Getac

«На земле и в небе»: Как авиация МЧС России становилась на крыло

09:07 • 31 Декабря 2020
Новости МЧС В миреОбществоОбразованиеЗдоровьеКультура

«На земле и в небе»: Как авиация МЧС России становилась на крыло Фото: Степан Змачинский

Александр Фомин отработал в авиации МЧС России 17 лет. Он выпускник Сызранского высшего военного авиационного училища летчиков. Окончил Военно-воздушную академию имени Ю. А. Гагарина. Учился вместе с Рафаилем Закировым, там и произошло их знакомство. Закиров командовал авиацией МЧС с самого начала — с 1995 года. Он и предложил сокурснику работать вместе. В этом году Рафаиля Закирова не стало. Его коллега вспоминает о том, как авиация МЧС становилась на крыло.

Нужна своя техника

В структуре войск гражданской обороны был эвакуационно-транспортный отдел, который занимался авиационными вопросами. Он и послужил платформой для создания и становления Управления авиации МЧС России. Толчком для образования своей авиаструктуры послужило то, что предшествующие годы были насыщены чрезвычайными происшествиями. В 1992 году Ереване произошел взрыв на одном из армейских складов СНГ. Правительство Армении обратилось к руководству ГКЧС с просьбой об оказании помощи в тушении пожара. Арендовали два самолета Ил-76 и привлекли летчиков-испытателей. Одним из них был Игорь Закиров, однофамилец Рафаиля Шакуровича. Он же испытывал первый выливной авиационный прибор, показавший высокую эффективность при тушении в Армении.

Руководство министерства столкнулось с тем, что при возникновении различных чрезвычайных ситуаций необходимо брать в аренду самолеты или вертолеты, а это сопряжено со взаимодействием с другими компаниями и организациями, с заключением дополнительных договоров и контрактов. К сожалению, бывали моменты, которые могли привести к срыву выполнения поставленных задач.

И вот тогда у министра Сергея Шойгу и его коллег сложилось однозначное мнение: нужно иметь свою авиацию, свое авиапредприятие, чтобы оперативно и эффективно реагировать на возникающие задачи по ликвидации тех или иных ЧС.

Началась интенсивная работа. Был проведен ряд серьезных совещаний под руководством Юрия Воробьева с привлечением основных авиаконструкторских бюро страны и поставлена задача: начать подготовку авитехники для МЧС России.

После ереванских событий на Ташкентском авиационном производственном объединении имени В. П. Чкалова закупили первый самолет Ил-76, под номером 76840. Потом был куплен второй Ил-76 с бортовым номером 76841. Началось массовое поступление в МЧС России самолетов и вертолетов. Естественно, возник вопрос, где их обслуживать. Рассматривалось несколько вариантов базирования — Клин, Чкаловский, Шереметьево, Быково, Внуково. Все аэропорты вблизи Москвы со счетов не сбрасывались. Но в конечном итоге было решено разместить отряд Центроспас с входящим в его состав авиационным комплексом на аэродроме в Раменском, где сейчас находится аэропорт Жуковский, чтобы оперативно решать вопросы при вылете на ту или иную чрезвычайную ситуацию. Такое размещение позволяло обеспечить трехчасовую готовность к вылету на ЧС в любую точку мира.

Формирование команды

После назначения 10 июля 1995 года полковника Закирова на должность начальника Управления авиации началась интенсивная работа по подбору кадров. Он за короткий срок смог собрать команду единомышленников и специалистов, которая приступила к выполнению основных задач. В управлении были созданы отделы инженерно-авиационной службы, аэродромно-технического обеспечения, авиационно-спасательных технологий КП авиации.

В каждом региональном центре находились авиаподразделения, которые были замкнуты на управлении. Большая заслуга Рафаиля Шакуровича в том, что он смог убедить руководство ведомства в необходимости реформирования региональных подразделений. Была создана концепция авиационного обеспечения МЧС России. Время требовало внесения корректив. Крайний вариант концепции предусматривал создание авиационно-спасательного центра, а в его основе должны были находиться три отдельных отряда — Дальневосточный, Сибирский и Центральный. На Центральный отряд возлагались функции по прикрытию Центра и Юга России. Сибирский отряд, соответственно, отвечал бы за Сибирь, и Дальневосточный — за Дальний Восток. И такая концепция была утверждена. Для технического обеспечения и сопровождения подразделений в 2000 году была сформирована база аэродромно-технического обеспечения авиационных частей МЧС России, первым командиром которой стал полковник Андрей Войтюк. База располагалась на аэродроме Раменское.

