должен был обеспечить безопасность путешественников.

«Перед началом туристического сезона мы занимались маркировкой маршрута, очищали его от поваленных деревьев и прочих неудобств. Представители областного совета по туризму устанавливали туристические приюты: ставили палатки и разжигали костёр. За всем этим круглосуточно присматривали специально назначенные люди – смотрители приюта», – сказал Игорь Леонидович.

По его словам, у каждого смотрителя была радиостанция, по которой он передавал сведения спасателям о числе прибывших туристов: «Мы были постоянно начеку, потому что среди туристов были неподготовленные к походам люди, которые при спуске с гор позволяли себе распитие алкогольных напитков. Тогда как наша задача – уберечь человека от всевозможных угроз здоровью и жизни», – отметил Игорь Леонидович.

Он рассказал, что при таком контроле со стороны спасателей неприятности для туристов были минимизированы. «Самый страшный случай из давних вахт в лесу, – вспоминает Жемков, – это исчезновение одного из туристов, самостоятельно отправившегося смотреть район Большого каньона. Мы тогда развернули полномасштабные поиски, к которым были привлечены все отряды крымской контрольно-спасательной службы, специалисты-кинологи. Мы при полной экипировке искали человека в течение полутора недель, но всё оказалось без результата – он исчез…».

 

«Спасали детей, которые родителям не были нужны»

Игорь Леонидович замолчал и опустил глаза в пол. На вопрос о самых экстремальных условиях работы он отвечал тихо, будто перебирая картинки былого. Он рассказал, как в 1988 году он вместе со спасателями крымской контрольно-спасательной службы двумя бортами улетел в Армению, где тогда случилось страшное землетрясение. Всю команду разделили на две подгруппы, которые с разницей в 15 минут улетели разными самолётами. Первые ребята высадились в городе Спитак, вторые – в Ленинакане. После приезда спасателей из Крыма в Ленинакан была налажена радиосвязь – и город получил связь со всем миром.

«Нас привезли поздно вечером, туда ехало множество энтузиастов по душевному порыву, однако они в первую очередь спрашивали: где жить и что есть? Мы приехали полностью на собственном обеспечении, оставили трёх человек устанавливать лагерь. И через 40 минут после приезда мы сформировали четыре группы для ухода в ночь. Самое впечатляющее – руины детского дома. Восточные семьи – многодетные, но мы спасали детей, которые родителям не были нужны. В Спитаке живых не было, а в Ленинакане наши ребята достали порядка 18 человек живых».

К воспоминаниям подключился коллега Игоря Леонидовича, спасатель во втором поколении – альпинист Семён Шилов. Он рассказал историю о спасении в 2006 году туриста из Англии, приехавшего фотографировать пейзажи Балаклавы:

– Англичанин спустился по тропе, а подняться не смог, потому что склоны осыпные. Он встал у дерева на небольшой площадке, начало смеркаться. А вечером со стороны моря подошёл грозовой фронт, и лупило так, что начались грязевые потоки.

Тогда спасатели, припарковав машину в виноградниках из боязни увязнуть по пути, отправились на поиски туриста. Лазили по всем склонам, и на одном из них нашли англичанина, промокшего и испуганного до дрожи, вернули его в «цивилизацию».

 

«Мы рискуем, помогая, и это доставляет моральное удовольствие»

Спасатели говорят, что главное в их работе – самоотдача:

– Кто-то мудрый сказал: если хочешь быть счастливым, совмести работу со своим хобби. Это как раз наш случай. Понимаете, бывших альпинистов, скалолазов, спелеологов – не бывает. Это образ жизни. Мы рискуем, но помогаем братьям по духу, и это доставляет моральное удовольствие», – заметил Семён Шилов.

Игорь же признался, что Семён на следующий день после суточной вахты рвётся на альпинистские восхождения, тренироваться на скалах, кататься на горных лыжах. А как иначе, ведь знать наверняка, куда тебя забросит случай на следующем дежурстве, не приходится…когда еще успеешь заняться для удовольствия?

Жемков и сам прошёл Крымский полуостров вдоль и поперёк, за многие годы работы выучил не только маршруты, но и примечательные места, которые при определённых случаях служат ориентиром.

«Однажды нам позвонила женщина, которая заблудилась в лесу, и задала сакраментальный вопрос: «Где я?». Выяснив их маршрут, я сориентировал туристку по солнцу, указал направление движения и мысленно обозначил для себя время: четверть часа. Ошибся ненамного – женщина позвонила через полчаса и сообщила, что вышла к Красному камню и уже сама может сориентироваться», – вспомнил Игорь Леонидович.

