Центроспас: работа на пределе возможного. Пресс-конференция в преддверии юбилея

13:49 • 10 Марта 2017
Общество Новости МЧС

Центроспас: работа на пределе возможного. Пресс-конференция в преддверии юбилея Фото: Степан Змачинский

34 спасателя международного класса, 19 заслуженных спасателей РФ, 9 сотрудников отряда имеют звания Заслуженных работников РФ. Спасатели отряда стоят на принципиальной позиции: на месте ЧС не считать спасенных для статистики и отчетов, а спасать – пока есть силы, пока есть надежда. В преддверии 25-летия все-таки посчитали – конечно, приблизительно – и получилось, что отряд за годы своего существования спасли население маленького городка – порядка 10 000 человеческих жизней.

Сегодня мы можем работать и успешно работаем в любых условиях, от Антарктиды до тропиков -  так за эти 25 лет расширился спектр возможностей отряда. Появились новые службы,  медицинский госпиталь, беспилотная авиация, приборы для поиска людей под завалами. Только что отряд летал в Сочи на поиски потерпевшего крушение Ту-154, наш госпиталь работал в Сирии. Отряд прошел аттестацию консультативной группы ООН по спасению INSARAG.
Кирилл Бородин,
начальник отряда «Центроспас», спасатель международного класса, заслуженный спасатель РФ

На фото: Кирилл Бородин

Ранее Кирилл Бородин, в беседе в корреспондентом портала «МЧС Медиа», на вопрос о том «Скольких же вы спасли?» ответил историей: «Так, когда мы работали на одном наводнении, от нас потребовали отчета: «Сколько людей вы спасли?». А мы ответили: «Четыре КамАЗа…Когда спасаешь людей, чувствуешь, что ты приносишь пользу. И этот кураж, адреналин заставляет людей оставаться в отряде. Если ты получаешь удовольствие от профессии, ты в ней остаешься». 

В начале, когда в 1991 набирали отряд, отбирали ребят по самым широким критериям: человек должен был владеть порядка 16 профессий. Конечно, никто тогда таких навыков не имел – учились в процессе. Ни оборудования, ни технологии спасения – все, что повсеместно применяется в системе МЧС сегодня, вырабатывалось в Центроспасе годами.

Люди приходят в отряд и остаются – на годы. Сейчас мы берем уже подготовленных спасателей. Помню, еще в 90-е, когда набирали людей в отряд, пришел парень. Мы ему, конечно, сразу сказали: «Заявление потом напишешь, а сначала – кросс. Он пробежал, вернулся, «Ну, говорим, отлично, пиши заявление», а он: «Да ни за что: ладно еще кросс, но когда на кран заставили лезть…». Так что не для всех, но уж кто остается – остается на годы.
Михаил Фалеев,
начальник Центра стратегических исследований гражданской защиты, первый руководитель отряда с 1992 по 1996

Здесь говорят – самое ценное, самое главное в отряде – люди: спасатели, инженеры, медсестры, повара, наконец - лишних людей здесь нет. Спасатель Центроспаса не одиночка, он работает в команде. Люди, которые постепенно создали все: передовые во всем мире технологии, которыми пользуются не только в каждом подразделении МЧС России, в каждом российском регионе, но и во всем мире: специалисты приезжают в Центроспас не учить – учиться.

На фото: Салават Мингалеев

Центроспас – уникальнейшее подразделение. Все отряды по всей России мы создавали по их образцу. Отряд был тем подразделением, которое дало толчок к развитию всей системе МЧС, начиная с формы и заканчивая основами применения авиации в деле спасения. Спасатели отряда, например, переработали аэродромный пожарный автомобиль Розенбауэр под российскую действительность. Возьмите в любой международной спасательной операции работу иностранных спасателей и наших: Центроспас работает круглосуточно, нет графика – до тех пора, пока сохраняется надежда, что есть живые люди.
Салават Мингалеев,
эксперт Центра стратегических исследований гражданской защиты МЧС России, заслуженный спасатель РФ, руководитель отряда с 2003 по 2004

Салават Мингалеев вспоминает трагедию в Беслане: тогда двое спасателей Центроспаса - Валерий Замараев и Дмитрий Кормилин - погибли при выполнении операции. Комиссия, которая расследовала обстоятельства трагедии при штурме школы, постановила – действия спасателей были полностью оправданными, они выполнили свой долг, двое из них - ценой собственной жизни.

Оказали помощь около 40 000 пострадавшим, совершили более 55 000 выездов. Отряд участвовал в порядка 200 (196) спасательных операциях за границей, 432 раза выезжал на ЧС федерального и регионального характера, на 315 ЧС были применены самолетные и вертолетные медицинские модули (с их помощью было эвакуировано 958 пострадавших).

