№9

Опыт коллективной безопасности

Государственное образовательное учреждение «Центр развития творчества детей и юношества „Можайский“» с момента своего создания в 2005 году является базовым в Западном округе города Москвы по пожарно-профилактической  работе  среди  детей и подростков средствами дополнительного образования.

В 2010 г. Центр начал работать в режиме окружного ресурсного центра по обучению детей и подростков пожарной безопасности, а также ведет экспериментальную деятельность в области формирования социально-педагогическими технологиями адаптационной мобильности у детей и подростков к действиям в ЧС.

Представленные в сборнике научно-методические статьи ученых, педагогов образовательных учреждений и сотрудников МЧС России, участвующих в деятельности государственной экспериментальной программы «Социум. Культура. Безопасность», раскрывают особенности функционирования образовательных учреждений различного типа в рамках эксперимента по разработке социально-педагогической модели формирования культуры безопасного поведения обучающихся и воспитанников в ЧС.

Авторы-единомышленники и энтузиасты своего дела постарались рассмотреть все аспекты работы по формированию культуры безопасности жизнедеятельности у детей и подростков, сделав особый акцент на социально-педагогических технологиях приобретения воспитанниками социального опыта коллективной безопасности

Пожарный менеджмент

Кубанским социально-экономическим институтом издана книга доктора экономических наук, кандидата технических наук, профессора А.Д. Зарецкого «Менеджмент пожарной безопасности технологических процессов». Рецензентами данного издания являются известные ученые, в том числе системы МЧС России.

В учебном пособии раскрывается сущность и предметная область менеджмента пожарной безопасности технологических процессов на современных предприятиях в условиях перехода к рыночным принципам хозяйствования. Подробно рассмотрены причинно-следственные связи, которые ведут к образованию горючей среды и источников зажигания в основных технологических процессах, используемых для обработки и переработки горючих веществ и материалов, технико-технологические факторы и организационные мероприятия по пожарно-профилактической работе и защите людей и технических устройств от распространения пожара на производстве. Авторский подход к изложению особенностей менеджмента пожарной безопасности связан с привлечением внимания к гуманизации системы пожарной безопасности, значимости культуры поведения и мотивации персонала к предотвращению рисков пожаров.

Книга рассчитана на руководителей предприятий и широкий круг специалистов, занимающихся вопросами пожарной и промышленной безопасности, а также охраны труда. Ее особенностью является доведение до читателей новых подходов в решении вопросов противопожарной защиты предприятий со сложными технологическими процессами, которые основаны на утверждении о том, что менеджер не только и не столько профессия, сколько образ мышления.

Учебное пособие рекомендовано учебно-методическим отделом Российской академии естествознания (РАЕ) по классическому университетскому и технологическому образованию для студентов, магистрантов и преподавателей высших учебных заведений по направлению 280700 «Техносферная безопасность» (профиль «Пожарная безопасность»).

Учитывая новизну подходов автора к организации деятельности по обеспечению пожарной безопасности, данное учебное пособие удостоено диплома лауреата Всероссийской выставки учебно-методических изданий Российской академии естествознания как лучшее учебно-методическое издание в отрасли (2011 г.).

Четырежды чемпионы

Сборная команда МЧС России в упорной борьбе стала победителем VII Чемпионата мира по пожарно-спасательному спорту, который прошел в городе Котбус (Федеративная Республика Германия) 2–4 сентября 2011 года.

В соревнованиях принимали участие спортивные делегации из 18 стран мира. Более 180 лучших спортсменов Беларуси, Болгарии, Чехии, Германии, Южной Кореи, Турции, Австрии и других состязались в четырех дисциплинах: подъеме по штурмовой лестнице в окно 4-го этажа учебной башни, преодолении 100-метровой полосы с препятствиями, пожарной эстафете, боевом развертывании.

Торжественное открытие чемпионата состоялось 2 сентября на Берлинер-платц — главной площади Котбуса. После традиционного парада участников лидер немецкой сборной Рене Фрост зажег огонь чемпионата, а спортсмены и судьи принесли клятву Fair Play.

Здесь же состоялись соревнования в первой дисциплине — «штурмовке», которая по праву считается самой зрелищной. Шесть российских спортсменов прошли в полуфинал, и уже казалось, что победа близка, однако, пожарно-прикладной спорт непредсказуем. Удача улыбнулась белорусу Владимиру Стрельчени.

Зато два последующих дня продемонстрировали превосходство российской команды над соперниками. В пожарной эстафете наши ребята: Р. Хубецов, С. Гордеев, В. Сидоренко, А. Калинин показали лучшее время — 55,32 сек., на 0,21 сек. опередив своих ближайших конкурентов — сборную Беларуси. Далее В. Сидоренко принес нашей команде золото в «стометровке», а С. Афанасьев стал новым рекордсменом в двоеборье (28,62 сек.). После чего сборная России стала уверенно лидировать в чемпионате.

Однако судьба медалей оставалась неизвестна до самых последних минут. В боевом развертывании у российских спортсменов был 17 стартовый номер — они бежали в предпоследнем забеге. Первая попытка сложилась для них неудачно. 35,51 сек. — результат, не позволявший рассчитывать на золото. Ребята заставили поволноваться своих болельщиков, которые с нетерпением ждали второго забега. А между тем, наши соперники один за другим улучшали результаты. Чехия, Беларусь, Словакия побили державшийся до этого два года мировой рекорд сборной команды России на IV Чемпионате мира в Болгарии в 2008 г. — 28,31 сек.

Выход был один — найти в себе силы, совладать с волнениями и грузом ответственности. Команде это удалось: результат 25,75 секунды обеспечил второе место в боевом развертывании и победу в общекомандном зачете. Чемпионский титул снова вернулся в Россию.

Подробно о том, как проходили соревнования, читайте в следующем номере «ПД».

Строго следовать закону

Проблема уголовно-процессуальных нарушений со стороны дознавателей не нова и рассматривается практически ежегодно на совещаниях и учебно-методических сборах, проводимых органами ГПН ФПС. Однако случаи нарушений до настоящего времени не изжиты. Связано это в том числе и с отсутствием у многих сотрудников и руководителей четкого представления, то же является уголовно-процессуальным нарушением и какова ответственность за него.

 То же является уголовно-процессуальным нарушением? Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) России ответ на этот вопрос не дает. Понятие уголовно-процессуального нарушения выработано практикой и учеными-юристами. Если кратко, то такими нарушениями является – невыполнение требований, предусмотренных нормами УПК России, приводящее к нарушению гарантированных прав и свобод участников уголовного процесса, утрате или искажению доказательств по уголовному делу, а также повлекшее вынесение незаконного или необоснованного уголовно-процессуального решения.

В качестве примера уголовно-процессуального нарушения можно привести не направление лицу, сообщившему о преступлении (далее — заявителю), уведомления о принятии дознавателем решения об отказе в возбуждении уголовного дела и копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Обязанность направить копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела заявителю предусмотрена ч. 4 ст. 148 УПК России, срок направления — в течение 24 часов с момента вынесения постановления. Требование о направлении копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела заявителю закреплено законодателем для обеспечения права заявителя на обжалование неправомерного или необоснованного решения дознавателя. Если же дознавателем копия постановления заявителю направлена не будет, то право заявителя на обжалование невозможно будет реализовать, т. к. попросту нечего будет обжаловать.

В настоящее время существует множество классификаций уголовно-процессуальных нарушений, по степени значимости: существенные и несущественные; по времени возникновения: нарушения при приеме, регистрации и рассмотрении сообщения о преступлениях и нарушения, допускаемые дознавателями при расследовании уголовного дела. Для простоты изложения в настоящей статье уголовно-процессуальные нарушения классифицируются на уголовные преступления и дисциплинарные проступки. Начнем с уголовных преступлений.

