№1

Эпопея долга и мужества

Книга рассказывает нам о создании, становлении и развитии системы предупреждения и действий в чрезвычайных ситуациях  на территории Кузбасса — динамично развивающегося региона страны и опорной базы для промышленной Сибири. Сотни упомянутых на его страницах наших коллег-современников и их предшественников своими славными биографиями и каждодневными делами подтверждают — главное богатство здесь — это люди. А почти три тысячи фотографий наглядно показывают нам богатство традиций, нелегкий труд и полнокровную жизнь мощного, хорошо технически оснащенного шеститысячного отряда спасателей и пожарных. Среди примеров самоотверженных действий за последние годы — ликвидация последствий аварий на шахтах им. Шевякова, «Ульяновской», «Распадской», участие в крайне сложных поисково-спасательных и других неотложных работах на Саяно-Шушенской ГЭС, тушение сложных пожаров на объектах экономики и в жилом секторе.

Широко отражены основные направления деятельности ГУ МЧС России по Кемеровской области во взаимодействии с межведомственными структурами и органами исполнительной власти. В качестве уникальных разработок по профилактике ЧС в шахтах здесь ведется разработка новых технологий для снижения числа жертв при взрывах, пожарах и завалах; одними из первых в стране кемеровчане стали решать и проблему снижения смертельных исходов при ДТП. Начал свою работу и областной департамент по ЧС — орган исполнительной власти специальной компетенции, не допускающий вмешательства в исключительную компетенцию МЧС России и администрации области при осуществлении ими совместной деятельности. Приведены и другие примеры динамичного развития подразделений и служб для обеспечения безопасности жителей и территорий региона.

ОБУХОВ Федор Васильевич

22 декабря 2011 года уел из жизни Федор Васильевич Обухов (родился 16 июля 1921 года в  д. Уторгаш, Уторгашского р-на Ленинградской обл.), генерал-лейтенант внутренней службы в отставке, кандидат технических наук. Видный руководитель и ученый в области организации и управления пожарной охраной.

Окончил Ленинградский архитектурно-строительный техникум (1941), после чего поступил на факультет инженеров противопожарной обороны (ФИПО)при Ленинградском институте инженеров коммунального строительства.

С сентября по декабрь 1941 г. принимал участие в обороне г. Ленинграда в составе 20-й дивизии войск НКВД.

Получив диплом с отличием (1947), был направлен в распоряжение УПО МВД Украинской ССР.

С 1950 г. — научный сотрудник, затем руководитель ЦНИИПО.

С 1967 по 1984 год возглавлял ГУПО МВД СССР.

С 1984 г. — председатель, с 2002 г. — почетный председатель ветеранской организации ГУПО МВД СССР (ГУГПС МЧС России), член Всероссийского совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск МВД, член Совета ветеранов Центрального аппарата МВД России.

Награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени.

Ключевые слова: Личность, Сотрудник МЧС

На огневом рубеже

Имя Игоря Фотиевича Кимстача хорошо известно и дорого целому поколению сотрудников пожарной охраны нашей страны. В начале 90-х он стал первым руководителем государственной противопожарной службы новой России — возглавил пожарную охрану МВД Российской Федерации. Сегодня Игоря Фотиевича уже нет с нами, но каждый январь в день его рождения вспоминают о нем друзья-ветераны.

Скупые строки биографии…

Родился Игорь Фотиевич 6 января 1930 г. в райцентре Буда-Кошелево Гомельской области Белоруссии в семье служащих Фотия Павловича и Раисы Романовны Кимстачей.

Шестнадцатилетним пареньком уехал в Харьков, где стал курсантом Харьковского пожарно-технического училища МВД СССР.

Случилось так, что начинать службу пришлось выпускнику училища в 1949 году в Москве. Работал сначала помощником начальника городской военизированной пожарной команды (ВПК) № 8. Судя по тому, что уже в ноябре 1951 года был назначен заместителем начальника — работал хорошо. А потому уже в июле 1952-го Кимстач, несмотря на свою молодость и в общем-то небольшой опыт, стал начальником ВПК по охране объектов в городах Подольске и Москве.

Умелая работа с людьми, профессионализм и личные качества молодого офицера были замечены руководством. В мае 1955 г. Игорь Фотиевич переведен на работу в Управление пожарной охраны  (УПО) вновь созданного Министерства внутренних дел РСФСР, в котором трудился в должностях старшего инженера, заместителя начальника, а с 1961 г. — начальника оперативного отдела УПО.

Работая на ответственных должностях, Кимстач продолжал учиться. В том же 61-м окончил Всесоюзный заочный электротехнический институт.

С июля 1971 г. заместитель (с марта 1988 г. первый заместитель) начальника ГУПО МВД СССР.

Будучи заместителем начальника ГУПО МВД СССР, руководил деятельностью по организации службы, подготовки, пожаротушения, охраны объектов и противопожарной службы гражданской обороны, а с 1980 г. — по осуществлению государственного пожарного надзора.

В ноябре 1983 года Игорю Фотиевичу было присвоено звание генерал-майора внутренней службы.

С декабря 1989-го Кимстач — начальник Управления пожарной охраны (на правах главного управления) вновь созданного МВД РСФСР.

Игорь Фотиевич — активный участник работы по внедрению новых прогрессивных средств и методов тушения пожаров на объектах добычи, хранения и переработки нефти и газа, проведению в этих целях крупномасштабных опытов на пожарных полигонах в городах Ново-Куйбышевске, Альметьевске, Баку, Нижневартовске, а также учений и специализированных семинаров по данной проблематике.

На Чернобыльской АЭС возглавлял работу подразделений пожарной охраны на станции с 7 по 16 мая 1986 года.

Уйдя в январе 1991 года в отставку по возрасту, принимал участие в создании и работе Совета ветеранов МВД РСФСР, руководимого бывшим заместителем министра Б.Т. Шумилиным. Долгое время возглавлял совет ветеранов центрального аппарата ГПС МВД, МЧС России.

С декабря 1991 г. по июнь 1996 г. работал в центральном аппарате ГКЧС и МЧС России (главный специалист, заместитель начальника и начальник отдела Главной инспекции), затем с июля 1996 г. по июль 2009 г. в должности главного специалиста (руководителя научного направления) в Центре стратегических исследований гражданской защиты МЧС России.

Награжден орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени, тремя медалями « За отвагу на пожаре», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалями: «За трудовое отличие», «Ветеран труда» и рядом медалей и нагрудных знаков МВД и МЧС России, в том числе «За отличие в ликвидации последствий ЧС», «Почетный ветеран» и другие.

Из воспоминаний Игоря Фотиевича Кимстача:

«Как один из руководителей пожарной охраны страны (в то время) отдельно хочу отметить, что работники военизированной пожарной части по охране АЭС во главе с будущим Героем Советского Союза Леонидом Петровичем Телятниковым и прибывших вскоре к ним на помощь пожарных подразделений из городов Припяти, Чернобыля, Киева и других подразделений, проявив высокий профессионализм, мужество и самопожертвование, сделали все возможное, чтобы не допустить развития возникших в результате аварии очагов пожара и распространения огня еще на три аналогичных блока АЭС, имеющих общий с аварийным реактором машинный зал с покрытием из легких металлических конструкций и кровлей с легкогорючим полимерным утеплителем.

Надо отдать также должное и действиям ряда работников из со-става персонала аварийного блока, которые сумели в опасной обстановке произвести слив масла из маслосистем генераторов этого блока и с помощью имевшихся в машинном зале средств пожаротушения ликвидировать возникшие внутри его очаги пожара.

Обо всем этом я заявил в августе 1986 года на совещании экспертов МАГАТЭ в Вене, будучи членом советской делегации, возглавлявшейся академиком В.А. Легасовым. Этот вывод, вытекающий из анализа имевших место событий после взрыва реактора четвертого блока АЭС, был поддержан всеми присутствующими в зале зарубежными экспертами и журналистами.

Со временем такая оценка лишь укрепилась. Мне пришлось работать в Чернобыле и на станции с 7 по 16 мая 1986 г. в качестве старшего руководителя группировки сил пожарной охраны, присутствовать на утренних и вечерних заседаниях Правительственной комиссии, руководившей работами по ликвидации последствий аварии. И всегда, общаясь со многими руководителями и специалистами, слышал от них лишь положительные отзывы о действиях подразделений пожарной охраны по ликвидации возникшего при аварии пожара, о героизме и мастерстве, проявленных сотрудниками нашей службы.

