Пожарные добровольцы Российской Империи/Журнал «Вестник» №3

16:44 • 05 Декабря 2011

Пожарные добровольцы Российской Империи/Журнал «Вестник» №3

15 марта 2011
Автор: Юрий Харин

«Устроение общеимперской пожарно-охранительной системы, с включением в оную сил как профессиональных, так и добровольческих, требует специальных законоположений и для учреждения центрального и местных пожарно-административных органов, и для утверждения самих пожарных организаций из условий случайного существования в сколько-нибудь упроченное положение...

Примеры неустройства пожарного дела в России, показывают, что столь огромное государственное дело подлежит устроению не отдельными случайно вырванными темами, а путем последовательного осуществления по тщательно разработанному целой цепи законодательных мероприятий...»
(В.М. Пуришкевич «Национальное бедствие России», 1911 год)

Общество «Братства черноголовых»

В мае 1908 г. отряд (дружина) «черноголовых» Ревельского (ныне г. Таллин) добровольного пожарного общества - одного из старейших в России отмечал свое столетие.

Отряд «черноголовых» существовал до своего присоединения к Ревельскому пожарному обществу самостоятельно более пятидесяти лет, не теряя при этом своей самостоятельности. Свою историю в Балтийском крае отряд братства «черноголовых» вело с постановления епископа Николая, на основании которого в 1232 г. в Риге было учреждено братство из молодых купцов, поставивших целью служить гражданской страже города и участвовать в боях против язычников, для насильственного насаждения христианства.

Братство избрало своим патроном святого Маврикия, чему и приписывало изображение в гербе и на знамени головы негра (мавра). Эту воинскую обязанность братство сохраняло до тех пор, пока в стране продолжались распри - до уничтожения в Лифляндии рыцарского института. После этого члены братства объединились для взаимопомощи, распространения морали, доблести, образования, а в дальнейшем для общих благотворительных целей.

С этими культурными целями братство получило всеобщее признание на территории Балтийского края, в том числе в XV в. в г. Ревеле, в котором оно продолжало осуществлять свою деятельность.

Сведения о том, что братство в тот период занималось пожарным делом отсутствуют. Но точно известно, что до 1787 г. при нем была образована особая пожарная комиссия. В том же году братством «черноголовых» было сделано постановление, на основании которого его члены были обязаны при возникновении пожара в черте города являться на место пожара с пожарной трубой (ручным насосом) для оказания помощи.

11 мая 1808 г. у медника Мальмберга братством был приобретен пожарный насос на колесном ходу. Это и послужило образованием организованной пожарной команды.

Удивительно, что спустя век труба эта сохранилась и являлась немым свидетельством доблести нескольких поколений добровольцев в деле спасания жизни и имущества.

В 1864 г. в г. Ревель было создано добровольное пожарное общество, в которое сразу же вступил отряд «черноголовых». Он вместе с другими отрядами под руководством начальника пожарной команды общества принимал участие в тушении пожаров. Форменное обмундирование членов отряда отличалось от остальных наличием изображения на каске и петлицах «черной головы».

В 1908 г. отряд состоял из 46 человек при двух пожарных трубах. Комплектовался отряд исключительно из молодых людей купеческого сословия. Пожарное снаряжение обоза приобреталось не за счет общественных организаций, а за счет членов братства «черноголовых».

Первая вольная команда Москвы

В 1874 году в Страченовском переулке в доме фабриканта М.В. Матвеева произошел пожар. Около полуночи загорелась кладовая под парадной лестницей. Огонь стал быстро распространяться по всему дому. Было это весной, когда все обледенело, и воды под рукой не было. Матвеев разбудил свою рабочую артель и принялся из-за отсутствия воды тушить... квасом, которого на кухне оказалось больше, чем на всем дворе воды. Вскоре пожар был потушен. С той поры догадливому импровизатору новой системы огнетушения запала в голову мысль об учреждении вольной пожарной команды.

В том же году Матвеев приобрел сельскую пожарную трубу, завода Густава Листа, затем другую - системы «Людвига и Смита». В 1892 году вольная пожарная команда состояла из 45 фабричных рабочих. Каждый из них получал от владельца фабрики (он же являлся начальником команды) за час работы на пожаре 25 коп.

В команде была установлена форма. Костюм распорядителя (начальника) был из синего сукна, обшитого красным кантом; на голове каска цельно-жестяная с наушниками на зимнее время; маска с очками, для предохранения от удушливого дыма при тушении пожаров внутри строений; сапоги и суконные рукавицы. У помощника распорядителя и машиниста, отвечающего за работу пожарной трубы, костюмы - из черного сукна, обшитые зеленым кантом. Остальные наименования такие, как и у распорядителя, с прибавкой топора с кобурой. Качальщики и бочники - в костюмах из серого сукна и такими же головными уборами и обувью. Рабочие с инструментами имели костюмы из серого сукна с зеленым кантом.

В команде была разработана инструкция, в которой сказано - «тушить пожары надлежит не только в пределах фабричных строений, но и в соседних с фабрикой местностях, оказывая и возможное содействие городской пожарной команде». Хозяйством команды заведовал Матвеев со своим помощником.