Преступления, которые связаны с уголовно-процессуальными нарушениями законодатель поместил в главу 31 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК России) «Преступления против правосудия». Среди них: привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300), незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301), принуждение к даче показаний (ст. 302), фальсификация доказательств (ст. 303). Отрадно отметить, что в органах ГПН ФПС за последние 5 лет был зафиксирован лишь один случай фальсификации доказательств, который рассматривался органами Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации как повод к возбуждению уголовного дела в отношении дознавателя. Однако в возбуждении уголовного дела было отказано.

Менее значительные уголовно-процессуальные нарушения принято рассматривать в качестве дисциплинарных проступков. Связано это с тем, что в УПК России формы и виды ответственности за них не закреплены. Вместе с тем в соответствии со сложившейся во всех правоохранительных органах практикой за уголовно-процессуальные нарушения, не квалифицируемые как преступление, дознаватели и следователи несут дисциплинарную ответственность. Порядок применения и виды взысканий за совершение дисциплинарных проступков в органах ГПН ФПС закреплены Положением о службе в органах внутренних дел [1] (далее — Положение о службе).

Положением о службе закреплены такие виды взысканий, как замечание, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, понижение в должности, снижение в специальном звании на одну ступень, лишение нагрудного знака, увольнение. При этом за грубые нарушения служебной дисциплины может применяться такой вид взыскания, как увольнение из органов ГПН ФПС.

Из наиболее часто встречающихся в практике правоохранительных органов уголовно-процессуальных нарушений выделяют отказ в приеме и регистрации сообщения о преступлении. Недаром в Типовом положении о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях, утвержденном приказом «О едином учете преступлений» [2] было закреплено понятие укрытого от учета сообщения о преступлении [3].

Как правило, совершение дознавателем или следователем этого уголовно-процессуального нарушения карается достаточно строго. Практически во всех правоохранительных органах случаи укрытия от регистрации сообщений о преступлениях признаются грубыми нарушениями служебной дисциплины, за которые согласно ст. 34 Положения о службе виновное лицо привлекается к дисциплинарной ответственности в виде увольнения из соответствующего правоохранительного органа. В системе ГПН ФПС к дознавателям ГПН ФПС такие строгие санкции еще не применялись.

Необходимо отметить, что в соответствии с Положением о службе любое, совершенное виновное действие (бездействие), повлекшее за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина признается грубым нарушением служебной дисциплины (п. «г» ст. 34). Как было сказано выше, практически каждое уголовно-процессуальное нарушение в той или иной степени нарушает права и свободы граждан, т. е. может считаться грубым нарушением служебной дисциплины и служить поводом для увольнения дознавателя. И здесь зачастую складывается парадоксальная ситуация. Дознавателя могут привлечь к строгой дисциплинарной ответственности за неготовность к проведению строевого смотра (например, за разряженные батарейки в фонарике), при этом объявить ему строгий выговор. В случае если он не выполнил требования УПК России, например, как было сказано выше, не направил заявителю копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и тем самым существенно нарушил его права, в заключение служебной проверки к нему могут быть применены такие меры наказания, не предусмотренные Положением о службе, как «строго указать» или «строго предупредить».

Автор отнюдь не является сторонником ужесточения дисциплинарной практики. Но вместе с тем постоянная безнаказанность дознавателей, которые систематически допускают уголовно-процессуальные нарушения, как показывает практика, только ухудшает положение с исполнением требований УПК России. Все начинается с элементарного не направления копий процессуальных документов, а заканчивается и более серьезными нарушениями.

Например, в 2010 году в ходе проверки территориальных органов ГПН ФПС был выявлен ряд случаев, когда дознаватель назначал судебную экспертизу, получал ее заключение и лишь после этого, в нарушение требований ч. 3 ст. 195 УПК России, знакомил подозреваемого с постановлением о назначении экспертизы, тем самым лишая его возможности поставить перед экспертом интересующие вопросы или подготовить ходатайство об отводе эксперта. Вообще, проблемы назначения и производства судебных экспертиз требуют отдельного рассмотрения.

При анализе внесенных в органы ГПН ФПС в 2008–2010 г.г. представлений органов прокуратуры автором были отмечены неоднократные случаи слишком широкого понимания прокурорскими работниками нарушений законности. Так, внося в орган ГПН ФПС представление «о нарушениях законности при приеме, регистрации и проверке сообщений о преступлениях», сотрудник прокуратуры в качестве примера нарушения законности привел неполное заполнение Книги регистрации сообщений о преступлениях (далее — КРСП). Действительно, неполное заполнение предусмотренных приказом граф КРСП является нарушением, но не нарушением законности при приеме, регистрации и проверке сообщений о преступлениях (не нарушением требований Уголовно-процессуального законодательства), а нарушением Правил ведения КРСП, т. е. требований ведомственного приказа МЧС России № 270, т. к. сообщение о преступлении было своевременно зарегистрировано, в установленные УПК России сроки по нему проведена проверка и вынесено законное процессуальное решение. В данном случае каких-либо нарушений прав и свобод граждан дознавателем допущено не было, поэтому считать данный факт уголовно-процессуальным нарушением и грубым нарушением служебной дисциплины нельзя.

В заключение хотелось бы обратить внимание на причины уголовно-процессуальных нарушений. Ими являются недостаточный уровень юридической подготовки дознавателей и слабая организация ведомственного процессуального контроля за деятельностью дознавателей. Поэтому от руководителей органов ГПН ФПС и руководителей подразделений дознания органов ГПН ФПС требуется не только вовремя выявлять и пресекать допущенные дознавателями нарушения, но и в первую очередь проводить соответствующую работу по повышению уровня правовых знаний дознавателей.

Письмо из далекого прошлого

В начале сентября 1941 года, ровно семь десятилетий назад началась блокада Ленинграда. 872 дня, которые навсегда останутся в памяти как ярчайший образец подлинного мужества, стойкости и героизма нашего народа. И сегодня нельзя без волнения читать леденящие душу документы той поры…

Неимоверно тяжелые испытания выпали тогда на долю жителей осажденного города и его защитников, в том числе и ленинградских пожарных. Самым страшным из тех испытаний был голод. Скупые цифры статистики красноречивее многих слов: по разным данным, от 600 тысяч до 1 миллиона человек погибли от голода в блокадном Ленинграде. Среди них 1070 пожарных, большинство из которых умерли в первую блокадную зиму.

Только в ноябре-декабре 1941 года от голода и дистрофии погибло более трехсот огнеборцев. Многие бойцы, придя на службу, оставались в казармах, обессиленные, неспособные подняться с коек и топчанов на вызовы. К середине января 1942 года число лежачих больных составляло 40 % всего личного состава (из 430 отделений боевых расчетов в городе действовало лишь 180). Той страшной зимой 1941–42 годов в пожарных частях от истощения погибали по пять-шесть человек в день.

Об этом самом трагичном и тяжелом периоде Великой Отечественной войны сказано и написано довольно много. Однако правдивей всех о страшных днях блокады могут сказать лишь те, кто являлся непосредственным участником и свидетелем тех событий.

В фондах Пожарно-технической выставки имени Б.И. Кончаева сохранилось письмо работника пожарной охраны Бориса Гаслера, обращенное к руководителю штаба противопожарной службы МПВО Ленинграда Борису Ивановичу Кончаеву. На обветшалых от времени страницах написаны строки, в полной мере дающие представление об ужасах голодной блокады города на Неве, мужестве и стойкости ленинградцев и их беззаветной вере в победу. Текст приведен полностью.