 «25-летие отряда – эпоха для всей страны», уверен начальник службы аэромобильного госпиталя и организации медицинской помощи при чрезвычайных ситуациях отряда «Центроспас», заслуженный врач РФ Игорь Якиревич. 

 «Простые», как они сами себя называют, врачи медицинской службы отряда Центороспас – участники международных конференций, консультанты международного уровня, признанных Всемирной организацией здравоохранения ВОЗ, наконец, специалисты, которые, для того, чтобы всегда быть в профессиональном тонусе, работают в обычных больницах города. Они шутят: больница – та же ЧС, только условия чуть получше - есть, например, свет.

На фото: Александр Попов

Самый запоминающийся случай в практике? Поверьте, их очень много. Каждый запоминающийся. Тот же Цхинвал, когда привезли мальчишку, и оказалось, что у него не только пулевое ранение в руку, но и неразорвавшийся ВОГ в плече. На свой страх и риск позвали саперов – извлекли. В этом году под Новый год звонил – у него семья, двое детей, он даже не остался инвалидом, нам удалось сохранить ему руку.
Александр Попов,
врач анестезиолог-реаниматолог службы медицинской помощи отряда «Центроспас»

 Да, у нас бывают трагедии, рассказывает врач: в госпитале 0,25% смертности. В Осетии, например, - стечение обстоятельств – мы оказались на передовой, и все наши раненые военные шли к нам. «У нас тоже горе бывает и очень сильное, но все помнят счастливые моменты. Наш герой РФ Валерий Замараев, который погиб в Беслане – мне посчастливилось два года с ним работать в отряде, он взял меня, молодого врача, под свою опеку – сказал мне однажды: «Приехал – все из головы стирай, только счастье оставляй».

Спасатели Центроспаса часто оказываются на передовой. Будучи людьми гражданскими, они, в отличие от военных, не защищены ни льготами, ни какими-либо гарантиями.

На фото: Михаил Фалеев

Существующее законодательство, которое регулирует нашу деятельность, позволяет нам работать. Исчерпывающее ли оно? Нет. В военном конфликте спасатель не никак защищен, он просто лицо, которое находится на передовой. Это же касается и ранних пенсий спасателей, ведь спасателем нельзя быть до 60 лет: еще молодой человек, в принципе, не представляет, что ждет его после наступления пенсионного возраста. Мы не должны быть незамеченными.
Михаил Фалеев,
начальник Центра стратегических исследований гражданской защиты, первый руководитель отряда с 1992 по 1996;

 

 

Материал по теме
Из первых уст: врач отряда Центроспас рассказал о работе в Сирии
Материал по теме
Кирилл Бородин
Материал по теме
Михаил Фалеев
Материал по теме
Салават Мингалеев
Материал по теме
Игорь Якиревич: медицинская служба отряда "Центроспас"
Материал по теме
Александр Попов
Материал по теме
20-летие отряда Центроспас

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Центроспас: работа на пределе возможного. Пресс-конференция в преддверии юбилея

Ты помнишь, как все начиналось…

13 марта 1992 года Постановлением Правительства Российской Федерации № 154 от был образован Государственный центральный аэромобильный спасательный отряд МЧС России (Центроспас). Пожалуй, его создателей можно сравнить с теми, кто строил БАМ или запускал в космос первые ракеты, кто осваивал целину или прокладывал во льдах дорогу к Северному полюсу – в общем, со всеми первопроходцами, которые не боялись трудностей и упорно шли к своей цели. Первый профессиональный спасательный отряд создавала совсем небольшая группа энтузиастов, объединил которых и стал, позднее, первым руководителем Центроспаса Михаил Иванович Фалеев. О тех временах вспоминает его коллега и заместитель,  Александр Сергеевич Кошкин. 

«Знаете, это было удивительное время, - рассказывает Александр Сергеевич, «ведь людям, которые создавали отряд, в 1990-91 годах было около 40 лет, и, казалось бы, остается ли в душах к этому возрасту какая-то романтика? Все мы к тому времени были сложившимися людьми – у всех была работа, заметные должности в системе производства, управления. А тут надо было рискнуть, оставить все и окунуться в неизвестную, в общем-то, сферу, начинать все с нуля».

Как вспоминает один из основателей отряда, для него это был тот самый «рубикон», перейти который  - большой риск. К тому времени Кошкин работал в Центральном аэрогидродинамическом институте в Жуковском, научном центре российской авиации. Был руководителем крупного подразделения - социально-бытового отдела. Что могло подтолкнуть его на неизведанный путь?

«Пожалуй, ключевой была встреча с Михаилом Ивановичем Фалеевым, и тот рассказал, что он занят сейчас чрезвычайно интересным делом - формирует в рамках ГКЧС первый аварийно-спасательный отряд. Он меня спросил напрямую: «Рискнешь пойти со мной? Аналогов такой структуры нет, все придется делать самим». Ну, во мне всегда была такая авантюрная жилка, и предложение меня захватило. Это же совершенно новое дело! Это ж как в юности – пуститься в неизведанное!