По первому сигналу команда обязана была прибывать к месту пожара. Ее членам надлежало вести себя не только «безукоризненно честно и благородно, повиноваться распорядителю и его помощнику», но и «осмотрительно, не подвергая себя чрезвычайным опасностям».

Это обстоятельство было вызвано отказом Матвеева выдавать «суммы за увечье» и пострадавшим. Оказывалась лишь первоначальная медицинская помощь. На пожары каждый должен был прибывать в «форменном платье», в противном случае налагался штраф. За небрежное хранение (исключение составляет лишь порча на пожаре), продажу или сдачу в ломбард под залог, каждый пожарный привлекался владельцем к «законной ответственности».

Для удобного и правильного пользования пожарными снарядами состав команды был разделен на четыре «номера». К первому относились «ведерщики» и «бочники», обязанные по прибытии на пожар доставлять воду. Ко второму - «качальщики», доставляющие на место пожара трубы, устанавливающие их, а затем качающие. К третьему - «наблюдатели за рукавами», в обязанность которых входило «разбирание рукава, приводящие трубу в действие» и до окончания пожара следившие за целостью пожарных рукавов. К четвертому номеру были отнесены рабочие с инструментом, обученные для «разламывания постройки, препятствующие тушению пожара».

За время существования этой вольной команды было сделано много добрых дел. Административные похвалы и денежные награды за подвиги частной инициативы распорядителя Матвеева были далеко не обыденным явлением. Заслуги вольной команды были признаны незаурядными, а ее деятельность пользовалась уважением многими жителями Первопрестольной.

В июле 1894 г. журнал «Пожарное дело» сообщил: «По полученным Главным Советом Соединенного российского пожарного общества (СРПО) сведениям, уведомлено - учредитель и владелец первой московской добровольной пожарной команды, состоявшей членом СРПО, М.В. Матвеев скончался в Москве 15 июня сего года. Далее, за его смертью, дело пожарной команды продолжаться не будет. Имущество и снаряжение пожарного обоза распродается».

Елец: пожарная артель братьев Валуйских

История пожарной охраны сохранила свидетельства о деятельности пожарной артели братьев Валуйских, образованной в 1811 году в городе Ельце Орловской губернии.

До 1811 года город представлял собой в сущности деревню. Большая часть строений его была деревянная, крытая соломой и в редких случаях дранью и тесом, постройки были чрезвычайно скучены, а улицы и переулки невозможно узки.

Содержавшаяся в то время городским управлением пожарная команда была совершенно недостаточной, чтобы противостоять грозной огненной стихии как по малочисленности своей, так и по своему плохому устройству.

Ведя обширное кожевенное производство и обладая достаточными средствами, братья Валуйские (Дмитрий и Николай Васильевичи) в 1811 г. приняли решение об учреждении при своем кожевенном заводе для безопасности завода и города пожарную команду с прекрасным по тому времени обозом и инвентарем. Штат служащих в этой команде составляли рабочие завода.

При возникновении пожара в городе или ближайших к нему деревнях производство останавливалось, рабочие бросали работу и вся команда, около трехсот человек, под руководством братьев Валуйских, выезжала к месту пожара.

Пожарный обоз братьев Валуйских постепенно увеличивался. К 1857 году в нем было: 8 труб и 20 бочек.

Валуйские первыми шли в огонь, их не смущал ни жар, ни падение горящих стропил, ни провал потолка, ни даже то, что на них самих загорались шапки и одежда.

Большинство жителей города считали своим долгом принять посильное участие в деле тушения пожаров с артелью братьев Валуйских.

Особенно велика была заслуга братьев Валуйских в годы частых и сильных пожаров вообще по всей России в период с 1842 по 1850 год. В эти годы пожары в Ельце возникали чуть ли не каждый день, а иногда и по нескольку раз на день.

Поджоги были несомненны, на жителей напал такой панический страх, что большинство из них все свое имущество спрятало в подвалы, а некоторые хранили его на возах, имея лошадь и людей наготове.

По рассказам очевидцев, пожар 4 июня 1848 года представлял картину стихийного разорения, в этот день пламя словно летало со строения на строение, сильная буря сворачивала целые горящие крыши и перебрасывала их через целые кварталы, тем самым увеличивая площадь пожара. В тот день в течение четырех часов 800 домов с большим запасом хлеба, разных товаров и другого имущества сделалось добычей пламени. Даже братья Валуйские и их рабочие были бессильны в огненном противостоянии.

Воспоминания о гибельных и разорительных последствиях того пожара долго оставались в памяти жителей. Ежегодно 4 июня совершалось торжественное молебствие на Архангельской площади, куда собирается почти все духовенство города с чтимыми иконами и Св. Хоругвями.

В 1851 году братья Валуйские разделились и, оставаясь верными своему делу, каждый в отдельности стал содержать команду, передав непосредственное управление своим сыновьям - Платону Дмитриевичу и Мелитону Николаевичу Валуйским.