«Уважаемый Борис Иванович! Допускаю к Вам такое отношение не только как к начальнику, но и как к бывшему сослуживцу по 17-й команде и части имени товарища Сталина, а главное, как к чуткому и отзывчивому человеку. Просить что-либо о себе и для себя не в моих правилах и привычках, но данное товарищеское обращение вызвано особыми обстоятельствами и является единственным, может быть, последним. Поэтому убедительно прошу прочитать его до конца, сделать по нему все, что окажется в Ваших силах и помочь мне. Если же ничего сделать невозможно, то я безропотно подчинюсь будущему и прошу об этом письме забыть.

Работаю я с 14-летнего возраста (то есть почти 24 года). Из которых в пожарной охране — около 14 лет. Здесь я прошел службу от рядового бойца, полюбил наше общее дело и мечтал отдать ему всю свою жизнь до последнего вздоха, честно работая и не щадя ни сил, ни жизни, ни знаний для борьбы с огненной стихией. Не один раз меня перебрасывали для организации нового дела (например, телефонно-осветительной службы, школы младшего начсостава при 11-й ГПК и т. п.), наконец, поручили то, что больше всего соответствует моим склонностям и способностям — работу по подготовке так необходимых пожарной охране наших кадров. За время своей работы на пожарах и в последней отрасли я имел ряд благодарностей, премий и грамот.

Случилась война, и мне снова пришлось переключиться полностью на оперативную работу. Я хотел и здесь отдать умение и накопленные почти за 15 лет знания, а быть может и жизнь, борьбе против последствий нападения проклятых фашистских варваров, но силы стали слабеть и таять. Не щадя их остатков я вконец их истратил и с 30-го декабря, совершенно обессилев, слег, имея значительные отеки и жесточайший понос. Колоссальными усилиями, отказывая себе даже в самом необходимом минимуме, жена сумела задержать понос. С 30-го декабря по 1-е января я имел освобождение от врача РУПО, а с 3-го января тщетно ожидаю вызванного из поликлиники врача. Вместе с тем тают остатки сил, и положение с каждым днем становится все более и более безнадежным.

Сейчас передо мной встала задача: или беспокоить Вас просьбой о возможной помощи и надеяться на нее, или продолжать лежать и безропотно ждать единственного и неизбежного конца. Прошу не рассматривать это как малодушие, трусость или что-либо подобное. Я честно понимаю стоящие передо мной трудности, вытекающие из войны и блокады, грядущие победы и конечное торжество победившего коммунизма. Я бы был счастливейшим человеком, если бы мог снова вернуться в наши ряды и участвовать на фронте или в тылу в общем деле, рука об руку отстаивая с другими независимость нашей дорогой и любимой родины. Хочется верить и надеяться, что за счет огромных возможностей и ресурсов пожарной охраны города Ленина, при Вашем живом участии и сочувствии, из тех крох в виде нескольких граммов, которые бы удалось выделить за счет каждой команды, я смог бы вернуться для активной и плодотворной работы на благо трудящихся. Иначе — единственный и самый скорый конец — медленное, бесполезное угасание и бесполезная смерть. Только быстрая и действенная помощь может решить этот вопрос.

Простите, Борис Иванович, что отнял у Вас массу драгоценного времени и пишу карандашом. Если найдется возможность снова подняться на ноги, помогите, чем можете. Если же этого сделать одному невозможно — буду Вам благодарен за участие, и желаю успешно перенести все трудности, продолжая работать на благо нашей дорогой родины.

В настоящее время я лежу с опухшими ногами и кистью левой руки. Говорят, что когда отек дойдет до сердца — все окончится. А ведь мне только около 38-ми лет, и я бы 15–20 лет еще мог пожить, принести посильную помощь нашей родине. Да ведь и жить хочется. Безумно хочется жить тогда, когда видишь, как с каждым днем жизнь становилась прекраснее. Ну а когда суждено умирать, то хочется ее отдать не бесцельно как сейчас (лежа в постели), а на своем боевом посту. Так, Борис Иванович, я всегда и мечтал. Вышло же по-другому.

Даже в эти трудные для меня дни я не утратил веру в силу и спайку нашего огромного коллектива, в ценность советского человека, в отеческую заботу о каждом из нас товарища Сталина. Мои личные ресурсы исчерпаны до дна: поддержать организм мне нечем, для согревания (так необходимого при моей болезни) я платил по 30 и 70 рублей за охапку дров. А пока имел силы, распилил с женой на топливо часть своей мебели. Даже причитающийся мне по телеграмме спецпаек для слабых и больных я ни разу не получал, а ведь лежу я две недели. Для ухода за мной жена вынуждена была оставить работу, так как живущая со мной пенсионерка, совершено слепая теща, также нуждается в уходе.

Так неприглядно обстоят мои дела, а надежд и перспектив никаких нет. Мне кажется, что вопрос о помощи сейчас заключается не в днях, а буквально в часах. Так примите же еще раз, Борис Иванович, мою горячую просьбу о товарищеской помощи, если можно в чем-либо помочь. Ведь каждые 100 граммов макарон, муки, крупы, сахара, масла и т. д., каждый глоток вина, водки или пива, каждая картошка, морковка, брюква или кочан капусты поддержали бы угасающие силы, каждое полено дров дало бы так необходимое мне тепло, каждый десяток папирос или коробка спичек обеспечили бы нервы, каждая капля керосина дала бы уют. И ничего этого у меня сейчас нет. Скажу лишь честно, что свыше двух месяцев я сижу на одном супе, о каше и картошке давнее не имею представления. Правда, я об этом говорю впервые, но это было и не нужно.

Тяжелее всего сознавать то, что несколько дней назад после продолжительной болезни, вызванной операцией, скончалась моя мать, и я не имел возможности даже отдать ей последний долг. Два же моих брата с оружием в руках отстаивают честь и независимость нашей дорогой родины. Как бы хотелось быть сильным и бодрым, вместе со всеми бороться против озверелого фашизма.

Ну, больше мне добавить нечего. Скажу, пожалуй, лишь одно: собственное бессилие безумно угнетает.

Примите, Борис Иванович, мой привет, лучшие пожелания в успехах на будущее. Быть может, с Вашей помощью поработаю когда-нибудь и я. Если же этого не случится, я молча и безропотно перенесу все трудности до конца, как это делает гордый советский человек.

Еще раз привет. Борис Гаслер. 11–12 января 1942 года».

Автор этих строк скончался спустя несколько дней после их написания. Борис Иванович Кончаев получил письмо уже после его смерти. На конверте своей рукой он написал: «Предсмертное письмо Бориса Гаслера. Его в живых мы не застали…».

Ключевые слова: Журналист, Страницы истории

Американская трагедия

Этот день навсегда вошел в историю. 11 сентября 2001 года Нью-Йорк жил своей обычной жизнью — прекрасное безоблачное утро, голубые небеса, небольшой ветер, 15 градусов тепла. Люди начинали свой рабочий день. На Манхэттене же пожарные вели плановые проверки состояния сети городских газовых магистралей…

В 8.46, на скорости  около 800 км/ч самолет «Боинг-767-200» авиакомпании «Америкэн Эйрлайнз» врезался в северную башню комплекса зданий Всемирного торгового центра. Несколькими секундами позже взорвались его полные керосином топливные баки. Разрушенным поначалу казался только фасад здания.

Первые ошеломленные свидетели на улицах теряются в самых разных догадках. Что случилось? Навигационная ошибка пилотов? Отказ системы управления?

Как оказалось, сразу после чудовищного тарана террористов тут разрушились как верхние внешние несущие конструкции здания, так и лифты, лестничные клетки, водо-, газо-, тепло-, энергокоммуникации. Люди в верхних этажах оказались, по существу, отрезанными от путей эвакуации, и их ждала медленная мучительная смерть. «Мы сидим на 103-м этаже и не можем отсюда убежать. Все кругом в дыму, — сообщала В. Гомез по телефону своему брату, — а силы спасателей могут нас отсюда и не достать».

