Сергей Шойгу: «Мы создаем среду, в которой немодно быть отстающим»

16:35 • 26 Декабря 2011

Сергей Шойгу: «Мы создаем среду, в которой немодно быть отстающим»

В декабре министр традиционно встречается с главными редакторами ведомственных изданий, чтобы подвести итоги года, наметить основные темы и направления информационной работы ведомственной прессы на следующий год. Вот и в канун 2012 года мы снова сидим за круглым столом и обсуждаем то, что министерство выполнило из намеченного еще год назад. Мы также обращались к совсем давним событиям, чтобы сравнить с годом сегодняшним. Помня о том, что в 2012 году будет отмечаться 80-летие гражданской обороны, первый вопрос как раз и был посвящен этой теме.

— Сергей Кужугетович, следующий год объявлен Годом гражданской обороны. Коллегия министерства утвердила концепцию гражданской защиты. В то же время президентом страны утверждены основы государственной политики в области гражданской обороны. Здесь в терминах дело или что-то более существенное?

— Конечно, более существенное. Мы долгое время шли к тому, чтобы максимально сделать нашу гражданскую оборону гражданской защитой. Чтобы у нас действительно было задействовано все население. Документы, о которых вы упомянули, максимально убирают военную составляющую из гражданской обороны, поскольку вопросами гражданской защиты занимаются в первую очередь люди, являющиеся руководителями комиссий по ЧС субъектов РФ. Мы постарались сделать таким образом, чтобы действительно вся структура гражданской защиты была задействована ежедневно. Мы не можем жить, вечно совершая подвиги. ненормально, когда население и руководство городов, я уж не говорю про области, понятия не имело, что в конкретной чрезвычайной ситуации делать и ожидало, какие команды поступят из Москвы. В современных условиях должна быть нормальная системная работа по предупреждению, по мониторингу, по обучению населения. Я вообще плохо отношусь к таким понятиям, как «Год гражданской обороны». А на следующий год что, забудем про нее? Я считаю, что этим надо заниматься постоянно.

— 1 января исполняется 10 лет, как в состав МЧС России вошла противопожарная служба. Что, на Ваш взгляд, удалось кардинально изменить в системе противостояния огню?

— Сделано настолько много, что об этом можно отдельное интервью делать. Но давайте начнем по порядку. 10 лет назад на пожарах у нас гибло примерно 22 тысячи человек в год. В этом году, постучу по дереву, мы, скорее всего, не выйдем за 11 тысяч. Я считаю, что это главный показатель. Второе, мы начали заниматься ДТП.

Вспомните, первое время пожарные выезжали на каждую 20-ю, потом на каждую 10-ю, потом на каждую 8-ю, потом на каждую 4-ю аварию. А сегодня у нас выезды почти на каждое второе ДТП. Для этого людей надо было обучить, оснастить гидравлическим инструментом, научить оказанию медицинской помощи. Если вы посмотрите ежедневную сводку, то у нас бывает до 500 реагирований на ДТП. Большая работа была проделана для того, чтобы убедить в необходимости этой деятельности и самих себя, и тех же пожарных. Мы стали смотреть, как работают пожарные в других странах. У пожарных Германии тушение пожаров занимает всего 10 процентов от общего объема работы. Все остальное — это ДТП, выезды на бытовые ЧС, спасение домашних животных и, в том числе, кстати, оказание медицинской помощи. Я уже не говорю про то, что десять лет назад средняя зарплата пожарного была 2600 рублей. И посмотрите, как выросла оплата труда сейчас, учитывая, что десять лет назад численность федеральной противопожарной службы была 70 тысяч человек, а сегодня она уже составляет 272 тысячи. И все меньше и меньше возникает вопросов о  зарплате. Мы вкладываем большие средства в науку. В перспективе — создание Центра инноваций в области безопасности, в котором будут лаборатории, испытательные полигоны.  в нем должны работать сильнейшие ученые в области пожарной безопасности. Я полагаю, что в дальнейшем должна появиться грантовая система определения тех научных проектов, разработки которых наиболее востребованы в современных условиях.

— Перспективных молодых ученых можно отбирать еще на этапе их обучения в наших ведомственных вузах.

