Павел Плат: "Возможности спасательных центров возросли в разы!"

Павел Плат

Возможности спасательных центров возросли в разы!

- Павел Васильевич, расскажите, чем была вызвана необходимость реорганизации войск гражданской обороны?

 - В 2007 году на высшем государственном уровне было принято решение, которое заключалось в том, что у нас в министерстве с 2011 года происходила замена военной службы на правоохранительную. Утвердили и специальный план действий по выполнению этой задачи. Вместе с тем события 2008 года (вторжение Грузии в Южную Осетию. Прим. ред.) заставили нас еще раз вернуться к вопросу сохранения военнослужащих в составе министерства. Было уточнено ранее принятое решение и в системе МЧС осталось  7 230 должностей военнослужащих.

Ограниченное число военнослужащих будет проходить службу в центральном аппарате министерства, территориальных органах управления. Основная же часть должностей направлена для комплектования наших спасательных и авиационно-спасательных центров.

Официально вся работа по реорганизации ГО завершилась 1 января 2011 года. Но есть еще несколько проблем, которыми мы будем заниматься в течение этого года.

Прежде всего, нам необходимо завершить работу по передаче в собственность военнослужащим, которые увольняются в связи с проводимой реформой, построенных для них квартир. Кроме того, важно совместно с Министерством обороны России завершить работу по прохождению военнослужащими военно-врачебных комиссий и подсчетам выслуги лет. 

 

- Можно ли сказать, что на смену частям войск гражданской обороны после реформирования пришли именно воинские спасательные центры,  ведь военнослужащие остались в первую очередь именно там?

- Точнее, воинские спасательные формирования постоянной готовности МЧС России. Да. Дело обстоит так. 

 

- В плане подготовки специалистов что-то поменялось?

 

- Конечно, с учетом сокращения сроков службы военнослужащими по призыву, мы изменили и учебные программы, по которым они занимаются. Задача, стоящая перед нами сегодня, проста и понятна: за год подготовить из молодого человека специалиста, способного самостоятельно выполнять задачу по занимаемой должности.

При этом мы не стоим на месте и постоянно совершенствуем систему подготовки, в том числе и увеличиваем количество учебных часов  за счет сокращения времени на выполнение задач, не свойственных военнослужащим. Работы, связанные с несением службы в наряде по столовой, уборку территории, помещений мы уже начали передавать сторонним организациям. Деньги на эти цели выделяются.

В октябре 2011 года мы планируем провести сбор с командирами частей и их заместителями, на котором обсудим новые подходы к подготовке специалистов.

 

- Что это за специальности и какие из них наиболее сложные?

 

- Например, экскаваторщики, водители-крановщики, бульдозеристы. Их,  кстати, быстро подготовить к самостоятельной работе очень сложно. А еще, скажем, водители автобусов. На помощь нам начинают приходить тренажеры. Сейчас министерство получает современные тренажеры. Не так давно я был в 179-м спасательном центре, где посмотрел класс подготовки водителей. Это уже  вполне современный уровень, отвечающий самым строгим требованиям. Не выходя из класса, обучаемый получает достаточное количество практических навыков. Понятно, реальные действия, ничем невозможно заменить. Но и тут у нас есть опыт. Летом прошлого года шесть из десяти спасательных центров принимали участие в тушении пожаров. С двумя из них я работал непосредственно и видел, как действуют наши специалисты: водители, экскаваторщики, крановщики... Ту практику, которую они получили в течение кто двух недель, кто полутора месяцев, ничем не заменить. Поэтому мы стараемся на всех ЧС применять наши подразделения, чтобы они получали опыт работы в реальных условиях. Когда от тебя требуются решительные действия, когда нужны смелость и выносливость - появляется та закалка, которой и должны обладать наши люди. Начальники региональных центров все чаще и, я бы сказал, смелее применяют воинские спасательные формирования, в том числе и не только на сезонные чрезвычайные ситуации.

Начальники спасательных центров зачастую сами выступают в роли инициаторов проведения приносящих пользу операций: разминирование, водолазные работы, дезактивация... Тем более что и вопросы, связанные с оснащением, у нас стали решаться значительно эффективнее.

Сегодня ни одна серьезная операция не обходится без применения роботов. Кануло в лету, на наш взгляд, мнение, что современная техника - обуза, что лопатой все быстрее можно сделать. Оказывается, не везде можно лопатой. Да и не везде нужно.  Появились специалисты, которые мастерски управляют  техникой, думают, как сделать так, чтобы облегчить и обезопасить работу.

 

Беседовал Анатолий Стасовский

 

 

В 2009-2010 годах в спасательные центры поступило 503 единицы техники. Это новые бульдозеры, новые фронтальные погрузчики, которые вообще отсутствовали в наших воинских подразделениях.

За последние 10 лет военные спасатели свыше 40 тысяч раз участвовали в ликвидации последствий аварий и катастроф.

В результате проведенных операций ими было спасено более 70 тысяч человек.

 

Борьба с огнем - пожарная война - есть война исключительно наступательная, а изучение неприятельской силы ограничивается естественными свойствами объекта и внешними условиями, сопровождающими проявление этой силы, увеличивающими или уменьшающими ея интенсивность. В борьбе с пожаром неприятель не обладает физическими силами, вследствие чего психический анализ не находит применения; анализ этот требуется только до известной степени в деле спасания.

Таким образом, в пожарной войне преобладающую роль играет пожарная тактика, как отдельная военнопожарная наука.

 

Из доклада Совету Императорского Российского Пожарного общества Председателя Временной комиссии

по пожарной тактике  действительного статского советника И.В. Гопфенгаузена, 1905 г.

 

Статью «Военный след в истории пожарно-спасательного дела» читайте на стр. 52

 

Ключевые слова: Руководитель