Уже в 8.47, поскольку некоторые пожарные станции (части) располагались совсем неподалеку, к месту ЧС прибыли первые огнеборцы и спасатели. Было решено немедленно приступать к эвакуации людей, что, впрочем, оказалось далеко непростой задачей, поскольку только в этом здании обычно трудилось до 10 000 человек. И в это утро многие из них уже бодро сидели за своими рабочими столами.

«Бегите, бегите, бегите!» — взывали чиновники и менеджеры разного ранга к своим ошеломленным подчиненным. В помещениях, коридорах и на лестницах небоскреба постепенно начиналась паника…

Из-за запылавшего на уровне 94–98 этажей десятков тонн авиационного керосина, температура внутри быстро поднялась более чем до 1000 °С, и 10–15 этажей здания оказались разрушенными. А с повышением ее выше 500 °С начали постепенно деформироваться многочисленные внешние и внутренние стальные конструкции.

Здание потрясли три мощных взрыва. Дым стал еще гуще. Люди на верхних этажах становились в оконные проемы, кричали и отчаянно взывали о помощи. Здесь многие надеялись на приход ее с вертолетов, но, как оказалось, зря, поскольку высокая температура у фасадов лишали их экипажи всякой возможности спасти хотя бы часть этих несчастных.

Между тем внизу, на прилегающем к башням-небоскребам пространстве, планировалась и начала реализовываться крупнейшая в истории нью-йоркской пожарной охраны аварийно-спасательная операция. И уже около 9 часов, после поступления самых первых объективных данных, ее руководство стало действовать. В готовность по тревоге были приведены все — без малого 15000 человек — около 12000 огнеборцев и около 3000 сотрудников спасательных и вспомогательных служб.

Некоторые из заложников ситуации в северной башне все еще надеялись на лучшее. Внутри работали, выводя людей, пожарные и спасатели. В свою очередь, около 9 часов из соседней южной башни ВТЦ был зарегистрирован звонок некой М. Эшерманн своей сестре: «Ужасное несчастье происходит в другом здании. Но мы можем считать, что нам тут это не угрожает». Как позже оказалось, фатальное заблуждение…

В 9.02.59 самолет «Боинг-767-200» авиакомпании «Юнайтед Эйрлайнз» врезается в южную башню ВТЦ на уровне 78–85 этажа. И опять — мощный взрыв. Да, это уже не какая-то там роковая случайность…

Шеф Пожарного департамента города Питер Ганчи и руководитель службы действия Раймон Дауни берут руководство ситуацией на себя. Оперативный штаб развернут и действует.

Первоочередной задачей стала организация и проведение спасения людей теперь  уже сразу из двух пылающих башен. Пожарные буквально «прочесывают» внутренние помещения, помогают сотрудникам многочисленных офисов и посетителям возможно организованнее и быстрее выбираться к эвакуационным путям и лестницам. В то же время внутри ведется еще и пожаротушение.

Тысячи человек постепенно уходят из многоэтажных лабиринтов огромных зданий. Кое-кто буквально истекает кровью, много травмированных и раненых. «Люди с ожогами по всему телу падали в наши руки. Без волос, без бровей, — вспоминал один из первых оказавшихся на месте ЧС санитаров, Л. Гарсия. — Это зверство какое-то».

Между тем положение все еще остававшихся в верхних этажах северной башни стало уже совершенно безнадежным. В отчаянии люди прыгали вниз из окон, и многочисленные очевидцы сообщали властям о горящих факелах, летящих на асфальт — таких, как подсчитали позднее, оказалось около ста. Пожарные и санитары спешили к месту падения, чтобы хотя бы попытаться установить их личности. Многие, даже бывалые, находились при этом буквально на грани нервных срывов. И прежде всего таким оказывал свою духовную и психологическую помощь капеллан Михал Юдж, пожарный пастор гарнизона.

Но вот — мощно содрогнулась земля. Около 10.05 неожиданно заколебались, и, этаж за этажом разрушаясь, как в кошмарной замедленной съемке фильма-катасторофы, пошли вниз исполинские конструкции южной башни ВТЦ. Это означало только одно — гибель многочисленных находившихся у ее подножия и вблизи полицейских, пожарных и спасателей, а также стянутой сюда техники, неминуема.

Как оказалось, из-за выхода из строя радиотрансляторов на зданиях ВТЦ они не получили никаких предварительных сигналов об экстренном отходе с позиций, и их боевое дежурство оказалось последним.

«Все кричали, плакали, бежали: и пожарные, и полицейские», — вспоминал огнеборец из Квинса Майк Смит. При этом руины южной башни, погребавшие под собой сотни людей, засыпали еще два близстоящих здания. И теперь на сотни метров в самом сердце города простирались бетонные и стальные части строений, а дыханье еще остававшихся там в живых людей сдавли-вала плотная пыль.

Как говорится, беда не приходит одна. И в 10.28 обрушилась северная башня. Теперь уже весь южный Манхэттен окутала серо-белая, дымно-пыльная пелена, столь обширная, что еще сутки ее можно было наблюдать с космических орбит.

Больше миллиона тонн обломков и мусора лежало там, где еще два часа назад гордо высился открывавший с океана вид деловой столицы США, Всемирный торговый центр. В общей сложности, семь гигантских зданий больше не существовали, в том числе таможня и портовое управление. Двенадцать же близрасположенных небоскребов оказались сильно поврежденными. Груды руин лежали здесь повсюду, на уровне 5–6 этажей. Ярко горел седьмой из корпусов ВТЦ, который также обрушился в 18.16.

В ВТЦ погибли 2606 человек, из них 1366 — в северной его башне. Предварительный общий ущерб тогда оценили двузначными миллиардами долларов. Позже эта цифра возросла в разы.

Но и в этой обстановке смятения и горя пожарные приняли единственно верное решение — продолжать планомерно работать. Приступили к разборке завалов и поиску пострадавших, хотя поначалу делать это им мешали и высокая температура, и дым еще тлеющих остовов зданий, и тушить тут пришлось еще свыше трех месяцев.

Работа шла только в защитных масках и респираторах. Одним из первых огнеборцам пришлось идентифицировать останки капеллана Михала Юджа, который со своим, поистине ирландским, упорством продолжал действия вплоть до гибели, как оказалось, от обширного инфаркта.

Тяжелую технику на развалинах использовать не стали. Наибольшим спросом пользовались звуковые и тепловые датчики, а также специально обученные поисковые собаки. Все страдали от всепроникающей пыли, и приходилось то и дело навещать палатки, где в глаза и животным, и людям закапывался специальный промывочный соляной раствор.

Поначалу появилась и немалая надежда. В развалинах удалось услышать сотни звуковых сигналов и один раз — даже призыв о помощи: «Когда мы сможем выйти отсюда? Нам нечем уже дышать!» Но первые были, увы, идентифицированы, как идущие от особых датчиков на АСВ, и дающие своим владельцам знать об иссякающем объеме закачанного туда воздуха, а второй больше так и не повторился…

Впрочем, в ходе начала разборки, по существу вручную, тысяч тонн бетонно-стального мусора и металлоконструкций удалось извлечь наружу продавца и двух портовых полицейских. И — о чудо! — нашелся их коллега-огнеборец, который, как оказалось, упорно вел до последнего поиск людей на 83-м этаже южной башни ВТЦ.