Поэтому с удивлением и горечью приходится иногда слышать или читать в некоторых печатных изданиях высказывания отдельных «ликвидаторов» и бывших работников АЭС, в том числе главного виновника аварии — бывшего директора АЭС В.П. Брюханова, о том, что «пожарные ничего не тушили», «зря поднялись на крышу, там не было какого-то очень опасного пожара».

Какие последствия могли произойти, если бы эти «неопасные очаги пожара» на покрытиях машинного зала длиной 816 м и шириной 51м деаэраторной этажерки и реакторного блока не были вовремя ликвидированы караулами В. Правика и В. Кибенка, можно представить на примере пожара, произошедшего в апреле 1993 года на Камском авто-заводе в Республике Татарстан. Там пожаром, возникшим на покрытии с легкогорючим утеплителем пенополистиролом (им и была покрыта кровля машинного зала АЭС), было полностью выведено из строя здание моторного завода общей площадью свыше сорока гектар.

К сожалению, персонал дежурной смены энергоблока АЭС не смог оценить, что же действительно произошло с реактором, а также возникшую радиационную обстановку, и сообщить необходимую информацию руководителям прибывающих на место аварии пожарных подразделений». 

Загляните в семейный альбом…

Вместо почетных грамот Наталья Васильевна раскладывает на столе кипу снимков разных лет. Тут вся жизнь: коллеги, дети и внуки, друзья-гребцы… Вот три дочки на новогоднем утреннике в великолепных нарядах. Заботливая мама сотворяла эту красоту своими руками — не зря ведь ходила на курсы кройки и шитья в Дом офицеров.

На другом фото она с коляской — там младшая, на данный момент, но, скорее всего, не последняя внучка, Анечка. Всего же у Борисовых внуков семеро — две девочки, а остальные мальчишки. Бабушка обожает с ними возиться — и по лужам бегать разрешает, и на лодках катает, и в кинотеатр водит на фильмы в формате 3D…

— Не выношу пустоты вокруг себя, — говорит, — детей должно быть много! Если я одного веду за руку, то значит, нужно и вторую руку занять — другим. Нормально, когда внуки со всех сторон окружают, каждый к себе тянет, что-то спрашивает. Это так здорово!

Женская линия

Сама она из многодетной семьи – братьев и сестер четверо. Рано стала самостоятельной, училась в школе-интернате. Потом увлеклась греблей. И это обстоятельство даже повлияло на выбор профессии. Мечтала стать педагогом, но для этого нужно было ехать в Печоры, а значит, и распрощаться со спортом. Такого и в мыслях допустить не могла.

— Решила — пойду в строительный, буду строить города! И всерьез собиралась поехать на ударную стройку — и такая была, — улыбается Борисова.

Любовь всей жизни встретила тоже на гребной базе. Виктор только что вернулся из армии.

— Был такой элегантный, красивый, молодой. Вот и прозвали Матросом. Только и разговоров: мол, он и самый сильный, и лучше всех подтягивается, и ни в чем ему нет равных…

Правда, познакомились молодые люди не сразу — счастливый случай представился только на все-союзных соревнованиях в Сызрани. 16-летняя Наталья в своей группе оказалась самой младшей, другие спортсмены выступили и уехали на другой этап. А та осталась и даже плакала — так грустно было.

— Я сидела в саду, там сливы огромные — просто с кулак величиной. И тут, смотрю: наши, что ли, идут? И точно, и Матрос среди них. «Это кто ж такая хорошенькая?» — спрашивает. А ребята ему: «Так она же псковская!» Вот и познакомились.

Как только исполнилось 18, поженились. Пышной свадьбы не устраивали — просто расписались. А уже через год родилась первая дочка — Вероника. Молодая мама оканчивала последний, 4 курс техникума, но в академический отпуск не ушла. Во время лекций коляска стояла в коридоре — ребенка баюкали всей группой. В таком режиме доучилась и защитила диплом. А вскоре на свет появилась и вторая дочь — Оля. К 24 годам у Натальи было уже трое детей. И все — девочки. Такая вот женская линия…

В цифрах и фактах

В пожарную охрану выпускница строительного техникума пришла случайно – сначала поработав по специальности в стройуправлении, потом на заводе зубчатых колёс, в отделе капитального строительства. А раз, проходя мимо ПЧ на Вокзальной улице, поинтересовалась — нет ли вакансий: все-таки трое детей, да и трудиться хотелось поближе к дому. И неожиданно получила положительный ответ. Начинала в должности секретаря, потом была диспетчером на ЦППС. Та еще закалка: ответственность огромная, к тому же сменный график — через сутки. Дочки оставались одни дома... Но ничего, и это испытание выдержали…

Перешла в ГПН, где и служит по сей день — ведет статистику пожаров. Стекаются сообщения по области, сводка за сутки. Она обрабатывает, «раскладывает по полочкам»: причины, погибшие, спасенные, материальный ущерб… Совершенно точно может сказать, сколько чего было за неделю, за месяц, за год... Опыт огромный, как-никак 27 лет. Как-то, например, потребовались сведения о количестве происшествий, связанных с дачниками из Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Через полчаса ответ был готов. Ведь Наталья Васильевна не просто располагает данными, но умеет ими оперировать — тут ее логика и аналитические способности как нельзя кстати.

На службе всегда окружена молодежью. Если что, готова помочь, посоветовать, но может и осадить юного коллегу. Равнодушия же терпеть не может.

Гранд-сеньоры

Работа, дети, внуки – это еще не все . Гребля по-прежнему остается важной частью жизни. Сейчас с мужем в одной лодке и в переносном, и в прямом смысле. И она необычная — так называемый «Дракон». Помещаются 20 человек — по 10 с каждой стороны.

— На соревнованиях мы в группе «Гранд-сеньор» — это возрастная категория старше 50. А есть еще и «Богемия» — за 60. И все равно, как роботы, пашут, пашут... В лодке ведь не кататься надо, а работать, — рассказывает спортсменка.

В августе 2011 года псковская команда участвовала в 14-м клубном чемпионате Европы по гребле на лодках класса «Дракон». Приехали на него полторы тысячи человек из 10 стран, соревновались 3 дня, с утра и до вечера. Россию представляли несколько спортклубов. Второе место псковичи завоевали на дистанции 500 метров, а на 200 и 2000 сборная финишировала третьей. Неплохие результаты показала и «ветеранская» команда, куда входила Наталья Васильевна.

Азарт соревнований настолько захватил, что решила не только продолжать заниматься и дальше, но еще и купила дорогое сертифицированное весло. Надо ведь иногда и себя побаловать, а не только внуков…

Ключевые слова: Личность, Сотрудник МЧС

Командный игрок и покорительница «Огненного Дракона»

Папина дочка

С выбором профессии у выпускницы таможенно-правового лицея особых проблем не возникало — перед глазами всегда отец, старший инспектор ГПС по Псковскому и Гдовскому районам. И желание пойти по его стопам появилось довольно рано.

— Я к нему часто приходила на службу, а дома он всегда так интересно рассказывал, как прошел день. Теперь обмениваемся впечатлениями почти что на равных. У нас много общих тем, а уж нынче — в особенности, — говорит Мария.

После окончания школы решила поступать в Санкт-Петербургский университет ГПС. Вуз престижный, с традициями, и конкурс был соответствующий. Отец поддержал: «Хочешь — пробуй!»

2006 год стал последним, когда принимали не по ЕГЭ, а по результатам вступительных. Физика, математика, русский язык и литература, физкультура… Этот экзаменационный калейдоскоп вспоминается до сих пор. Зато пять лет обучения на факультете пожарной безопасности пролетели, словно длинный интересный день.

В огонь и воду

Была практика в УПЧ, когда выезжали на пожары — но чаще это делали все-таки юноши, им же в удел доставалась диспетчерская служба. Газодымозащита — для нее вообще отдельный разговор.

— Были и такие занятия — нас запускали в дымокамеру, и нужно было вытащить оттуда, ну, скажем, ящик с песком или же манекен  условного пострадавшего. Заходили в сцепке, вчетвером. Страшно не было — все делалось спокойно, и мы всегда справлялись с заданием, — вспоминает недавняя студентка.

Ярким впечатлением стала практика в должности начальника караула. Целый месяц в подчинении у 19-летней второкурсницы были аж четверо пожарных и диспетчер. Столкнуться же с какими-то проблемами в коллективе Марии не пришлось:  

— Там все ребята молодые и доброжелательные. И у них тоже нет никакого предубеждения против женщин на службе, главное — четко знать обязанности и их прилежно выполнять. Мне все старались помочь, подсказать и показать.