— Верно. За прошедшее десятилетие мы открыли три учебных заведения в области пожарной безопасности дополнительно к тем, что были. Если бы вы побывали в Воронежском училище 6–7 лет назад, то увидели бы казарму, в которой проживает 250 курсантов и на всех работает один туалет. Кровати стояли в 3 яруса. Я когда туда приехал, то сказал начальнику, чтобы он взял кусок фанеры, краску и написал бы: «Так жить нельзя!» и прибил его к стене. Потому что в тех условиях можно было научить только тому, что в таких условиях жить невозможно. А сегодня Воронежское училище входит в разряд одного из лучших учебных заведений России.

К тому же на техническое оснащение пожарных частей за все эти десять лет были выделены колоссальные суммы. Все подробно перечислять просто не хватит времени.

— Многие технические новинки ежегодно можно увидеть на салоне «Комплексная безопасность». Насколько Вас удовлетворяет качество представляемых там разработок? Активно ли новая техника и технологии востребованы в регионах?

– В каждом субъекте по-разному. Сейчас принято работать по программно-целевому методу. То есть мы, как федеральная структура, предлагаем субъектам работать на условиях 50 на 50. Что это такое? МЧС покупает за счет федерального бюджета 10 пожарных машин и передает в субъект, и власти региона выделяют свои средства на покупку 10 машин. Если губернатор решил выделить деньги на покупку одной машины, то и мы закупаем и затем передаем только одну машину.

Что касается самого салона «Комплексная безопасность». Приятно, что это не просто выставочная площадка, а большой форум. На нем сегодня можно, например, ознакомиться с интересной техникой, завтра послушать специалистов, которые принимали участие в ее разработке, а послезавтра посмотреть эту же технику в действии на полигоне. Салон в 2011 году проводился всего лишь в четвертый раз, но уже успел стать крупнейшим выставочным проектом в области обеспечения безопасности государства. «Комплексная безопасность» — это, я бы сказал, такой сбор заинтересованных людей. Людей, которые хотят решить какие-то серьезные, важные задачи. Это и конструкторы, и инженеры, и спасатели, и пожарные, и специалисты в области управления рисками. И эти специалисты все время что-то генерируют. Жизнь заставляет. Взять, к примеру, теракты в метрополитене. Есть понимание того, что необходимы системы контроля и обнаружения отравляющих веществ, радиоактивных элементов. Сняты с производства вертолеты Ми-2 и самолеты Ан-2, нужно что-то создать на их замену. Сказали, сделали, появился вертолет Ка-226. То есть мы создаем среду, в которой немодно быть отстающим. В ней модно быть впереди.

— Многие инициативы МЧС невозможно решить без активного участия именно на местном уровне. Это и развитие системы-«112», и пожарного добровольчества. Как в связи с этим строятся взаимоотношения федерального центра и муниципальных образований? Насколько, с Вашей точки зрения, на местах готовы проявлять инициативу?

— Начну с того, что не все субъекты готовы проявлять эту инициативу. И тут есть несколько составляющих: политические, человеческие и чисто технические. но политику оставим в стороне. Регионы должны сами понять, что им необходимо у себя создавать определенные структуры. нужна система-«112». МЧС разработало концепцию федеральной целевой программы «Создание системы обеспечения вызова экстренных оперативных служб по единому номеру «112» в Российской Федерации на 2012–2017 годы». В ней предусмотрено, что в первоочередном порядке будут финансироваться субъекты, наиболее готовые к развертыванию системы-«112». Под готовностью понимается наличие инфраструктуры сети связи общего пользования, наличие технического проекта, региональной программы создания системы-«112». Сейчас я могу с уверенностью назвать субъекты, которые получат софинансирование из федерального бюджета. Это Курская, Астраханская области и Республика Татарстан. В этих регионах завершено создание системы-«112». Есть еще три субъекта, которые согласовали свои проекты по созданию этой системы. Это Краснодарский край, Калужская и Тульская области. Эти шесть субъектов в первую очередь получат федеральные средства.

— Со «112» ситуация понятна, а как объяснить губернатору, что ему необходим Центр управления в кризисных ситуациях?

— Для этого много и часто показываем руководителям субъектов какие возможности для управления предоставляет ЦУКС.