Были и другие находки, не то чтобы интересные, но особо важные для установления личностей людей и хода расследования — фотографии, календарики, части использованных террористами самолетов. Разыскали нью-йоркские пожарные и сплюснутый чудовищными обвалами автомобиль своих коллег из района Бронкс, а там — пять человек экипажа все еще по местам, в боевках, с карабинами и переносными фонариками…

Волна готовности помочь в общей беде охватила всю страну. Многие сдавали кровь для операций пострадавшим, пожарные добровольцы издалека приезжали и помогали вести работы по ликвидации последствий небывалой ЧС. Нью-йоркские огнеборцы после окончания своей очередной 12-часовой смены не уходили домой, а шли заменять своих погибших товарищей. «Пожарные спят в кинозалах, школах, в пустых магазинах, — сообщал один из добровольных их помощников-граждан, — а население заботится об их еде и питье, а также постелях». Что же, патриотизм по-деловому, для многих тут оказался не пустым звуком…

Между тем руководство пожарной охраны города было вынуждено в эти скорбные дни поначалу проявлять прямо-таки чудеса управленческой импровизации — поскольку погибших подчиненных (а недосчитались тут 341 огнеборца и 2 парамедиков) требовалось заменить как можно скорее. И тогда по своей инициативе не ради каких-то бонусов или наград, сразу 166 пожарных перешли на должности ушедших навечно коллег.

Накануне произошедшего здесь Нью-Йоркский пожарный департамент считался вторым во величине в мире. Здесь трудились 11495 рядовых и офицеров, 2677 санитаров-спасателей и парамедиков, 222 заместителя командиров части («станции»), 195 инспекторов, 1741 человек вспомогательного персонала. В 2010 г. пожарные работали на 29281 пожаре в зданиях и 31058 раз — на других объектах, 1064591 раз они оказывали медицинскую помощь. А бюро профилактической пожарозащиты провело в общей сложности 181328 проверок.

Ну, а уже в наши дни на месте крупнейшего теракта в его истории намечают выстроить 541-метровую «Башню Свободы», которая и станет не только самым высоким зданием в стране, но еще и своеобразным памятником погибшим здесь во имя долга пожарным и спасателям Нью-Йорка.

На пути инновационного развития

Государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования  «Технический пожарно-спасательный колледж № 57» было основано 12 лет назад как базовое учебное заведение подготовки кадров для ГУ МЧС России по г. Москве.

О перспективах его развития мы беседовали с заместителем директора по учебно-методической работе Юрием Киршой

— Юрий Владимирович! Как нам известно, конкурс в этом году сюда составил 6–8 человек на место. В чем причина такой популярности?

— Мы реализуем образовательные программы по многим особо востребованным сегодня специальностям — «Защита в чрезвычайных ситуациях» (280707), «Информационные системы» (по отраслям) (230401), «Пожарная безопасность» (280705), «Пожарный» (280705.01), «Спасатель» (26534), «Техническое обслуживание и ремонт автомобильного транспорта» (190604), «Автомеханик» (30.20), «Водитель автомобиля» (11442).

При этом наши выпускники должны обладать профессиональными компетенциями, соответствующими основным видам их профессиональной деятельности в организации и выполнении работ в составе пожарных и аварийно-спасательных подразделений на ЧС, организации и проведении мероприятий по их прогнозированию и предупреждению, ремонте и техническом обслуживании аварийно-спасательной техники и оборудования, в обеспечении жизнедеятельности в условиях чрезвычайных ситуаций. Это — приметы времени, обусловленные жизнью в огромном мегаполисе, который, как вы знаете, намечено территориально расширять и одновременно качественно улучшать в нем уровень безопасности.

В колледже обучается более 1,5 тысячи человек, которые сделали свой выбор профессии осознанно, с перспективой на интересную службу, работу и возможности дальнейшего обучения и совершенствования. Есть у нас, кстати, немало учащихся и из других городов, и даже регионов. Молодежь ведь особенно чувствительна сегодня к специализации, престижу профессии, качеству подготовки, карьерному росту, уровню оплаты труда.

— ГУ МЧС России по г. Москве является вашим основным «заказчиком»?

— По инициативе директора колледжа Александра Митрофановича Манаенкова руководством ГУ МЧС России по городу Москве проведен мониторинг потребности специалистов, и мы получили заявку на предстоящие пять лет на подготовку специалистов — причем по всем учебным программам начального и среднего профессионального образования, дополнительного образования. Согласно договору, обучаемые проходят практику в подразделениях и затем несут там службу.

Есть у нас выпускники прошлых лет, уже имеющие офицерские звания и хорошо зарекомендовавшие себя в пожарном гарнизоне столицы. Переподготовка некоторых категорий действующего личного состава также проводится на базе колледжа. В прошлом году был осуществлен и первый набор по специальности «Защита в ЧС» — 90 человек. А в январе 2011 года мы подписали с ГУ МЧС России по г. Москве соглашение о социальном партнерстве, где намечены новые пути реализации сотрудничества.

— С нынешнего учебного года, как нам рассказали преподаватели, обучение по всем специальностям и профессиям 1-го курса осуществляется по образовательному стандарту третьего поколения. Разработана и принята инновационная программа. В чем ее специфика и необходимость?

— В целом реализация инновационной программы, как мы надеемся, окажет определенное влияние на систему комплексной безопасности в мегаполисе и позволит работодателям (а это, конечно, в первую очередь, система подразделений и служб ГУ МЧС России по г. Москве) реально участвовать в повышении качества подготовки будущих специалистов системы среднего профессионального образования.

С использованием новых методов и средств организации образовательного процесса впервые в нашей стране начата подготовка спасателей и пожарных, с выдачей им затем диплома государственного образца о среднем специальном образовании (в настоящее время таких специалистов нет) и получением квалификации «техник-спасатель».

Помимо повышения престижа и имиджа колледжа на рынке образовательных услуг города, это позволит создать инновационную систему опережающего образования с совершенствованием технологий профессиональной подготовки кадров для МЧС России, в том числе для поисково-спасательных и пожарно-спасательных формирований, на новейших образцах техники и оборудования.

— Стало быть, в колледже создается единое образовательное пространство по подготовке по специальностям и профессиям для МЧС России? Каким же образом?

— Это стратегическая задача. А тактическая для нас состоит в том, чтобы вести системную подготовку многопрофильных специалистов на основе внедрения инновационных технологий, предусмотрев овладение преподавателями и обучающимися информационной культурой как важнейшим элементом общей культуры современного человека, востребованного рынком труда, с повышением инвестиционной привлекательности колледжа и созданием устойчивой системы инновационного среднего профессионального и дополнительного образования (в том числе повышения квалификации преподавателей других учебных заведений, предприятий и фирм малого бизнеса).

— Где же все это будет реализовано?

— Мы планируем создание Учебного центра мониторинга и прогнозирования кризисных ЧС и управления оперативными подразделениями, который будет состоять из пяти подразделений: учебной пожарно-спасательной части, лаборатории мониторинга и прогнозирования и пункта управления в кризисных ситуациях оперативными пожарно-спасательными подразделениями, учебного поисково-спасательного формирования, пункта технического осмотра и ремонта спецавтомобилей МЧС, учебного гаража.

— Да это же, по существу, еще один Учебный центр, в дополнение к уже давно действующему гарнизонному, в Теплом Стане?

— Не совсем так. Наш, видимо, будет более адаптированным к получению молодыми людьми первых в жизни профессий и сможет в большей степени учитывать их пожелания.

Впрочем, судите сами. Лабораторию и пункт управления мы предназначаем для подготовки специалистов в области мониторинга, прогнозирования, предупреждения и ликвидации последствий ЧС. А также специалистов по эксплуатации и обслуживанию технических средств и программно-информационного обеспечения ЦУКСов. Они смогут в динамике отрабатывать здесь весь комплекс мероприятий по мониторингу и прогнозированию ЧС, в том числе обработку и анализ информации, ее доведение до оперативно-диспетчерских служб (заинтересованных организаций), организацию всестороннего взаимодействия, принятие оперативных мер к ликвидации ЧС природного и техногенного характера силами дежурных смен центра.

Учебная пожарно-спасательная часть (с перспективой ее вхождения в состав сил и средств гарнизона) позволит проводить как теоретические и практические занятия, так и учебную, и производственную практику, что позволит нам существенно сократить потери учебного времени при выездах в другие подразделения, повысить уровни контроля, а в конечном счете и профессиональных компетенций обучаемых и само качество образования. Планируется, что она будет состоять из депо (на четыре выезда), производственных, складских, вспомогательных помещений и сооружений, с оборудованием и имуществом в соответствии с действующими нормативными документами МЧС России.