Во время прохождения практики она не раз выезжала на пожары и принимала участие в тушении. Однако чаще довольствовалась ролью наблюдателя. Хотя и боролась с огромным желанием броситься на помощь коллегам. Но что поделаешь, приказ есть приказ…

Инстинкт спасения

С того момента, как вручили диплом с отличием, прошло полгода. Сейчас она — сотрудница кадровой службы.

— Работа очень трудоемкая — и то, что она в основном связана с документами, не значит, что я целый день просто бумажки перекладываю. У нас все друг с другом взаимосвязаны, и от слаженности этого взаимодействия зависят человеческие жизни, — так считает Кирсанова. Впрочем, она и сейчас готова броситься в бой, если того потребует ситуация.

— Думаю, если понадобится моя помощь, не смогу остаться в стороне, — говорит она. — Каким бы ни был огнеборец — «молодым» или опытным, ты всегда ощущаешь, какая огромная ответственность на тебя ложится.

Именно поэтому Мария уверена, что воссоздание добровольной пожарной охраны — очень нужное дело. Ведь у по-настоящему подготовленного человека в экстренной ситуации четко срабатывает своеобразный механизм спасения. И он готов помочь другим — в городе, на селе, на работе, на отдыхе.

Голевой момент

Любовь к спорту для сотрудника МЧС — дело обычное. У Марии это увлечение родом из детства. Начинала с танцев, но поняла — ну не ее это, и занялась лёгкой атлетикой. А мечтой все-таки оставался… футбол. Юная спортсменка долго ждала — ну когда же в Пскове появится команда для девочек, как, наверное, и многие ее сверстницы. Но, увы, тщетно. В футбольную школу тоже не взяли — такая вот дискриминация. Пришлось играть во дворе.

Когда 10-летняя девчонка впервые напросилась в команду к соседским мальчишкам (а они были, к тому же, куда как старше), те разве что от удивления на смех ее не подняли. Кое-как согласились, поставили на ворота, и… первый же мяч досадно просвистел мимо. Однако Маша освоилась очень быстро, и стало ясно, что голкипер из нее выйдет. Так стала постоянным игроком. Привела двух подружек, а через некоторое время решила создать и свою команду — два мальчугана и три девочки.

Во время обучения в университете продолжала играть в любимый футбол наравне с юношами, пока не узнала, что в Петербурге есть несколько профессиональных и любительских клубов. В один из них ее с радостью и взяли — там и возраст был не важен, играл от души народ от 16 до 45 лет. Проводили заловые встречи, играли и в пляжный футбол, и в настоящий большой. Ей посчастливилось выходить на поле в самых разных амплуа. А еще выяснилось, что у женского футбола своя специфика.

— Он очень жесткий, даже грубый, не знаю почему — видимо, соперничество тут ощущается острее. И каждая хочет доказать, что она лучше всех. С мужчинами мне как-то легче было добиться на поле взаимопонимания, — рассказывает она.

После окончания университета снова пришлось искать место в мужской команде. Коллеги сначала были в недоумении, но после первого же матча зауважали и даже взяли на соревнования между подразделениями. Впрочем, это было только началом для инспектора кадровой службы ГУ МЧС России по Псковской области…

— Футбол научил целеустремленности, — говорит она. — Это коллективная игра, где вижу себя командным игроком. Для меня коллектив всегда был на первом месте, я же не какая-то снайперша-одиночка. Верю, что лишь совместными усилиями и в спорте, и в службе можно очень многого добиться...

Продолжение в следующем материале... 

Ключевые слова: Личность, Сотрудник МЧС

Трагедия сплотила борчан

Память наших отцов и дедов сохранила в подробностях трагедию пожара 1893 года в селе Бор Нижегородской губернии. До конца 50-х годов всем прохожим по улице Крестовоздвиженской (ныне улица Ленина) напоминала об этом событии резьба на фронтоне дома Дединевых с точной датой пожара «26 июня 1893 года».

Вспыхнули дома

26 июня, в субботу, на Бору был обычный базарный день. К 12 часам  базарная площадь оставалась  еще многолюдной. Вдруг на Калачной улице (ныне улица Ленина от дома № 82 до № 100) из дома братьев Чардымовых, где располагалась мелочная лавка, полыхнуло пламя. Погода стояла ветреная, поэтому горящие головни летели вдоль села в сторону Волги. Сразу вспыхнуло несколько десятков домов. Обезумевшие люди хватали первое, что попадало под руки, и несли в самое безопасное место — на берег Везломы. Возвращаясь, видели, что от жилья оставались одни головешки.

С Калачной улицы огонь перекинулся на Базарную (ныне начало улицы Луначарского). Пожар заметили в Нижнем Новгороде. Из Кремлевской части города на помощь борчанам отправили пожарных с бочками и трубами. Руководил огнеборцами заведующий пожарным депо г. Карпович. Переправлялись через Волгу с трудом: в то жаркое лето река так обмелела, что буксир тянул паром по песку.

В селе было всего 10 пожарных труб, что крайне недостаточно. А помощь из Нижнего прибыла только в половине третьего. Нижегородские пожарные разделились на две группы: одна сдерживала распространение огня в сторону собора, другая пыталась отстоять конец села, работая против ветра.

На баркасе речной полиции «Стрела» прибыл губернатор Н.М. Баранов. Быстро оценив обстановку, приказал сосредоточить силы пожарных у Напольной церкви, чтобы пламя не уничтожило деревню Макарово. Задержали огонь перед кладбищем с церковью. К тому времени и ветер сменился.

За полчаса до огнеборцев прибыли бойцы роты Окского резервного батальона: они дошли от Волги до села беглым маршем. Половина солдат стала охранять имущество погорельцев от мародеров, вторая часть двинулась на помощь измученным в борьбе с огнем крестьянам.

На место пожара прибыли и медики во главе с губернским врачебным инспектором г. Ершовым, земские врачи, городовые, санитарный отряд общества Красного Креста с сестрами милосердия. К счастью, смертельных случаев не было, но многие оказались с ожогами и ушибами.

ЧП губернского масштаба

Пожар свирепствовал 5 часов. И все это время губернатор находился в гуще событий. Огнем было уничтожено 226 домов, 157 семей остались без крова. Сгорели здание сельского управления, дом Баташевой, в котором была квартира судебного следователя, но сохранилось помещение сельской школы. У Знаменского собора уцелели только два дома, в том числе каменный — церковный. На Набережной (крайней) улице уцелел один дом. Огонь частично пощадил порядок домов, граничащий с селом Мухино (ныне улица Пушкина), а на улице Папанина — дом-долгожитель Драницыных.

Пожар на Бору был событием не только местного, но и губернского значения. Он встревожил власти и, прежде всего, нижегородского губернатора Николая Михайловича Баранова. Через день после случившегося, 28 июня, он рапортует министру внутренних дел И.Л. Шремыкину: «26 сего июня, в торговом селе Бор Семеновского уезда вспыхнул от неосторожного обращения с огнем в доме крестьянина Чардымова пожар. По моему распоряжению на место пожара было отправлено из Н. Новгорода более трети пожарной городской команды, ее усилиями пожар был локализован. Всего истреблено огнем 226 домов с надворными постройками. Убытки в общей сложности простираются до 165 000 рублей. Свыше 750 человек остались без крова и пищи, но в настоящее время они уже снабжены от Семеновской уездной земской управы и крестьян соседних селений необходимыми припасами на первые три дня».

Об искренней обеспокоенности Николая Михайловича, его постоянном личном внимании к судьбе погорельцев села Бор свидетельствуют его распоряжения. Во всех губернских газетах с 28 июня по 4 июля в разделах «Городская хроника» и «От нижегородского губернатора» печаталось обращение подобного вида: «В с. Бор пожар уничтожил 226 домов, 150 семей остались без крова. Живут в шалашах. Для оказания первой помощи образован местный комитет под председательством предводителя дворянства г. Бологовского. Пожертвования присылать можно в комитет или в канцелярию губернатора».

В канцелярии губернатора продолжалась подписка в пользу погорельцев. Например, вдова статского советника Е.И. Молчанова прислала одну тысячу рублей, почетный потомственный гражданин И.Н. Журавлев пожертвовал 500 рублей. Ежедневно газета «Волгарь» печатала сообщения о денежных поступлениях от студентов, детей, работников больниц, базаров.