Часто они, для сокращения времени прибытия и считая для себя позорным прибыть на пожар позднее существовавшей в то время городской команды, перебирались вплавь через реки Сосна и Ельчик. Случайные поломки на быстрой езде в обозе не останавливали их.

Команда младшего брата Николая Васильевича была полнее и богаче; в ней имелись тогда Английская труба фабрики «Shand Maeson», стоившая 7000 руб. ассигнациями, да и состав самой артели был поотважнее, благодаря тому, что как было сказано, во главе дела стал сын, Мелитон Николаевич Валуйский.

Городское общество и жители единодушно выразили свою признательность «вследствие неусыпных трудов к благодетельному прекращению в г. Ельце пожаров собственным инструментом», поднесли в знак благодарности Дмитрию и Николаю Васильевичам Валуйским в 1865 году Святые иконы.

Братья Валуйские неоднократно были Высочайше отмечены «за подвиги человеколюбия».

Братья Дмитрий и Николай Васильевичи Валуйские умерли - старший в 1870 году, поработав на поприще спасения имущества и жизни ближнего 59 лет, а младший в 1866 году, проработав 55 лет.

После смерти они оставили достойных наследников и продолжателей своих славных дел в лице сыновей: Платона, Алексея и Василия Дмитриевичей и Мелитона Николаевича Валуйских.

Страсть к тушению пожаров переходила постепенно от отца к сыну и, возрастая с течением времени вошла в плоть и кровь их.

Как Платон Дмитриевич и Мелитон Николаевич при жизни своих родителей начали с юных лет деятельность по тушению пожаров, так и сыновья Мелитона Николаевича свою деятельность начали со школьного возраста. В 15-16 лет они уже являлись с отцом на пожары и помогали работать при трубах. Такая страсть в детях не мало причиняло беспокойства их матери. Не раз приходилось ей в слезах удерживать от сильного соблазна своих несовершеннолетних сыновей, но ее просьбы были напрасны. У детей кипела кровь отца и деда, они рвались из дома, словно сознавали, что там, в огненной стихии рядом с отцом было и их место.

Такая страсть к пожарному делу, наверное, никогда бы не остыла в Валуйских. Команду они содержали бы еще длительное время, если бы не изменилось их материальное положение. В 1880 году Платон Дмитриевич, а в 1885 году Мелитон Николаевич остались совершенно без средств. Поэтому в силу сложившихся обстоятельств они были не в состоянии содержать пожарную команду. Расходы которой доходили до 10 тысяч рублей ежегодно. Кроме того, пришлось прикрыть и кожевенное свое производство, в связи с чем дети были вынуждены искать для себя службу.

Словом, с прекращением денежных средств все реже приходилось слышать от жителей города слова: «Где Валуйские, там несчастья нет».

В 1886 году в Ельце было учреждено Вольное пожарное общество. Председателем Общества был единодушно избран Мелитон Николаевич. Несмотря на свой семидесятилетний возраст, остаток своих дней он посвятил спасению человеческих жизней - делу, начатому купцами Валуйскими 75 лет назад.

Камчатка. Самое отдаленное добровольное пожарное общество

До 1909 года Петропавловск насчитывал около 60 жилых одноэтажных строений. С введением Камчатского губернаторства город стал разрастаться за счет переселенцев с территории, оккупированной Японией в годы Русско-японской войны (1904-1905). В связи с этим число строений увеличилось до 200. Стали появляться двухэтажные здания - исключительно деревянные, не только из-за частых землетрясений, но из-за высокой стоимости строительных материалов, привозимых морским путем только два раза в год.

Пожарная охрана, за исключением ручного насоса и двух бочек при полицейском управлении, практически отсутствовала. Инициатива учреждения пожарного общества принадлежала начальнику уезда С.М. Леху. Благодаря поддержке камчатского губернатора Н.Б. Мономахова и энергичной деятельности избранного начальником пожарной дружины Общества К.А. Ковальчука, удалось построить учебную башню. Она использовалась и в качестве пожарной каланчи. Еженедельно проводились практические занятия по огнетушению. Всего в команде насчитывалось 40 добровольцев. В составе команды был организован отряд из 20 добровольцев-китайцев, обеспечивающих доставку к месту пожара воды. По пожеланию губернатора начальником команды проводились практические занятия по обращению с пожарными инструментами с отрядом камчатских казаков численностью в 20 человек.

В связи с гористым расположением г. Петропавловска, снаряжение пожарного обоза, включая ручные насосы, летом часто перевозилось вьючным способом или переносилось на руках, зимой - на собаках. Состав обоза насчитывал девять зимних ходов и восемь летних.

При пожарном депо Общества были установлены ежедневные дежурства. В казармы жандармской команды и камчатских казаков, а также некоторым пожарным-добровольцам проведена сигнализация для сбора по тревоге. В собственности добровольного пожарного общества имелся земельный участок и двухэтажный дом.

Юрий Харин,
кандидат технических наук, ФГУ ВНИИПО МЧС России