Создание учебного поисково-спасательного формирования позволит не только на месте отрабатывать практические навыки, но усилит группировку сил и средств при возникновении и ликвидации ЧС на территории столицы и Московской области.

При обеспечении возможностей проведения учебной практики для 150–200 обучающихся в колледже одновременно, здесь планируется вести и переподготовку (повышение квалификации) действующих спасателей и пожарных.

На его учебных площадках, в лабораториях и мастерских будет возможно моделировать раз-личные тактические (пожарно-тактические) задачи и отрабатывать их в рамках соответствующих учебных программ, работать над совершенствованием способов, форм и методов ведения поисково–спасательных работ в рамках научно-исследовательских разработок.

А поскольку специалисты такого профиля пока еще нигде не готовятся, то и создание учебного гаража и пункта технического обслуживания и ремонта специальных машин МЧС России представляется нам также необходимым.

— Что же видится в итоге? Каковы окажутся результаты?

— Наряду с уже перечисленными плюсами, мы сможем оптимизировать затраты на содержание образования и повышение эффективности использования выделяемых государством средств, совершенствовать сотрудничество с социальными партнерами, расширить перечень образовательных услуг, предоставляемых населению, усилить участие колледжа в мероприятиях по поддержанию системы безопасности в городе Москве.

Полвека испытаний

В 1961 году приказом МВД РСФСР в Кемерове была создана пожарно-испытательная станция (ПИС), основной задачей которой являлось оказание практической помощи в исследовании пожаров подразделениям пожарной охраны Кемеровского гарнизона. В штатном расписании станции тогда значились всего три человека: начальник, инженер и старший мастер. У истоков зарождения ПИС стоял капитан внутренней службы Валентин Демьянович Щекотович.

За полвека существования небольшая пожарно-испытательная станция превратилась в мощное самостоятельное судебно-экспертное учреждение, которому теперь по силам оказывать практи-ческую помощь в исследовании пожаров всем подразделениям пожарной охраны Кузбасса. Проще говоря, устанавливать точное определение технических причин пожаров, проводить специализированные экспертизы.

Работу специалистов ИПЛ сидячей не назовешь. Эксперты лаборатории в любое время суток выезжают на крупные пожары на территории области. Их задача — выяснить причину возгорания. На месте происшествия специалисты отбирают пробы воздуха, образцы различных материалов. Анализ даже таких, казалось бы, мелочей, как фрагмент обгоревшей электропроводки или обгоревший гвоздь, профессионалу может сказать многое. После кропотливой работы в лаборатории результаты анализа, если это необходимо, передаются правоохранительным органам. Кроме того, специалисты ИПЛ занимаются углубленным изучением пожароопасных свойств новых веществ и материалов, обращающихся в производстве, разрабатывают методические рекомендации по сбору и изучению доказательной базы и т. д. Сотрудники учреждения испытывают пенообразующие вещества и химический поглотитель, новую технику, участвуют в проведении учений. Инженеры лаборатории ведут важную работу на объектах с массовым пребыванием людей: контролируют качество огнезащитной обработки деревянных и металлических конструкций, определяют группу горючести стройматериалов и многое другое.

В лаборатории сегодня есть уникальные приборы, которые помогают специалистам устанавливать истинные причины пожаров. Эксперты, к примеру, со стопроцентной уверенностью могут сказать, послужило ли короткое замыкание причиной пожара или, наоборот, возникло уже после возгорания. К тому же сегодня можно точно определить вещество, с помощью которого был произведен поджог. Это касается и возгораний в автомобилях.

Вот один из последних случаев. На разрезе Пермяковский Беловского района при подъеме в гору загорелся автомобиль «БелАЗ», груженный углем. Необходимо было точно установить техническую причину пожара. Дознаватель собрал необходимую доказательную базу, опросил очевидцев произошедшего, затем сделал фото- и видеосъемку. Потом последовал детальный осмотр пострадавшего транспортного средства.

— На дверце автомобиля краска целая, не пострадавшая. Значит, это место можно подробно не осматривать, — делится профессиональными секретами эксперт.

— А вот в этом месте краска обгорела, соответственно, здесь мы более тщательно будем все проверять и возможно найдем причину возгорания.

После двух часов кропотливых исследований специалистам удается на месте установить истинную причину пожара автомобиля — произошла разгерметизация смазочной системы турбокомпрессора, масло вытекло на раскаленную трубку, вследствие чего и произошло возгорание. В данном случае экспертиза в лабораторных условиях не потребовалась…

Кстати, несколько лет назад на вооружении учреждения появился специализированный автомобиль, оснащенный новейшим оборудованием, который позволяет с высоким качеством проводить экспертные работы на месте происшествия, что называется, в полевых условиях.

В год сотрудники ИПЛ проводят около 500 исследований по установлению причин пожара. Сложное оборудование требует соответствующих знаний. Установление истины возможно лишь при квалифицированном и тщательном проведении экспертизы. А это сложный инженерно-технический процесс. Сегодня в судебно-экспертном учреждении Кемеровской области пятеро сотрудников

— Жанна Новикова, Дмитрий Куницын, Иван Мистюков, Эдуард Ганцов, Тамара Шалаева прошли специальное обучение и имеют право на самостоятельное производство судебных экспертиз.

Остальные сотрудники — тоже высококвалифицированные специалисты. Всего в штате учреждения 16 человек. Своим трудом и добросовестным отношением к делу они заслужили авторитет и уважение среди коллег.

Возглавляет учреждение полковник внутренней службы Жанна Новикова. В свое время, получив диплом, Жанна Михайловна решила временно устроиться инспектором в пожарную часть Ленинского района города Кемерова. Образование — химический факультет Кемеровского государственного университета — позволяло. Но надолго задерживаться в противопожарной службе она тогда и не планировала. Однако судьба распорядилась иначе. Профессия затянула, что называется, с головой. И вот уже почти двадцать лет Жанна Михайловна занимается делом, которое стало для нее смыслом всей жизни. Впрочем, в семье не только Жанна посвятила себя «огненной» профессии. Ее отец, Михаил Степанович Копылов, полковник внутренней службы в отставке, более 37 лет отдал работе в пожарной охране Кузбасса. Муж, Игорь Новиков, тоже служит в противопожарной службе: 18 лет тушил пожары в Заводском районе города Кемерова, а сейчас работает в отделе оперативного обеспечения службы внутренней безопасности ГУ «Центр управления силами Федеральной противопожарной службы по Кемеровской области».

— Я люблю свою работу, — признается Жанна Михайловна. — Потому что она очень нужна людям. Если мы проверяем объекты с массовым пребыванием — школы и детские сады —, мы знаем, что там будут дети. Выполнив качественно свою работу, мы можем потом быть спокойными и уверенными, что с нашими детьми ничего не случится. Если исследуем пожары, а на пожаре всегда две стороны: виновные и пострадавшие, то тоже знаем, что «на кону» — здоровье и жизнь людей. И порой от установления истинной причины пожара зависит судьба очень многих.

На торжественном мероприятии в Главном управлении МЧС России по Кемеровской области в день юбилея награждали ветеранов и сотрудников испытательно-пожарной лаборатории. Жанне Новиковой и ее отцу Михаилу Степановичу Копылову, полковнику внутренней службы в отставке, ветерану ГПС, вручили медали «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени. Еще один ветеран ГПС, подполковник внутренней службы в отставке Лидия Ивановна Демуцкая награждена медалью «За служение Кузбассу». Инженеры сектора исследовательских и испытательных работ, капитаны внутренней службы Андрей Орлов и Анна Назырова удостоились медалей «Отцовская слава» и «За достойное воспитание детей». Два старших эксперта: майор внутренней службы Эдуард Ганцов и капитан внутренней службы Сергей Ивлев получили Почетные грамоты коллегии администрации Кемеровской области. А майору внутренней службы Тамаре Шалаевой вручили грамоту Сибирского регионального центра МЧС России. Все отмеченные руководством специалисты получили еще и денежные премии от пяти до пятнадцати тысяч рублей.