Все это доказывает, как широко жители всей губернии были оповещены о горе боровчан и какое живейшее участие в нем приняли многие нижегородцы во главе с губернатором.

Значительная материальная помощь (каждому домохозяину по 40 рублей) была оказана по духовному завещанию А.П. Бугрова (к тому времени сам Александр Петрович Бугров уже умер). Его сын Н.А. Бугров также не остался в стороне от благотворительной акции. «Хлебопромышленник Бугров пригнал весной 1894 года лесу из расчета по 10 «дерев» на каждый двор и дал по 10 «рублев» на дом деньгами. К выставочному 1896 году село более-менее отстроили».

Уже нет в живых свидетелей той беды, но народная память сохранила многие штрихи пережитого. Случилось так, что тушить пожар было нечем и некому. Две пожарные машины без приемных рукавов сгорели в первые же минуты. Почти все взрослое население, особенно мужчины, находились в жаркую дневную пору в лугах за Везломой на сенокосе. В домах остались лишь малолетние дети да старики... Что пережили люди в те роковые минуты, можно лишь домысливать и предполагать.

Запах гари и дыма ощущался более полугода, пока снежный покров зимой не замел следы разыгравшейся трагедии.

Надежная дружина

На сельском сходе решили восстанавливать и стоить дома  на той земле, которую оставили им предки, а не искать какого-то другого места обитания. А впредь, чтобы не повторился огненный ураган, поставить на его пути заслон: создать надежную пожарную дружину. Инициаторами ее создания стали М.И. Орлов, А.П. Пономарев, И.В. Козлов.

19 февраля 1901 года был зарегистрирован Устав Борского вольного пожарного общества. Оно состояло из почетных и действительных членов, «охотников» и жертвователей. Полноправным членом общества мог стать молодой человек мужского пола не моложе 21 года.

Для огненной стихии не существует границ. Поэтому в основе действий соседствующих волостных пожарных дружин, а они были созданы в Рожнове (1898 г.), Большом Сукине (1903 г.), Кантаурове (1911 г.), Юрасове и Развилье (1914 г.) и других, лежал принцип: обслуживать селения, до которых быстрее могли добраться ближайшие огнеборцы. Так, в зоне действий Рожновской дружины оказались 21 селение собственной волости и два селения Владимирской волости. В район действия Владимирской дружины (1912 г.) входили, кроме 30 населенных пунктов своей волости, 6 — из Рожновской и 14 — из Борской волостей.

В составе пожарной дружины села Владимирова было 123 «охотника»: 62 качальщика, 22 лазальщика, 15 водоснабжателей, 12 топорников, 10 трубников, 2 монтера. В ее правление подбирались самые уважаемые жители округи: председатель — С.А. Спирин, староста — П.П. Зорин, секретарь — Н.О. Гмырочкин. Список почетных членов дружины насчитывал более 50 человек, включая губернатора и генерал-губернатора. Содержалась дружина в основном на средства и добровольные пожертвования Д.В. Сироткина, «Товарищества братьев Нобель» и других попечителей.

Чего только не было среди инвентаря огнеборцев каждой из дружин: пожарные машины, водовозные бочки, паруса и лестницы, простые и складные крюки с веревками, ломы и топоры, заступы и лопаты, сигнальные рожки, наливные трубы с рукавами, металлические каски. А на Бору — даже инструменты духового оркестра. До сих пор стоит на улице Ленина здание своеобразной архитектуры из красного кирпича — борская пожарная каланча-вышка. Находясь на ней, дежурный дозорный, увидев пожар, звонил в сигнальный колокол. На вершине здания находился огромный бак, вода из которого использовалась для тушения. На улицах Бора сооружались различные накопители — емкости с водой: железные баки на кирпичных столбах или большие деревянные бочки, а иногда ямы, выложенные кирпичом и отштукатуренные изнутри.

Весь Бор был разбит на участки, за которыми закреплялись определенные лица. На каждом доме имелась табличка с изображением предметов, обязательных для использования на случай пожара, таких как топор, ведро, багор. К пожарной команде приписывались и лошади каждого из хозяев. Даже мальчишки имели свои поручения: один — бежать и открывать ворота конюшни, второй — надевать на лошадь хомут, третий — оповещать соседей.

Возрожденный из пепла

Обрушившаяся в июне 1893 года беда сплотила селян, заставила организоваться и навести порядок во всех сферах жизни, будь то содержание и ремонт колодцев, очистка озер и речушек, соблюдение правил ухода за заливными лугами. Сообща, помогая друг другу, начали они отстраивать свои жилые дома.

Восстановление Бора затянулось примерно на 10 лет. Заново была отстроена улица Крестовоздвиженская. В эти годы началось строительство частных домов из дорогостоящего кирпича. На прежнем месте каменный дом отстроил И.И. Шерстнев, недалеко от него выстроил дом А.И. Московцев.

К началу XX века село Бор выглядело в прямом смысле возрожденным из пепла, блистая свежей узорчатой резьбой деревян-ных наличников и карнизов и позолотой куполов двух своих церквей.

Век XXI

Пожарная охрана города и района сегодня осуществляется 22 пожарными формированиями. На вооружении борских огнеборцев имеется 42 единицы пожарной техники. А недавно две борские части получили две автоцистерны, рукавный, аварийно-спасательный автомобиль и пожарно-насосную станцию. Конечно, со времен первых пожарных формирований техника шагнула далеко вперед, но по-прежнему исход каждого боя с огнем решают люди.

Лучшее звено ГДЗС

В 2011 году предприятия промышленности – «ОАО КАМПО» и ЗАО «Дыхательные системы-2000» совместно с Департаментом пожарно-спасательных сил, специальной пожарной охраны и сил гражданской обороны МЧС России провели третий ежегодный конкурс среди сотрудников ГДЗС МЧС России в номинации «Лучшее звено ГДЗС».

12 октября 2011 года прошло заседание конкурсной комиссии, где были рассмотрены все заявки, прошедшие предварительный отбор. На момент окончания срока подачи заявок на участие в конкурсе — до 01.10.10 г. до 18.00 час. — было подано 78 заявок. Все заявленные кандидаты (составы звеньев ГДЗС), безусловно, были достойны звания «Лучшее звено ГДЗС», но было необходимо выбрать одно звено. Победителем стало звено ГДЗС ПЧ-4 Государственного учреждения «1 отряд ФПС по Воронежской области» в составе:

1.  Виталий Вячеславович Коровин

2.  Сергей Викторович Анучин

3.  Евгений Валерьевич Копылов

4.  Вячеслав Александрович Барышников

14 декабря 2011 в рамках учебно-методического сбора по подведению итогов деятельности Российской системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС) в Центральном федеральном округе состав звена был награжден четырьмя дыхательными аппаратами, производства ОАО «КАМПО» — АП «Омега» в индивидуальном исполнении и почетной грамотой года

Почетную грамоту и аппараты вручал заместитель Генерального директора по региональным продажам ЗАО «Дыхательные системы — 2000» — Сергей Алексеевич Панферов.

Поздравляем победителей конкурса!

Ключевые слова: Конкурсы, Сотрудник МЧС

Авиационное тушение лесных пожаров: эффективность технологий или эффектность репортажей?

В 2011 году исполнилось 80 лет со дня создания в нашей стране лесной авиапожарной службы «Авиалесоохрана». Основной задачей этой организации является обнаружение и тушение лесных пожаров с применением авиационных методов и технологий. Уже в первые годы существования «Авиалесоохраны» идея непосредственного тушения с воздуха занимала умы специалистов. При всей внешней ее простоте на понимание всех тонкостей процесса ушли десятилетия.

Летом 1932-1933 гг. ВНИИ сельского хозяйства провел  под руководством А.М. Симского на территории  Шатурского леспромхоза Московской области первые опытные работы по тушению пожаров авиахимическими бомбами и созданию огнезадерживающих полос с помощью водных растворов химикатов, выливаемых из специального бака, установленного на самолете У-2. Результат тогда был отрицательным, но перспектива развития технологии стала очевидна. И в 1935 г. в продолжение опытных работ был задействован самолет П-5 с баком на 600 л.

В 1963 г. по техническому заданию ЛенНИИ лесного хозяйства, «Авиалесоохраны» и НИИ ГА был создан лесопожарный вариант на базе гидросамолета Ан-2В. В поплавки самолета вмонтировали 2 бака по 500 л, которые заполнялись при глиссировании по водной поверхности. Ан-2ПВ дал положительные результаты при тушении низовых пожаров в насаждениях с полнотой до 0,8, в рединах и на открытых участках. При этом появилось понимание трудностей эксплуатации таких амфибий.