Губернатор наглядно видит, что у него творится с тепловыми сетями, как можно управлять кризисами в сфере энергетики, какие проблемы существуют в транспортной системе. То есть ЦУКС для него — это инструмент, который позволяет управлять всеми системами жизнеобеспечения в регионе. Можно было, конечно, пойти по другому пути. Прийти к губернатору и сказать: «Значит так, вот есть указ президента. Вы нам выделяете землю, коммуникации, мы будем строить». Но для нас это не выход. Власти субъекта должны сами осознать, что подобные центры им жизненно необходимы.

— Сергей Кужугетович, не могу не спросить про жилье. С осени 2011 года была создана общая очередь для всех категорий сотрудников ведомства. Как это нововведение отразится на очередниках?

— Мы планомерно увеличиваем количество вводимого жилья. В 2011 году в рамках жилищного обеспечения было выделено  4 218,7 млн руб., в эксплуатацию введено 13 жилых домов. Министерство приобрело 55 квартир, 222 квартиры — за счет ГЖС (в том числе 116 — военнослужащим) и 13 квартир за счет субсидий госслужащим. Это то, что было сделано в уходящем году.

Теперь, что касается ближайшего будущего. В 2012–2013 гг. МЧС планирует приобрести 2922 квартиры за счет начала строительства 19 жилых домов для сотрудников ведомства. Уже в 2012 г. на жилищное обеспечение выделено 5 695,8 млн руб., с учетом заявленных в Минрегион России 1 420 млн руб. для получения 700 ГЖС. Эти средства позволят обеспечить жильем в 2012 году 3115 семей сотрудников МЧС России.

Если в рамках сегодняшних инвестиций ничего не оптимизировать, то мы в 2014 году закроем ту потребность в жилье, которая нам досталась на период 2003 года. Сейчас решается за-дача, как сделать так, чтобы добавить финансирование, может быть, перенести средства с 2014 и 2013 годов уже на следующий год. И тогда в 2013 году закрыть эту очередь и приступить к обеспечению жильем тех очередников, которые встали на очередь после 2003 года.

— Насколько я знаю, у Минобороны есть интернет-ресурс для очередников. Они получают логин и пароль, и на сайте могут отслеживать, как продвигается их очередь. Будет ли подобный ресурс для очередников нашего министерства?

— Конечно, его надо сделать. Это важный инструмент.

— «Спасатель» из номера в номер рассказывает о работе добровольных пожарных. Уже практически во всех субъектах приняты законодательные акты, уточняющие ФЗ-100. Какие инициативы, на Ваш взгляд, необходимы для дальнейшего развития добровольчества в стране?

— Перед нами стоит невероятно важная и нужная для страны задача — развитие добровольной пожарно-спасательной службы. Если нам общими усилиями — в том числе с привлечением и федеральных СМИ — удастся сдвинуть этот груз с места, и служба заживет своей самостоятельной жизнью, то я буду считать свою задачу выполненной. Я очень хочу увидеть, как студенческий отряд из РУДН, в который, например, могут войти ребята из Никарагуа, будут тушить пожары в Москве. Я искренне это говорю. Для кого-то это станет примером.

Должны появляться клубы для добровольцев. Но тут надо понимать, что каждый конкретный клуб должен быть интересен для конкретного места и конкретной аудитории, которая будет в этот клуб ходить. В одном месте можно открыть при клубе конюшню и обучать желающих верховой езде. Другим интереснее музыка, и там, на месте, добровольцы могут создать свой вокально-инструментальный ансамбль. В Иванове, я недавно узнал, открыли театральную студию.

Но есть и другой момент. Если где-то идет искажение информации, или откровенная ложь, то надо научиться внутри себя говорить правду. Потому что от неправильной информации принимаются неправильные решения.

— В министерстве есть такой, если хотите, девиз «Нам есть чем гордиться и есть над чем работать». Так над чем предстоит работать?

— Первое, я считаю, что все надзоры должны быть заведены под одну «крышу» и должны быть в ведомстве, которое занимается вопросами прогнозов и предупреждений, потому что надзоры — это главный инструмент для предупреждения ЧС. Это касается и технадзора в том числе. Я полагаю, что часть надзорных функций должна перейти на уровень муниципалитетов. Потому что ситуация, при которой за качество кефира в Магадане отвечает Москва в лице Геннадия Григорьевича Онищенко, неправильная. За качество кефира должен отвечать тот санитарный врач, который живет в этом городе.