В команде Фалеева я оказался четвертым, и всех этих энтузиастов я знал еще по комсомольской работе, т.е. огонек в моих старых знакомых не потух и с ними, что называется, «можно было идти в разведку».

Соратниками Фалеева стали Игорь Прокопчик, Сергей Сардановский, сам Александр Кошкин и, чуть позже, из «Красного креста» пришел Андрей Рожков, в будущем ставший легендой отряда.

«Мы въехали в здание на Театральном проезде, которое как раз освобождала Комиссия по чрезвычайным ситуациям при Совете министров. И вот в нашем распоряжении оказалось несколько совершенно пустых комнат, в которых были разве что стулья и пара столов. Но было не до комфорта. Главной задачей тогда стало оформление документов, и я вместе со всеми принял участие в этом «хождении по мукам», в обивании порогов министерств и других органов власти.

И все-таки это было хорошее время, как ни странно, романтическое. Наверное, потому что мы, взрослые, состоявшиеся люди, были охвачены вдохновением, и это все чувствовали, и, в общем, относились к нам и нашей идее очень хорошо».

О том, что идея создания спасательного подразделения нашла поддержку «наверху», говорит тот факт, что окончательные положения о нем  были сформированы к ноябрю, а уже в марте вышло Постановление Правительства.

«Этот период был потрясающе интересный, - продолжает рассказ Александр Кошкин. «Мы часами спорили, вели дискуссии о том, каким должен быть отряд, как его строить, кого приглашать, как и чему обучать.

Надо сказать, что к тому времени существовал так называемый Российский корпус спасателей, но это он работал по другой схеме, а именно, кадрированной. Т.е. в случае ЧС группа энтузиастов набиралась со всей страны, из разных организаций (например, из «Красного креста»).

Естественно, что ключевые идеи в деле создания отряда Центроспас формировались при активном участии руководства МЧС – и самого Сергея Шойгу, и Юрия Воробьева и других замов – и это понимание, эта поддержка Фалеева и позволили сделать то, о чем мечталось».

Александру Кошкину пришлось взять на себя сложнейшее направление – создание материально-технической базы: транспорт, оборудование, спецодежда и т.д.

По его словам, у создателей отряда было четкое понимание того, что он должен чрезвычайно мобильным, а значит – находиться поблизости от аэродрома. Тогда были варианты размещения и в Домодедово, и в Чкаловске и других городах. Но ввиду того, что организаторы Центроспаса были, в основном, жителями  г.Жуковского, хорошо знали руководство знаменитого Летно-исследовательского института им.Громова и могли рассчитывать на помощь в смысле обеспечения воздушными судами, был выбран именно этот подмосковный город. Кроме того, по договоренности с Министерством внутренних дел, отряд удалось разместить в здании, расположенном непосредственно рядом с летным полем ЛИИ, что серьезно повышало его аэромобильность.

«Первые автомобили в системе министерства – это были «Москвичи – 2141». Потом мы получили «Газ-66», и здесь, на Жуковском машиностроительном заводе, на них навесили кунги (тип закрытых кузовов), оборудовали по – спартански – это и была первая аварийно-спасательная техника, в которую грузился нехитрый набор инструментов – лом, кувалда, лопаты и т.д.. Нас снабдили с армейских складов палатками, костюмами химзащиты, разной хозяйственной утварью, которая всегда необходима на выездах.

Это потом уже мы стали приобретать специальные  гидравлические инструменты, появились пневмо-каркасные модули и многое из того, без чего сегодня, как кажется, отряду не обойтись. Но тогда, на первых порах, мы обходились (смеется).

А еще помню, как приходили первые спасатели – Сергей Лебедев, Володя Донин, Кирилл Бородин, Виктор Ситин… Ну, они как-то все вместе приходили, не по одному, и главное, что осталось в памяти – это их необычайное воодушевление, их готовность делать все, что угодно – и свою, и не свою работу, и погрузо-разгрузочные работы и т.д. Никто не считался с личным временем, с усталостью… Все они имели на тот момент довольно обширные знания в плане аварийно-спасательных работ, и потом, получив дальнейший опыт, стали, в основном, руководителями спасательных подразделений, отдельных направлений в работе. Пожалуй, главным идеологом спасательных работ был Андрей Рожков, который и сформировал команду крепких профессионалов. И вся методика выполнения спасательных работ, схема организации служб и графика дежурств – это все было заложено именно с его подачи.

Когда завершился первый этап формирования отряда? Думаю году к 95-му. Тогда уже был штат в 150 человек, и несколько серьезных выездов за плечами. Но вот когда у нас появился в арсенале парк воздушных судов, который позволял нам быть мобильной группой, вот тогда, я считаю, и был завершен начальный этап создания отряда Центроспас. И это было очень хорошее, творческое время».