Был получен важный показатель, характеризующий эффективность любого авиационного тушения — цикл, т. е. время проведения воздушной атаки по формуле «сливзаправка-слив». Чем он меньше, тем выше производительность (эффективность) тушения.

Именно на основе этого и получили импульс к развитию вертолетные технологии тушения. В 1955 г. проводились испытания лесопожарной версии вертолета Ми-4, оборудованного горизонтальным стволом тушения. Но такую систему тогда посчитали бесперспективной.

В 1965 г. проведены испытания очередной лесопожарной версии Ми-6 с системой на 4 т воды, размещенной внутри салона.

С 1971 г. активно испытывалось водосливное устройство (ВСУ) объемом 420 л для вертолета Ка-26.

В 1976 г. были испытаны ВСУ объемом 5 т для вертолета Ми-6. И, наконец, с 1977 г. получило широкое распространение металлическое ВСУ для вертолета Ми-8Т. Которое впоследствии было заменено одним из лучших в своем классе мягким ВСУ-5, созданным при участии ПАНХ и Центральной авиабазы «Авиалесоохрана» в 1996 году.

С 1990 г. в Красноярском крае с участием ММЗ им. С.В. Ильюшина, ГосНИИ ГА и Центральной авиабазы «Авиалесоохрана» проводились совместные испытания противопожарной версии самолета Ил-76П с выливным авиационным прибором ВАП-1 емкостью 32 м3.

Выводы были получены неоднозначные. С одной стороны, удалось создать по-настоящему уникальный самолет. Ведь прибор ВАП значительно превосходит зарубежные аналоги (например, систему MAFFS для самолетов С-130) по характеристикам и красоте конструктивных решений.

С другой же стороны, налицо было несоответствие величины затрат в сравнении с получаемыми результатами. Так, ограниченная сеть аэродромов с потребной длиной взлетно-посадочной полосы в многолесных, наиболее горимых районах России, определяет большую удаленность вероятных лесных пожаров от мест базирования Ил-76П, теряя тем самым преимущества перед более легкими самолетами-танкерами. И это обстоятельство в сочетании с неготовностью аэродромных служб к заправкам в самолет больших объемов воды за минимальное время привело к тому, что показатель цикла «слив-заправка-слив» для Ил-76П редко удавалось довести до значения менее 3–4 часов. На самолете оказалось затруднено, а в горной местности зачастую и невозможно выполнять установленную технологию работ.

Недостаточная маневренность, большие радиусы разворотов, быстрая смена земных ориентиров при большой скорости на малых высотах затрудняли осмотр пожаров, определение курсов захода и точек слива, тем самым крайне осложняя прицельное выполнение сливов. Техника с подобными характеристиками нуждалась в наведении, оптимально — при помощи легкого скоростного самолета с летчиком-наблюдателем.

Эксплуатация двух Ил-76П в Хабаровском крае в 1996 г. и в Республике Коми в 1997 г. подтвердили ранее сделанные выводы.

Кроме того, открылись два важных обстоятельства. Первое: при попытках непосредственного тушения огня на кромке лесного пожара самолет Ил-76П способен создавать прямую смоченную полосу длиной до 500 м, притом что кромка пожара, как правило, имеет извилистую форму. Это означает, что значительная масса огнегасящей жидкости расходуется непродуктивно.

Второе: при сливе воды с тяжелого самолета на большой скорости значительно увеличивались потери воды за счет выноса мелкодисперсионной части — вода попросту превращается в водяную пыль. При этом важно иметь в виду тот факт, что проход самолета на сверхнизкой высоте с целью уменьшения непродуктивных потерь воды при тушении пожара может вызывать обратный эффект — раздувать кромку огня вместо ее тушения.

С 1992 по 2006 год в Иркутской авиабазе «Авиалесоохраны» проводилась эксплуатация лесопожарных самолетов-амфибий Бе-12П (до 6 т огнегасящей жидкости). Самолет Бе-12П имел прекрасные показатели цикла при тушении лесных пожаров. Это достигалось тем, что в большинстве случаев место забора воды находилось в пределах не далее 50–100 км. Опыт эксплуатации был учтен «Авиалесоохраной» при написании технического задания на разработку новой пожарной амфибии на базе Бе-200.

На этапе формирования технического задания было четкое понимание факта, что ареал применения самолетов-амфибий ограничивается наличием довольно крупных водоемов, пригодных для забора воды. Поэтому в российских условиях и суммарный положительный эффект от них будет меньше, чем от самолетов-танкеров наземного базирования. Удаленность же места забора воды далее 100–150 км сводит на нет все преимущества от амфибии типа Бе-200. При этом изначально планировалось использовать пожарную версию Бе-200 исключительно как часть всей системы авиалесоохраны и лишь в четко определенных зонах.

С 1991 г. проходил производственную проверку на лесных пожарах в Якутии, Иркутской, Магаданской областях и Красноярском крае самолет Ан-26П. На фюзеляж с внешней стороны крепились 2 бака емкостью по 2 т воды, сохранялась возможность десантирования парашютистов-пожарных. Всего было переоборудовано 4 самолета. Реальные положительные результаты достигались при воздействии на пожары до 1 га при использовании одновременно двух самолетов.

Используя научный задел по самолету Ан-26П, в 1993 г. АНТК им. О.К. Антонова (Украина) с участием российской «Авиалесоохраны» был создан самолет-танкер Ан-32П. Он имеет 4 наружных бака объемом 8 т огнегасящей жидкости для одновременного или последовательного сброса. Сохраняется возможность десантирования парашютистов-пожарных, возможна его эксплуатация на большей части доступной аэродромной сети. Пожалуй, в своем классе по совокупности положительных качеств пожарный вариант Ан32П до сих пор не имеет себе равных.

Именно этот самолет «Авиалесоохрана» планировала сделать основой своего парка лесопожарной авиации, но сложные 1990-е годы в нашей стране исключили такой сценарий. В настоящее время три самолета находятся в составе парка авиации МЧС Украины.

был успешно внедрен в эксплуатацию самолет-танкер Ан-2П с ВСУ на 1,2 т огнегасящей жидкости — более 40 машин. Он наилучшим образом обеспечивал точный прицельный слив, а минимальная скорость и использование химикатов снижали непродуктивные потери жидкости.

При этом самолет не требует стационарных аэродромов и развитой инфраструктуры. А звено из четырех таких машин в течение дня способно оказать решающую помощь наземным силам и средствам.

Почему же такое стало возможным? Многократно проводимыми опытными работами и практикой тушения лесных пожаров с воздуха было установлено, что огнетушащая эффективность единицы объема (веса) сливаемой жидкости с самолетов-танкеров зависит от условий слива, прежде всего от скорости полета и высоты при сливе. При сливах на высоких скоростях (превышающих 250–270 км/ч) в результате действия набегающего потока воздуха выливаемая жидкость разбивается до состояния аэрозолей, и большая ее часть испаряется, не достигнув поверхности. Подобное происходит и при сливах на высотах, превышающих 40–50 м от поверхности земли. Процесс испарения особенно усиливается при низкой влажности.

Так, проводимые при испытаниях самолета-танкера Ан-32П исследования показали, что при высоте слива 40 м на скорости 230 км/ч, при 80% влажности воздуха потери на испарении составляют до 10%, а при влажности 60% они возрастают до 50%.

Проблема потерь существует и для вертолетных ВСУ. Так, при сливе с вертолета Ми-8Т до 30% теряется за счет мелкодисперсной части воды, еще 20–30% остается на ветвях и кронах верхнего полога деревьев.

Кстати, как правило, в России наиболее горимыми являются высокополнотные леса, что еще более сужает диапазон эффективности авиационного тушения.

Именно для снижения потерь и увеличения огнетушащих качеств водных растворов все современные самолеты-танкеры и вертолетные ВСУ оборудованы системами подачи химических веществ — ретардантов, пигментов, смачивателей или загустителей. Поскольку чистая вода, политая с воздуха, способна сохранять огнетушащие свойства лишь 5–15 минут. Добавление же смачивателя или ретарданта увеличивает эту способность до 2 часов. А в целом, специальные добавки увеличат эффективность тушения водным раствором в 2–4 раза.

Таким образом, получается, что имеют перспективу именно относительные легкие воздушные суда, обладающие маневренностью и технологической гибкостью (типа Ан-2П, Ми-8, Ка-32, Сanadair CL-415, Ан-32П).