Следует добавить, что по итогам 2006 и 2008 годов испытательная пожарная лаборатория признана лучшим подразделением Главного управления МЧС России по Кемеровской области, а в 2010 году — лучшим судебно-экспертным подразделением в Сибирском регионе.

Надежный фундамент — прочная конструкция

Современное законодательство о пожарной безопасности в строительстве и практика  его применения все чаще становятся предметом обсуждения в обществе. Особенно после вступления в силу технического регламента о требованиях пожарной безопасности.

 

Большое внимание данной проблеме, уделяемое органами законодательной власти России наглядно демонстрирует изменения самих подходов к совершенствованию законодательства в области градостроительства и технического регулирования, затрагивающих вопросы пожарной безопасности. Именно Технический регламент о требованиях пожарной безопасности стал первым из принятых и вступивших в силу технических регламентов, законодательно регулирующих вопросы проектирования и строительства. В строительной отрасли применение Технического регламента обязательно как при проектировании, так и при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте объектов капитального строительства. Его соблюдение при строительстве является составляющей предмета государственного строительного надзора (ст. 54 Градостроительного кодекса Российской Федерации).

На сегодняшний день технические аспекты закона уже изучены и неоднократно обсуждены. Наибольшее число вопросов вызывает порядок применения положений Техрегламента к объектам, находящимся на различных стадиях проектирования и строительства. Ведь однозначный ответ в самом законе дан лишь в отношении существующих зданий, запроектированных и построенных в соответствии с ранее действовавшими требованиями пожарной безопасности, в отношении которых Технический регламент не действует.

Хотелось бы отметить, что Мосгосстройнадзор не уполномочен давать комментарии и разъяснения по действующему законодательству в области градостроительства и пожарной безопасности, поэтому свою позицию Управление пожарного надзора Комитета формирует с учетом имеющихся разъяснений МЧС России и Минрегиона России.

В соответствии с разъяснениями главы МЧС России С.К. Шойгу, содержащимися в письме мэру Москвы от 05.08.2009 № 43-2901-19, к объектам, проектирование которых началось до 1 мая 2009 года, применяются действовавшие на момент начала проектирования или строительства нормы, на соответствие которым и должна осуществляться государственная экспертиза.

По мнению Минрегиона России, государственная экспертиза проектной документации на строительство объектов, проектирование которых началось до 1 мая 2009 года, должна проводиться на соответствие нормам, которые действовали в период начала ее разработки (содержащимся в документах, перечисленных в техническом задании на проектирование), в части, не противоречащей Федеральному закону от 22 июля 2008 года № 123-ФЗ, т. е. положения закона на них распространяются (письмо от 16.09.2009 № 30286-ИП/08).

Комитет города Москвы по государственной экспертизе проектов и ценообразования в строительстве в своей деятельности руководствуется позицией Минрегиона (приказ Москомэкспертизы от 13 октября 2009 года № 91).

Мосгосстройнадзор в данном вопросе ориентируется в первую очередь на положения согласованной государственной экспертизой проектной документации, применяя требования Технического регламента лишь к объектам, запроектированным и прошедшим экспертизу в соответствии с его положениями. Данная позиция совпадает с мнением Департамента надзорной деятельности МЧС России, изложенным в письме от 24.03.2011 № 19-2-4-1001, в соответствии с которым внесение корректировок в проектную документацию, согласованную в установленном порядке до вступления в силу Технического регламента, не требуется.

В соответствии с разъяснением Минрегиона России от 23.08.2009 № 27235-СК/08 положительное заключение государственной экспертизы является подтверждением того, что все необходимые требования, предъявляемые к объекту защиты, в проекте выполнены. Вместе с тем в проекты по желанию инвесторов и заказчиков зачастую вносятся корректировки уже в период строительства, и актуальным на сегодняшний день является вопрос порядка внесения изменений в проектную документацию и подтверждения их соответствия требованиям пожарной безопасности.

В соответствии с частью 6 статьи 52 Градостроительного кодекса РФ строительство необходимо осуществлять в соответствии с проектной документацией, при этом часть 7 указанной статьи предусматривает возможность отклонения параметров объекта капитального строительства от проектной документации, необходимость которого выявилась в процессе строительства. Данные отклонения допускаются только на основании вновь утвержденной застройщиком или заказчиком проектной документации после внесения в нее соответствующих изменений в установленном порядке и в соответствии с ГОСТ Р 21.1101-2009.

Вместе с тем предметом государственного строительного надзора (ст. 54 ГрадК РФ) является проверка соответствия выполнения работ и применяемых строительных материалов требованиям технических регламентов (кроме тех, проектирование которых началось до 1 мая 2009 г.) и проектной документации.

При внесении изменений в проектную документацию в период строительства в установленном ст. 52 ГрадК РФ порядке возникают вопросы оценки и подтверждения соответствия внесенных изменений требованиям технических регламентов (может быть оспорено органом строительного надзора, т. к. входит в предмет его надзора), а также определения наличия, либо отсутствия необ-ходимости в прохождении повторной государственной экспертизы проектов.

В случае направления измененных проектных решений на согласование в орган государственной экспертизы, рассмотрению подлежит вся проектная документация в полном объеме, т. е. необходимо переработать и представить все разделы проекта в объеме, предусмотренном Постановлением Правительства РФ от 16.02.08 № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию», в противном случае последует отказ в принятии проектной документации (ч. 8 ст. 49 Градостроительного кодекса РФ, п. 24 Положения об организации и проведении государственной экспертизы… Постановление Правительства РФ от 05.03.07 № 145).

В соответствии с п. 44, 45 Положения повторная государственная экспертиза осуществляется в порядке, предусмотренном для проведения первичной государственной экспертизы. Экспертной оценке при проведении повторной государственной экспертизы подлежит часть проектной документации, в которую были внесены изменения, а также совместимость внесенных изменений с проектной документацией, в отношении которой была ранее проведена государственная экспертиза.

В случае если после проведения первичной государственной экспертизы в законодательство Российской Федерации внесены изменения, которые могут повлиять на результаты государственной экспертизы, экспертной оценке могут быть подвергнуты представленные проектная документация и (или) результаты инженерных изысканий в полном объеме.

То есть при принятии к рассмотрению откорректированной проектной документации органом государственной экспертизы осуществляется оценка ее соответствия требованиям технических регламентов, включая Технический регламент о требованиях пожарной безопасности.

Причем данный порядок согласования откорректированных проектов действует и в отношении объектов, проекты которых разработаны и ранее согласованы экспертизой до вступления в силу Технического регламента (приказ Москомэкспертизы от 13.10.09 № 91, письмо Минрегиона России от 16.09.09 № 30286-ИП/08). Заметим, что такой порядок противоречит ст. 54 Конституции Российской Федерации в части того, что закон, устанавливающий или отягощающий ответственность, обратной силы не имеет.

Вместе с тем корректировки подлежат государственной экспертизе при внесении изменений в проектную документацию в части изменения технических решений, которые влияют на конструктивную надежность и безопасность объекта капитального строительства.

Если изменения не затрагивают конструктивных и других характеристик надежности и безопасности объекта, то государственная экспертиза не проводится.

Критерии и порядок оценки влияния вносимых изменений в проект без участия государственной экспертизы однозначно не определены.