По мере совершенствования структуры Управления авиации и с приходом новой техники постоянно разрабатывались авиационно-спасательные технологии, и большая заслуга в этом, прежде всего, Рафаиля Закирова, а также других специалистов, которые участвовали и реализовывали эту программу. К ним можно отнести и Валерия Дробинского, он одним из первых начал летать на тушение пожаров с прибором ВАП-2 на самолетах Ил-76. На вертолетах пилоты испытывали выливные устройства ВСУ-5 для Ми-8 и ВСУ-15 для Ми-26. Потом был изобретен прибор ВОП-3 — вертолетный опрыскиватель подвесной, который использовался для обеспечения дегазации и дезактивации зараженных участков местности, розлива нефтепродуктов. Все создавалось с колес и потом испытывалось в региональных подразделениях, с нуля писались методики, накапливался опыт. Руководство министерства уделяло пристальное внимание тому, чтобы авиация отвечала современным требованиям.

Признание на мировом уровне

Помощь оказывалась не только на территории России, но и за рубежом, практически на всех континентах. Сколько было проведено международных учений, выставок, где демонстрировались наша авиатехника и технологии! Они были признаны профессионалами всего мира. Много было уникального.

Хорошо помню, как в апреле 1995 года впервые в истории МЧС России на учениях по оказанию помощи и эвакуации терпящих бедствие в Арктике КВС Анатолий Загоруйко осуществил посадку на самолете Ан-74 на ледовый аэродром Северного полюса.

В 2001 году в Таджикистане у меня был непростой случай. Я возглавлял группу по доставке нашей делегации в Афганистан для организации гуманитарного конвоя. Во время полета, а я был КВС на Ми-8, горы резко закрыло туманом. Я сообщил старшему нашей группы Юрию Бражникову, он тогда был заместителем министра: «Надо садиться. По земле будете добираться дальше». Так и поступили. А делегация с афганской стороны, которая летела к нам навстречу на таком же Ми-8, разбилась, столкнувшись с горой. Интуиция очень важна для пилотов. Ты должен все предвидеть, рассчитать, уметь анализировать различные ситуации, прокручивать их в голове. Всегда нужно наперед смотреть.

На грани возможностей

Самым сложным в работе во время ЧС было видеть на ту боль, которая нас окружала. Это любому человеку трудно пережить и воспринимать. Мы были профессионалами своего дела, безо всякой хвальбы. Прошли должности от рядовых летчиков до командиров отдельных полков. Иногда приходилось преодолевать свои возможности, казалось, что не выдержать. Но человеческий организм всемогущ. Он выдерживал и днями, и ночами, таких случаев на ликвидации ЧС было очень много. Все специалисты, которые работали и работают в авиации МЧС России, внесли достойную лепту в престиж ведомства. Хочется сказать спасибо Валерию Дробинскому, Евгению Серых, Валерию Крузе, Анатолию Пласкову, Валентину Гарину, Ивану Тинькову, всему летному, инженерно-техническому составу, специалистам тыла и связи за их труд. Берегите себя и своих близких. Всего вам доброго и храни вас Бог!

СПРАВКА:
Александр Фомин
Заслуженный военный летчик Российской Федерации. За время летной работы освоил одиннадцать типов вертолетов. Налет — свыше 6000 часов.
С 1998 года — в авиации МЧС России. Заместитель начальника авиации по организации летной работы — заместитель начальника Управления авиации МЧС России. Участвовал во всех международных учениях по программе НАТО «Партнерство ради мира». Неоднократно возглавлял авиагруппы при тушении лесных пожаров за рубежом. Участвовал в международных авиационных выставках и авиакосмических салонах. С января 2005 по 2014 год — директор Федерального государственного унитарного авиационного предприятия МЧС России.