Так какова же тогда эффективность авиационного тушения? Ответ лежит в понимании роли авиации при тушении пожара.

Применение авиационных технологий имеет следующие преимущества перед наземными: высокая оперативность доставки огнетушащей жидкости в районе пожара; большая эффективность одномоментной атаки с воздуха на очаг горения; независимость от наличия и состояния подъездных путей и дорог; высокая безопасность работ по тушению для людей.

Можно указать и на главные недостатки авиационного тушения: это высокая стоимость и малая производительность.

При этом наземные средства и методы тушения имеют следующие неоспоримые преимущества перед авиационными: высокая производительность тушения; непрерывность и длительность воздействия на кромку пожара; относительно низкая себестоимость работ.

Рассмотрим пару примеров.

Обратимся к «Инструкции по применению водосливного устройства ВСУ-5 на вертолетах типа Ми-8 (Ми-8МТВ, АМТ) при борьбе с лесными пожарами», 1996 г. Параметры смоченной полосы при сливе 3000 л воды с ВСУ-5 в сосновых высокополнотных насаждениях составляют по длине 60 м при средней дозировке 2,2 л/м2. Расчетное количество сливов воды, в зависимости от расстояния аэродром — пожар и пожар — водоем при заправке Ми-8МТВ топливом в количестве 2144 кг составляет: при расстояниях до аэродрома 100 км и до водоема 10 км — 10 сливов. Для сравнения взяты наиболее характерные условия для районов Сибири и Севера европейской части России. Получается условно 600 метров в течение половины дня работы, за-метьте, без гарантии, что горение кромки не возобновится.

Согласно же действующим технологическим нормам тушения для наземных сил, группа из 6 десантников-пожарных осуществляет тушение комбинированным методом 600 метров за период 1,5–2 часа, притом с «гарантией качества». А производительность тракторной и бульдозерной техники значительно выше.

Другой пример. Крупный лесной пожар на западе Рязанской области в 2010 г. имел площадь более 50 тыс. га. Периметр такого пожара достигает 250 км горящей кромки — и именно кромка по периметру лесного пожара является объектом воздействия, но никак не то, что горит внутри пожара. Обычно в условиях чрезвычайной горимости присутствуют десятки крупных лесных пожаров. Это колоссальный объем работ, требующий применения высокопроизводительных методик. Поэтому на практике крупные лесные пожары не «заливают», а «окапывают».

Это означает, что никакое авиационное тушение не может рассматриваться именно как основное средство тушения. А увелечение использования больших самолетов-танкеров тем более не может само по себе оказать никакого решающего значения на успех тушения крупных лесных пожаров.

Можно сделать вывод: авиационное тушение имеет только два технологических преимущества перед иными методами — скорость и вездесущность.

Именно в этом понимании кроется успех применения авиационного тушения — оно является оперативным средством поддержки наземных сил. Что означает аксиому — без полного взаимодействия экипажа и наземных сил невозможен положительный результат.

Отсюда за многие годы использования авиации на тушении лесных пожаров сформировались два обязательных правила: планирование работы авиации на лесных пожарах должно происходить исключительно на основании запросов непосредственных руководителей тушения этих пожаров (РТП) или летчиков-наблюдателей; запрещается производить сливы при отсутствии радиосвязи с наземной командой тушения.

Основными же целями применения авиационных методов тушения являются: снизить интенсивность горения на кромке пожара, тем самым создать для наземных сил тушения условия для перехода от косвенного способа тушения к прямому; приостановить распространение горения до подхода наземных сил и средств пожаротушения.

Рассмотрим современный зарубежный опыт.

Наибольшее предпочтение получили самолеты Airtractor AT-600,AT-802F (от 1,5 до 3 т воды), самолеты-амфибии Сanadair CL-415(до 5 т воды). При этом вектор развития танкерных технологий стремится к относительно легким и гибким платформам. Удивительно, но самолетов-танкеров с системами более 40 т огнегасящей жидкости существует всего две единицы — по одному на базе DC-10 и Boeing-747, и все принадлежат коммерческим авиакомпаниям. Эти тяжелые танкеры используются не для непосредственного тушения, а для создания заградительных полос на пути огня из огнезащитных веществ с целью задержки его до подхода наземных сил. Это хорошо работает на редколесье и на открытых участках в Калифорнии и Австралии.

Что же происходит у нас?

Тушение лесных пожаров в нашей стране всегда являлось прерогативой лесной службы. Для этого в ее составе существовала «Авиалесоохрана», чей ведомственный парк лесной авиации насчитывал 106 воздушных судов. В рамках очередной реформы в 2007 г. вступил в действие новый Лесной кодекс. Согласно ему, полномочия по охране лесов от пожаров были переданы субъектам Российской Федерации.

Как и имущество, 24 авиабазы и ведомственная авиация. Произошла децентрализация системы охраны лесов от пожаров.

И за 3 года было потеряно более 50% парка лесопожарной авиации, ликвидированы 2 отряда из 5, и ситуация продолжает ухудшаться. Значительно сокращены профессиональные лесопожарные службы. Уходят из отрасли высококвалифицированные специалисты.

При первой же значительной засухе ситуация вылилась в катастрофу 2010 года. Для преодоления чрезвычайной ситуации в лесах были задействованы все доступные авиационные силы, в том числе и не специализированных организаций — МЧС, Минобороны, Федеральной погранслужбы и других силовых ведомств. При этом МЧС России оказалось единственным ведомством, где имелись готовые к работе самолеты-танкеры.

Попытка тушить «всем миром» вылилась в массу ошибок. Имеется уже огромное множество примеров, когда экипажи воздушных судов работали по принципу «свободной охоты», что недопустимо.

Их «Что горит, то и тушу» часто приводило к тушению вовсе не кромки пожара, а встречного отжига, проводимого наземными командами, как эффективного способа тушения высокоинтенсивных верховых лесных пожаров. Экипажу же, не имеющему лесопирологической подготовки, практически невозможно было «на глазок» определить тактику действий наземных команд. Есть и абсурдные случаи, когда воздушные суда настойчиво производили сливы на горящие участки внутри пожара, что с технологической точки зрения является откровенной глупостью.

Существует и масса примеров, когда экипажи просто не знали о том, что необходимо вести постоянную радиосвязь с наземной командой.

Имеется много случаев, когда авиация производила сливы на людей — «огонь по своим», и только по счастливой случайности не было жертв и серьезно травмированных. А ведь тонны воды, к примеру, способны сбить крупные сухие ветки из полога леса, и такие ветки в профессиональной среде лесных пожарных всего мира резонно называют «создатели вдов».

Усугубляли проблему настойчивые попытки некоторых высоких чиновников в региональных оперативных штабах командным методом направлять тяжелые самолеты-танкеры на крупные лесные пожары без согласования с руководителями тушения этих пожаров или летчиками-наблюдателями. Иногда «дорогостоящие» самолеты прилетали на уже локализованные пожары, туда, где потребности в них не было. Часто сливы производились без организации наведения.

К тому же в 2010 г. случаи применения в системах авиационного тушения специальных химических веществ были зафиксированы только в подразделениях лесных пожарных служб некоторых субъектов Российской Федерации.

К сожалению, и пожароопасный сезон 2011 года показал — выводы не сделаны. Названные проблемы повторились.

Хотя и вполне очевидно, что высокоэффективная техника с экипажами, не имеющими специальной подготовки, не владеющими технологией работ, не готовыми к работе в рамках системы, ощутимого успеха в тушении крупных лесных пожаров не принесет, а окажется даже вредна.

С учетов вышесказанного очевидным является и вопрос: а какова финансовая составляющая подобного беспорядка? Тушение с воздуха — это исключительно дорогое удовольствие, здесь волюнтаризм и дилетантский подход неприемлемы. Впрочем, финансовая эффективность данного вопроса в трагическом 2010 году — тоже тема, достойная отдельной статьи.

По-прежнему имеется и стойкое ошибочное мнение, что следует в нашей стране развивать парк тяжелых самолетов-танкеров. Мнение, основанное, скорее, на картинках СМИ, эффектных телерепортажах, но никак не на профессиональной оценке.

Похоже, история авиационного тушения в России получила новый виток по кругу. Или, возможно, это тупик?

Ключевые слова: Пожары, Руководитель

Почему горит история России?