Семён говорит, что профессионализм Жемкова дорогого стоит: «Наш командир вывел человека из леса по телефону! А это мог быть реальный вызов в полной боевой готовности, когда отряд спасателей прочесывал бы местность в поисках человека. Мы одна команда и работаем сообща, поэтому, когда ставится вопрос о приходе нового сотрудника в наш коллектив, мы просим руководство принимать совместное с нами решение».

По словам Шилова, текучка в коллективе из 11 человек случается редко. С 2006 года в команду пришли три человека, потому что прошлые сотрудники больше не смогли работать по личным, объективным, обстоятельствам.

Спасатели говорят, что служба сплачивает их. Они не сотрудники, они – друзья: «Это проверенные, надежные люди. Как может быть иначе, если тебя твой товарищ удерживает на верёвке, а ты спускаешься по скале? Без доверия в этой работе не обойтись!».

 

«Мы должны быть универсалами!»

Сегодня для спасателей самая сильная головная боль – скальные участки мыса Фиолент:

– Огромное количество народа хочет отдохнуть и позволяет себе, спускаясь по горным тропам, распитие алкогольных напитков. Приезжие купаются в незнакомом месте, в итоге получают компрессионный перелом шейного отдела позвоночника, а нам нужно поднять пострадавшего к скорой помощи».

Игорь Жемков и Семён Шилов показали рабочие инструменты, среди которых 500–600 метров верёвки, спусковые устройства, верёвочная лебедка, страховочные петли, связка карабинов…

– Этот мешок мы берём во всех случаях. Здесь приспособления, чтобы задержаться на верёвке, своеобразная страховка. Мы закрепляем верёвку в зависимости от местности: это могут быть деревья, в наиболее экстренных случаях – автомобиль. Когда нужно поднять человека, то два-три спасателя спускаются вниз с носилками, это приспособление раскладывается. Специальными креплениями фиксируем человека и сопровождаем носилки. В зависимости от скального рельефа корректируем ход носилок руками, отталкиваясь ногами от скалы, – рассказали спасатели.

На их спаспункте, где проходит вахта в полной боевой готовности, находятся «тревожные рюкзаки». В них – личные вещи и снаряжение, подогнанное под индивидуальные размеры спасателей. Такие рюкзаки нужны при экстренных вызовах. Не обходится на столь ответственной и опасной службе без юмора: на каждом одинаковом с виду рюкзаке есть детские нашивки – паровозики, лунтики и другие герои мультфильмов. Так спасатели отличают свои рюкзаки от рюкзаков коллег.

Суточная вахта спасателей начинается в восемь часов утра. В это время проходит развод дежурной смены или, по-другому, «общий сбор» всех групп, специализирующихся на проведении водолазных работ, подводному разминированию и прочих видах чрезвычайных происшествий. В начале дежурства спасатели определяют план мероприятий на предстоящую службу – здесь и физические тренировки, и подготовка снаряжения, и работа с документами.

– Если раньше у нас была узкая специализация – мы занимались поиском людей в горной зоне и труднодоступных местах, то сейчас мы должны быть универсалами. Мы этому постоянно учимся, например, работе с гидроинструментом при дорожно-транспортных происшествиях, изучаем азы водолазного дела, – пояснил Игорь Жемков.

Частота вызовов у спасателей – дело непредсказуемое. Есть дни, когда, к счастью, обходится без происшествий, а бывает наоборот – настают красные и чёрные дни календаря. Красными специалисты обозначили дни месяца, когда из года в год случается одно чрезвычайное происшествие, а чёрными – когда выезжать на спасение людей приходится несколько раз.

Свои достижения (а это каждая спасённая жизнь) коллектив спасателей обозначал звездочками из оракала, которые наклеивают на служебный автомобиль. Сейчас, после обновления материально-технической базы и автопарка, традицию соблюдать перестали.

 

«Что тут скажешь, когда твоя профессия – это диагноз!»

Эти люди живут в постоянном состоянии боевой готовности. Игорь Жемков признаётся, что к этому привык, хотя телефонные звонки во внерабочее время, когда в любой момент могут вызвать на службу, вызывают напряжение до сих пор.

Спасатели считают, что эта работа –важная миссия и образ жизни. Игорь вспомнил о случае, когда в один из свободных вечеров супруга пригласила его в театр: «Я задал ей вопрос: в чём идти, в горных ботинках или кроссовках?». Оказалось, что другой обуви в гардеробе у него нет…

– Я даже машину себе купил – внедорожник SUZUKI. Спрашивается, зачем такой аппарат? Да всё для того, чтобы можно было как можно дальше уехать в горы! Что тут скажешь, когда твоя профессия – это диагноз!– С улыбкой говорит Игорь Леонидович.

Елена Журавлёва,

пресс-служба ГУ МЧС  России по городу Севастополю.