У нас неправильно сегодня дислоцирована авиация. Она у нас есть и работает достаточно эффективно. Но может работать еще эффективнее. Для этого нам надо определить точки базирования этой авиации. Мы должны переходить, выражаясь военным языком, от эскадрильного базирования к точечному. То есть эскадрильное должно сохраниться в части технического обслуживания. А вот в остальном — нет. Не может вся авиация Сибири быть сосредоточена в Красноярске. Она должна быть рассредоточена по потенциально опасным местам, к тому же с учетом сезонности. Если мы знаем, что в паводковый сезон повышается опасность на реке Лене, значит, авиация должна базироваться где-то рядом. То же касается и лесных пожаров. Например, высока вероятность активного распространения огня на границе с Монголией, значит, нужно найти поблизости авиабазу для нашей техники. Решения надо принимать, исходя из точных статистических данных: сколько ЧС в конкретных местах произошло, какие были потребности в технике и т. д. Чтобы вместе с тем техника не простаивала без дела.

— А чем мы можем гордиться?

— Многим. Мы выполнили программу перевооружения. У нас хорошие показатели по федеральной целевой программе «Пожарная безопасность». В мае уходящего года был принят важнейший Федеральный закон «О добровольной пожарной охране». Если дальше говорить о важнейших для нашей системы документах, то, безусловно, это подписанные президентом России указы по системе-«112» и Центру управления в кризисных ситуациях.

В этом же году появились очень важные документы, касающиеся не только лесных пожаров, но и регламентирования ответственности за те или иные нарушения.

С каждым годом критерии нашей гордости повышаются. Если раньше мы гордились тем, что у нас появился кинологический центр в Ногинске, то сейчас пока мы с вами разговариваем, два наших автомобильных конвоя с гуманитарной помощью идут в Косово (прим. беседа с министром проходила 13 декабря). И мы понимаем, что они дойдут. И не надо будет перебрасывать на границу самолет или вертолет Ми-26 с аккумуляторами или с коробками передач, как это у нас было 15 лет назад. Наши саперы отработали недавно сезон на разминировании в Сербии. Спокойно отработали. Это уже считается не достижением, а нормальной текущей работой.

В 2011 ГОДУ В РАМКАХ ПРОГРАММЫ ПЕРЕОСНАЩЕНИЯ БЫЛО ЗАКУПЛЕНО:

•  авиатехники: Бе-200ЧС — 2 ед., Ка-32 — 5 ед., Ми-8 МТВ — 3 ед.;

•  техники для пожаротушения — 341 ед., с улучшенными характеристиками (Розенбауэр) — 204 ед.,

•  техники тяжелого типа — 121 ед.,

•  высотная пожарная техника — 64 ед., автолестницы — 32 ед., коленчатые подъемники — 32 ед.;

•  плавсредства — 40 ед.;

•  катер «Лидер» — 2 ед.;

•  жесткомодульные катера — 5 ед.;

•  суда на воздушной подушке — 4 ед.;

•  набор гидравлического аварийно-спасательного инструмента (разжим, ножницы, кусачки и т. д. — 486 ед.;

•  установки импульсного пожаротушения — 300 ед.;

•  многоцелевое пожарное средство на базе двухзвенного вездехода — 30шт.;

•  автолаборатории – 70 шт.;

•  современные средства экипировки для пожарных и спасателей — на сумму 1 млрд руб.

БЫЛО ИЗРАСХОДОВАНО:

•  на авиационные комплексы — 12,1 млрд рублей;

•  на закупку пожарной техники — 16,8 млрд рублей;

•  на приобретение современных образцов экипировки — 6,3 млрд рублей;

•  на внедрение систем управления и связи — 3 млрд рублей.

На сегодняшний день создано 12 365 общественных объединений пожарной охраны общей численностью 132 557 «потенциальных» добровольцев, в том числе 149 общественных организаций и 12 216 общественных учреждений.

Наибольшее количество общественных объединений пожарной охраны создано в Сибирском федеральном округе — 4 тысячи 941.

На вооружении добровольных пожарных команд имеется 13 906 единиц техники, в том числе  5 277 единиц пожарной техники и 4 953 единицы приспособленной техники, а также 3 676 пожарных мотопомп.

Подразделениям добровольной пожарной охраны передано 751 АРС-14, из них 653 единицы переоборудованы для целей пожаротушения