На берегу Иртыша, в славном городе Тобольске, корреспондент «ПД» встретила много интересных людей, которые знают ответ на этот вопрос. Они словом и делом пытаются сберечь памятники исторического наследия, которые еще сохранились в бывшей столице Сибири.

Зал-музей

Антон Николаевич Ламбин, заместитель начальника ОГПС-8 г. Тобольска Тюменской области, по праву гордится актовым залом отряда. Здесь проходят торжественные мероприятия, отмечаются праздники, проводится инструктаж личного состава. Здесь просторно, светло и уютно, как и должно быть в помещении, которое является еще и музеем. Строгое оформление: стенды, стеллажи с портретами героев, отдавших жизни при тушении пожаров в разные периоды истории города, почетные грамоты, кубки, поделки маленьких тоболяков на пожарную тему и — копии материалов, рассказывающих о зарождении и становлении пожарного дела. Чтобы собрать эти документы в единое целое, пришлось немало потрудиться, перелопатить горы разрозненных записей в городском архиве, по крупицам их систематизировать. Зато теперь есть «наглядная агитация», с ее помощью можно предметно побеседовать с молодежью, рассказать бойцам, что такое традиции и преемственность поколений. Антон Ламбин — представитель молодого поколения, но как настоящий политрук, обладает даром убеждения. А еще он все знает об истории Тобольска, о каждом экспонате музея, о каждом герое-огнеборце. И с энтузиазмом проводит сегодня для меня экскурсию, рассказывая о наиболее интересных фактах разных периодов становления пожарной охраны города.

— До революции в Тобольске не было профессиональной пожарной охраны, здесь защищались от огня силами добровольной пожарной команды, содержащейся на пожертвование купцов и населения. Штатными работниками были: брандмайор и брандмейстер. Команда под их руководством в основном занималась охраной купеческой собственности, а жилой сектор и другие объекты фактически никем не охранялись и профилактическая работа по предупреждению пожаров не проводилась. Поэтому Тобольск пожарами было не удивить: он горел такое количество раз, что в определенном смысле его историю можно представить как историю великого погорельца. Например, крупный пожар 1788 г. по своим масштабам превзошел все предыдущие. Первоначально он возник в помещении кузницы по улице Кузнечной (ныне улица Алябьева), но из-за сухой, жаркой погоды огонь быстро распространился по тесно примыкавшим друг к другу домам в сторону горы и реки Иртыш. Пламя, пожирая постройки, распространилось даже на гору, на дом наместника-губернатора (ныне здание Рыбопромышленного техникума) и деревянные постройки Кремля, которые пожаром были значительно повреждены.

Шесть раз выгорал дотла так называемый «малый город» (район Красной площади), ведь тушить пожары было нечем. Воды на горе не было, ее возили с Иртыша в объезд по Казачьему и Никольскому взвозам. Но каждый раз Тобольск, как птица Феникс, возрождался из пепла.

Вот еще интересные документы. В определенные периоды истории для предупреждения пожаров в частном жилом секторе избирались квартальные старосты и уполномоченные, они проводили подворный обход. Завели и такой порядок: в случае возникновения пожара хозяин дома должен был выходить на тушение с закрепленным пожарным инвентарем или вывозить бочки с водой. Для этого на каждом жилище крепилась дощечка с указанием инвентаря. Даже до недавнего времени на ряде жилых домов по улицам Пушкина, Кооперативной, Алябьева и др. сохранялись такие указатели. И искренне жаль, что они исчезли…

После революции в городе пожарной охраны практически не было. Ее функции взяли на себя бойцы рабочих дружин предприятий и пристани, они и за порядком следили, и принимали участие в тушении пожаров. В период колчаковщины и кулацких мятежей развитием пожарной охраны также никто не занимался. Только в архивных документах за 1923 год появляются записи об организации пожарной команды в нагорной части города, а позднее и под горой. Первыми депо стали часть здания мельницы по ул. Хохрякова, 20 (под горой) и здание жилого дома по ул. Октябрьской (на горе). — В 1935–36 гг. Тобольск вошел в состав Омской области, и в городе был организован отдел пожарной охраны, куда входили две пожарные команды и часть пожарных команд и дружин северных районов.

На вооружении городских огнеборцев находилось две автомашины АМО-Ф 16 с коловратным насосом Д-40. В каждом подразделении имелся конный пожарный обоз. Связь между командами осуществлялась с поста, установленного на колокольне Софийского собора в Кремле. В случае обнаружения постовым пожара (в нагорной части или подгорной) вывешивались шары, означавшие: черный — вижу пожар, красный — вижу открытый пожар. При вывешивании одного шара на ЧС высылалась та команда, в чьей зоне ответственности случился пожар, при вывешивании двух и более шаров (голубых, зеленых) выезжали обе команды, что означало открытие «второго номера пожара». На фасадах зданий каждой команды выставлялись постовые дежурные, которые принимали сигналы и передавали их дежурному караулу. В ночное время на башне вывешивались фонари. Телефонная связь между пожарными командами и городской телефонной станцией была установлена только во второй половине 30-х годов.

Один из разделов экспозиции музея посвящен памяти героев-тоболяков. Особое место занимают материалы о пожарных, погибших при спасении детей. 19 сентября 1938 года поступил сигнал о пожаре в детском доме, расположенном в бывшем Ивановском женском монастыре в 18 километрах от Тобольска. В двухэтажном кирпичном строении размещалось более 70 детей школьного и дошкольного возраста. Здание имело печное отопление, керосиновое освещение, деревянные перекрытия, по балкам на чердаке несколькими слоями сухой бересты и земельного перегноя было выполнено утепление. Полыхнуло все это хозяйство мгновенно.

На тушение прибыла на автомашинах сначала одна пожарная команда, затем вторая. Подоспели и четыре конно-бочечных хода. К моменту прибытия бойцов огонь распространился на все чердачное помещение, вышел на кровлю. Возникла реальная угроза обрушения потолка. Тушение возглавил начальник городского отдела пожарной охраны Александр Павлович Редикульцев.

Несмотря на сильное задымление и высокую температуру, детвору удалось своевременно эвакуировать. Пожар тушили одновременно через оконные проемы второго этажа и крышу здания. А.П. Редикульцев и его заместитель Е.П. Борисов решили проверить, не остались ли на втором этаже дети, и в тот момент, когда они вошли в помещение, обрушилось чердачное перекрытие. Пожарные погибли. Свободный от дежурства водитель Д.К. Сысолятин в тот день добровольно выехал на пожар. В момент обрушения перекрытий он работал стволом через оконный проем с приставной лестницы. Воздушной волной его сбросило вниз, при падении Сысолятин получил множественные травмы и через два дня скончался в больнице.

Много лет спустя работники пожарной охраны города Тобольска на Завальном кладбище установили памятник на могилах погибшим героям. За ними сейчас ухаживают бойцы ОГПС № 8: убирают участок, приносят венки и цветы. Родственники героев, сегодня это уже люди преклонного возраста, благодарны молодому поколению и знают, что захоронения никогда не останутся без присмотра: никто не забыт, ничто не забыто…

С начала Великой Отечественной войны личный состав пожарных команд был призван в ряды Красной армии, а на его место пришли женщины и подростки.

В 1944 году была создана Тюменская область, Тобольск вошел в ее состав, а пожарная охрана стала подчиняться Тюменскому ОПО. С той поры Тобольской пожарной охраной от огня спасены десятки промышленных предприятий, сотни жилых домов, тысячи человеческих жизней.

Каждый день дает новую информацию, экспозиция музея растет и будет пополняться свежими материалами и экспонатами…

Спасаем по доброй воле

Галина Александровна Кондакова, пенсионерка-общественница, член исторического клуба «Добрая воля» не имеет никакого профессионального отношения к огнеборцам. И тем не менее проблемы пожарной безопасности напрямую касались ее на протяжении долгих лет работы и касаются сегодня как тоболячку, имеющую четкую гражданскую позицию.

13 лет она проработала в городском комитете по культуре, сохраняла историческое наследие Тобольска. В начале этой деятельности, в далеком1988 г., ей по списку передали всего 59 памятников, четыре церкви и почему-то 6 могил декабристов вместо 7 на Завальном кладбище. Вот в таком «приблизительном» состоянии находились учет и контроль исторического наследия в тот период, хотя в определенных слоях советского общества прекрасно знали, что представляет собой Тобольск. Пресса и в те времена не скупилась на эпитеты: «жемчужина Сибири», «уникальное явление не только российской, но и мировой культуры», «Это Париж!» и т. д. и т. п. Через два года упорной работы Галина Кондакова поставила на учет 237 объектов, в основном относящихся к памятникам деревянного зодчества. Она знала состояние всех подвалов и чердаков, следила за «самочувствием» каждого из домов. Она знала, каким корнем, какое дерево прорастает в исторические бревна или каменную кладку и что с этим надо делать, чтобы сохранить объект в первозданном виде.

