Гражданская оборона — дело интернациональное

О мегарисках и международных усилиях в сфере защиты от ЧС рассказал директор агентства «Эмерком» Юрий Бражников

13:19 • 12 Марта 2018
В мире Новости МЧСПрогнозыОбществоОбразованиеЗдоровьеЭкология

Гражданская оборона — дело интернациональное

Сегодня у сил гражданской обороны задач гораздо больше, чем было изначально. Одна из них — защитить людей от опасностей, не связанных с войной, но грозящих огромными жертвами и разрушениями. Какие катастрофы вселенского масштаба в ближайшем будущем готовятся совместно преодолевать международные силы чрезвычайного реагирования, рассказал директор Агентства по обеспечению и координации российского участия в международных гуманитарных операциях («Эмерком») Юрий Бражников.

— Юрий Владимирович, какие риски подстерегают нас в будущем?

— В наше время нужно говорить не просто о рисках, а в первую очередь о мегарисках. Это опасности, порожденные кризисами и конфликтами, катастрофами природно-техногенного или любого другого характера, которые могут повлечь огромные жертвы и ущерб. Такие ситуации носят взрывной характер, и отдельной стране с ними справиться трудно, а порой невозможно. Мегариски требуют высокой готовности сил гражданской обороны. И из таких ситуаций всегда извлекаются уроки. Так, например, в свое время Чернобыль и землетрясение в Спитаке привели к созданию МЧС России. А катастрофа в итальянском Севезо сподвигла Евросоюз к директивному запрету опасностей, связанных с химическими производствами.

— В прошлом году в одной из своих статей вы написали, что Европу может ждать мегариск — новое извержение Везувия.

— Это типичный пример мегариска. Везувий — вулкан взрывного типа. Сейчас район Неаполя находится под постоянным наблюдением ученых и международных лабораторий, которые отмечают подъем магмы. Пока еще не тот момент, чтобы дать команду на эвакуацию людей или другие действия. Если взрыв произойдет, группировка спасателей будет включать в себя необходимые силы Евросоюза и, конечно, России.

Сколько еще вулканов взрывного типа существует в мире и где?

— Таких вулканов на Земле семь. Есть еще в Америке, Индонезии, Малайзии, Африке. Пока они спят. У нас в стране таких нет, но исключить мегариски никто не может.

Успокоили отчасти. Какие еще мегариски существуют?

— Риски природного характера — например, возникновения цунами. Техногенные — связанные с атомной энергетикой, гидроэлектростанциями, опасными химическими производствами. И, конечно, космос. Мы отслеживаем громадные космические объекты, которые могут пройти рядом с орбитой Земли или даже пересечься с ней, и думаем, как эти тела можно заблаговременно перевести в иное качество или изменить их траекторию.

— Насколько вероятны катастрофические события, о которых вы говорите?

— Когда в мире начали строить первые атомные станции, в вероятность катастрофы тоже, видимо, мало кто верил. Но после Чернобыля многие действующие атомные станции, например на Рейне, были закрыты. То есть к мегарискам теперь особое внимание. Каждый из них — урок, чтобы сформировать новые гуманитарные и спасательные задачи. Поэтому на базе МЧС России был сформирован Российский национальный корпус чрезвычайного гуманитарного реагирования, который за 25 лет работал в 80 странах. За эти годы российские спасатели по всему миру извлекли из-под завалов, спасли от пожаров, голода и других бедствий 9 млн человек. Сейчас благодаря МОГО мы сохраняем свое лидерство, развиваем и внедряем высокие технологии, совершенствуем механизмы управления в кризисных ситуациях. Через механизмы МОГО мы обучаем и оснащаем службы чрезвычайного реагирования других стран, и это также позволяет нам наращивать свой потенциал и быть востребованными в мировом сообществе.

— Вы упомянули центры реагирования, подобные российским, которые мы помогаем открывать в других странах. Где они уже есть и где еще планируется их появление?

— В 2012 году Владимир Пучков подписал соглашение о создании в Сербии, в городе Нише, первого, балканского центра, который призван решать задачи противодействия рискам в этом регионе. Он оправдал надежды, и на его базе мы осуществили ряд крупных спасательных и гуманитарных операций, открыли обучение, продвигаем технологии. Второй центр создан в Армении. Завершается оснащение этого центра, и он будет очень полезен в этом регионе. Следующий центр, который призван действовать в интересах Каспия, создается в Баку после подписания соглашения о сотрудничестве чрезвычайных ведомств России, Казахстана, Туркменистана, Азербайджана и Ирана. В Азербайджане мы уже фактически открыли Академию гражданской защиты, куда передали весь наш опыт, лабораторию, классы. То есть учебная база там уже создана, на этой основе началось создание реагирующего центра. В перспективе — создание центров в Африке. Очень большой интерес к обучению чрезвычайному реагированию проявляют и латиноамериканские страны — Никарагуа и Куба.

— А со странами ЕС и США мы готовы сотрудничать в области мегарисков?

— Для Карибского бассейна риском мегамасштаба являются частые ураганы. В Майами есть три реагирующих центра, и мы готовы к совместным действиям с американцами. Германия, Франция, Италия с нами уже сотрудничают. Кстати, у нашего взаимодействия с итальянцами глубокие исторические корни. Можно сказать, что в Мессине был установлен первый памятник русским спасателям. Сто лет назад, когда произошло трагическое разрушение этого сицилийского города, русские моряки спасли там 2,5 тысячи человек. Внуки спасенных приходят сейчас к этому памятнику, отдавая дань памяти нашим соотечественникам. И это уже урок о том, что гражданская оборона — дело интернациональное и очень сильно дополняет любые международные усилия.

Лина Панченко