Законодательство в области пожарной безопасности предусматривает различные способы подтверждения соответствия, однако в случае с объектами капитального строительства следует, на наш взгляд, в первую очередь руководствоваться градостроительным законодательством. Хотя технический регламент о требованиях пожарной безопасности, также как и Градостроительный кодекс Российской Федерации предусматривает подтверждение соответствия в формах и государственного пожарного надзора, и экспертизы.

Объективной характеристикой влияния корректировок проекта на пожарную безопасность объекта является вызванное ими изменение величины пожарного риска, определение которого не требуется в случае выполнения положений нормативных документов. Таким образом, изменения проекта не подлежат государственной экспертизе в части пожарной безопасности, если они не ухудшают показатели пожарного риска или измененные проектные решения соответствуют нормативным документам.

Выводы о соблюдении данных условий могут быть выполнены в рамках декларирования пожарной безопасности в процессе внесения изменений в проектную документацию. Также ГрадК РФ предусмотрен механизм оценки проектной документации путем осуществления экспертизы (как государственной, так и негосударственной). В соответствии с разъяснениями Минрегиона России решение о влиянии вносимых изменений на характеристики надежности и безопасности принимает застройщик (заказчик) по согласованию с лицом, осуществляющим внесение изменений в проектную документацию. Однако решение застройщика не предусмотрено законодательством в качестве подтверждения соответствия, в связи с чем существует также практика применения механизма негосударственной экспертизы.

Осуществление негосударственной экспертизы проектной документации (далее — НЭП) предусмотрено ст. 50 Градостроительного кодекса РФ в порядке, установленном Постановлением Правительства от 29.12.08 № 1070, утверждающим Положение о проведении негосударственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий.

проектной документации, отдельных проектных решений и на соответствие только интересующим заказчика требованиям.

В случае корректировок проектной документации уже имеющей положительное заключение государственной экспертизы, декларация пожарной безопасности или заключение НЭП могут являться подтверждением отсутствия влияния внесенных изменений на пожарную (или другую) безопасность, а значит, и отсутствие необходимости в прохождении повторной государственной  экспертизы, если данные изменения не приводят к превышению предельных параметров разрешенного строительства.

Следует отметить, что единого понимания данного вопроса на сегодняшний день не выработано. В каждом конкретном случае не исключены различные подходы, связанные с несовпадающими мнениями различных специалистов и должностных лиц, как в техническом плане, так и в понимании ими положений действующего законодательства.

Уроки прошлого учтены

Уже с середины апреля в Главном управлении МЧС по Московской области началась круглосуточная работа специального штаба по предупреждению и ликвидации лесоторфяных пожаров. Постановлением губернатора с начала пожароопасного периода был ограничен доступ в леса, а в некоторых районах введен особый противопожарный режим. Ежедневное патрулирование — как наземное, так и воздушное, — и даже космическое, сделали свое дело: возникавшие очаги своевременно обнаруживались и принимались эффективные меры по их ликвидации.

Огнеборцы действовали оперативно и организованно. Были пополнены запасы пожарно-технического вооружения, увеличено количество пожарной техники. Вовремя запрашивалась помощь в соседних районах. Благодаря хорошей координации действий удавалось быстро сосредоточить нужное количество сил и средств на месте пожара.

На помощь профессионалам пришли волонтеры пожарных дружин. С начала года в области прош-ли обучение более двух тысяч добровольных пожарных. Активнее действовали и такие организации, как «Мослес», «Мособллес», «Центролес», «Авиалесоохрана» и общими усилиями крупных пожаров избежать удалось.

Вот несколько моментов из наших тревожных будней.

Напряженная ситуация возникла в Егорьевском районе. Между пос. Рязановский и дер. Летово на высохшем болоте загорелись мох и молодая поросль. Сильный ветер вмиг раздул очаг до крупных размеров.

Здесь собрался оперативный штаб под руководством главы Егорьевского муниципального района М. Лаврова. На борьбу с огнем было брошено 34 человека и 15 единиц техники. С помощью специального болотного, на широких гусеницах бульдозера с плугом, пожар удалось локализовать. Зону горения опахали, создав по периметру минерализованную полосу.

Требовалось срочно найти воду и организовать ее подачу к месту тушения. Ближайший водоисточник — канал им. Жилинского — практически единственное сооружение, оставшееся от обанкротившегося торфопредприятия. С учетом того, что его, в рамках программы по обводнению торфяников, еще прошлой осенью значительно укрепили и перекрыли дамбами, и было принято решение проложить к месту тушения пожара магистральную рукавную линию диаметром 150 мм длиной 2,5 километра, и с помощью нескольких насосных станций качать воду непосредствен-но к очагу. А пока в течение суток прокладывали, пришлось брать воду автоцистернами из пожарного пруда. Тушение продолжалось и ночью.

В результате напряженных усилий пожар, охвативший площадь 7 га был локализован, а горение приняло очаговый характер. Наступление на огонь продолжалось и на следующий день. Группировка сил и средств была увеличена до 74 человек личного состава и 20 единиц техники. В соответствии с планом пожаротушения привлекалась дополнительная техника от сторонних организаций, например, бульдозер от Мосавтодора, 3 единицы техники из Мослеса, которая производила опахивание горящей территории.

Совместные усилия к концу второго дня увенчались успехом — пожар ликвидировали.

Помимо сотрудников противопожарной службы и Мособлпожспаса, тушили лесники, и — по контракту — отряд казаков из Тульской области, расквартированных в г. Орехово-Зуево.

Был также обнаружен очаг возгорания леса в районе дер. Кочема. На борьбу с ним оперативно отправились дополнительные силы лесной службы и пожарной охраны. И справиться удалось относительно быстро.

Настоящее сражение с огнем развернулось рядом с деревней Рахманово, где на поле загорелась сухая трава. Пламя, раздуваемое порывистым ветром, угрожало не только Рахманову, но и соседней Сидоровке, а также ближайшему лесному массиву. Местные жители с ветками в руках для охлеста уже готовились дать отпор надвигавшейся стихии.

Но пожарные прибыли вовремя. Первая автоцистерна остановилась посередине деревни, и бойцы стали отбивать огонь, приближавшийся к домам. Второе отделение проехало ближе к лесу и организовало тушение там.

Вскоре по полю, вдоль кромки леса прошел трактор с плугом, пропахав широкую полосу, непреодолимую для огня. Потом на КрАЗе подоспел десяток солдат из соседней воинской части во главе со старшим лейтенантом Р. Рабрахмановым. Договорившись с пожарными о совместных действиях, офицер организовал действия подчиненных. Часть из них с помощью лопат закидывали кромку пламени песком, другие набирали в ведра воду из стоявшей в кузове бочки и заливали горящую траву и ветки, по которым огонь подошел уже вплотную к лесу.

В этот момент начальник Управления организации пожаротушения ГУ МЧС России по Московской области полковник А. Гудинов взял руководство тушением на себя. Оценив серьезность складывающейся обстановки, он запросил дополнительные силы, в том числе вертолет, специально оснащенный для тушения пожаров.

Обстановка еще больше осложнилась, когда огонь перекинулся на шестиметровые молодые сосны и ели, которые сгорали в считанные секунды, разбрасывая искры и горящие ветки вокруг. Но и люди не отступали, стараясь всеми силами остановить продвижение огня. Была задействована и машина. Мощный КрАЗ своим передним бампером проделывал в мелколесье просеки, подминая под себя стволы деревьев.  В этот момент пришло подкрепление в виде двух пожарных автомобилей лесной службы и цистерны с водой. Появился и вертолет, который, набирая воду в ближайшем Шалаховском водохранилище, начал сбрасывать ее на наиболее опасные участки.

Общими усилиями удалось овладеть ситуацией. На полную ликвидацию горения понадобилось несколько часов. От огня отстояли и населенные пункты, и лес.

Ключевые слова: Пожары, Сотрудник МЧС