Потом ее должность упразднили, а функции передали в область. Ветры перемен и реорганизаций не всегда дуют в правильном направлении. Ну как, скажите на милость, из областного центра можно руководить охраной памятников культуры, находящихся на расстоянии около 300 км? Это все равно, что тушить пожар в Тобольске силами и средствами областной ПЧ…

За 15 лет (после упразднения должности Г.А. Кондаковой в городском комитете по культуре) в Тобольске сгорело более 50 объектов исторического наследия, дальше — больше и сегодня, увы, можно по пальцам пересчитать то, что осталось. Бесхозные, неохраняемые здания сгорали одно за другим. И ни пожарные, ни члены исторического клуба «Добрая воля», созданного в 1986 году патриотами-тоболяками именно для охраны культурного наследия и членом которого является сегодняшняя неугомонная пенсионерка Г.А. Кондакова, не в состоянии были что-либо сделать. Безвозвратно утеряны дом писателя-сказочника, автора «Конька-Горбунка», П.П. Ершова, дом, где останавливался А.И. Радищев по пути в ссылку, дом украинского писателя П.А. Грабовского, здание Тобольского драматического театра и еще не один десяток достопримечательностей, расположенных в нижнем городе. Когда-то гости, попавшие в Тобольск впервые, восхищались им. Называли городом-музеем под открытым небом. Конечно, город и сегодня оставляет сильное впечатление.

2003 год. Тогда приехал в Тюменскую область президент страны В.В. Путин. Облетев город на вертолете, он сказал: «Я удивлен и поражен Тобольском. Такую красоту мы обязаны сберечь». Появилась надежда на спасение того, что осталось. Нашлись и деньги для реставрации и реконструкции нескольких объектов.

Но прежний облик города остался в истории. О Тобольске, который мы потеряли в огне, Галина Александровна Кондакова рассказала в своей статье «Спасаем по доброй воле». Вот о чем она, в частности, пишет.

«Начало Московского тракта представляло собой «сгусток» старой деревянной застройки. Сибиряк любил хорошие постройки: он лучше недопьет, недоест, а просторные хоромы себе поставит. Избы большие, сплошь и рядом двухэтажные, непременно с тесовыми крышами, на крышах резные украшения, ставни и двери раскрашены... Эти описания как нельзя лучше дают представление о застройке древнего Тобольска. Насмотревшись на другие города, наши земляки желали видеть свой дом более импозантным. Крыши покрывали железом, здания обшивали тесом, окна украшали затейливой резьбой. Утраченные сегодня деревянные дома некогда радовали глаз и ажурными металлическими украшениями — дымниками и водостоками. Руками умелых мастеров жесть превращалась в фантастическое кружево то в форме короны, то в виде стеблей трав и диковинных цветов. С большой фантазией были выполнены ажурные жестяные кокошники над крылечками.

В настоящее время ничего этого уже нет. Сегодня на улице Ленина сердце сжимается от утрат. Нет двухэтажных деревянных домов № 14 и № 16, построенных в конце XIX — начале XX века. Дом под № 16 был с застекленной верандой и балконом. На месте этих домов стоят приземистые одноэтажные избы, которые больше подходят для сельской местности, но никак не для главной улицы Тобольска.

Осенью 2009 года с улицы исчез дом художника М.С. Знаменского с мемориальной доской на центральном фасаде, которая не спасла дом от гибели. Во время разборки дома именитого земляка на школе № 1 устанавливали новые мемориальные доски героям Великой Отечественной войны. По этому случаю был проведен митинг. Учителя говорили об увековечении памяти героев. А через дорогу, за спинами собравшихся, уничтожалась память о другом замечательном человеке. В прошлом — учителе женской гимназии. После дома Знаменского взялись за разборку другого дома, под номером 19. Главного на усадьбе Мазурина — полутора-этажного дома, низ которого был кирпичным, верх — деревянным. В этом здании когда-то была первая музыкальная школа в Тобольске. Эти дома нуждались в реставрации, обновлении, но не в уничтожении.

Памятник беззащитен, каким бы ценным он ни был. Только человек может защитить его от любого варварства. Город — наш общий дом. А в доброй семье принято все насущные вопросы решать на семейном совете, без вмешательства соседей. Так и нам надо поступить. Выносить на общественное обсуждение все проекты реставрации памятников. Охрану памятников город должен взять в свои руки».

Не всегда представители власти прислушиваются к мнению общественности. Галина Александровна прекрасно понимает, что к ней, например, подчас относятся в лучшем случае как к чудачке, в худшем — как к «городской сумасшедшей», которой не сидится спокойно на месте, то бишь на пенсии, которой «все не так, как надо». Что говорить, до полного консенсуса власти и гражданского общества еще не близко. Но может и не так уж далеко? Вот должностное лицо, представитель молодого поколения, ему еще и 30 нет, Антон Ламбин, на своем посту сберегает крупицы истории пожарного тобольского дела, считает, что это на пользу сегодняшним бойцам отряда, их детям и внукам. Вот активная общественница Галина Кондакова, чуть не каждое утро, невзирая на мороз и гололедицу, обходит дорогие сердцу развалины, пересчитывая в очередной раз каждый сохраненный кирпичик, присматриваясь к ремонту бывшей таможни, разглядывая и беря на заметку очередной новодел. Может, такие проявления гражданской позиции это корни одного дерева, которое зовется любовью к Отечеству? А любовь, как известно, побеждает нелюбовь — то есть равнодушие, корысть, амбиции.

Ключевые слова: Журналист, Страницы истории

Крупным планом

Корреспондент «ПД» Татьяна Болсуновская беседует с начальником ОГПС-8, полковником внутренней службы Игорем Геннадьевичем Сухобоковым.

— Игорь Геннадьевич, вы долго привыкали к суровому сибирскому климату?

— Довольно долго. Но город оказался не чужим. Я от бабушки, которая в годы войны с семьей жила здесь в эвакуации, был наслышан о доброте тоболяков. А теперь, после стольких лет службы здесь, считаю Тобольск своим домом.

— Расскажите, пожалуйста, о работе отряда. Есть проблемы в обеспечении пожарной безопасности вверенной вам территории?

— Отряд с большими традициями, вот уже 26 лет, как мы существуем. Охраняем объекты города Тобольска. Кроме того, Тобольский и Вагайский районы. Если и существуют сегодня какие-то проблемы, они уходят корнями в прошлое. Предпочтение в развитии пожарной охраны на протяжении нескольких десятков лет, до 90-х годов, отдавалось северным районам Тюменской области: Ханты-Мансийскому, Ямало-Ненецкому округам, где добывают нефть и газ. А территориальные подразделения не очень-то развивались. Как профессионал смею заметить, что когда область разделилась политически на три составляющие части, то юг области и, в частности Тобольск, были недостаточно прикрыты, особенно в сельской местности. Несмотря на то что развитие пожарной охраны по районам в последние годы пошло, я считаю, что до сих пор количество профессиональной численности огнеборцев недостаточное. Мы справляемся, показатели динамики уменьшения пожаров, гибели и травматизма граждан по сравнению с предыдущими годами — положительные, но хотелось бы в корне  улучшить ситуацию. Ведь радиус выезда в черте города составляет 15 км, а если в рамках взаимодействия выезжаем в район, то это все 70 км. Диспетчеры ЕДДС «01» принимают и отрабатывают в сутки до 300 сообщений от граждан.

В состав отряда входят шесть частей, ежедневно на боевое дежурство заступают 55 бойцов и 20 единиц пожарной техники. Город строится и развивается. И требует наращивания мощи противопожарной службы. Необходимы еще три пожарные части и 125 человек личного состава. На уровне городских и областных властей эта проблема решается. В генеральный план развития Тобольска до 2015 года вошел вопрос строительства депо. В правильном направлении действует правительство по созданию ВДПО и хотелось бы, чтобы эта инициатива не только на бумаге была, но и на самом деле. Я реально смотрю на вещи и понимаю, что понадобится протяженный период времени, чтобы вопрос решить так, как надо.

— Тобольск называют музеем под открытым небом… Сложно, наверное, охранять историческое наследие России? И часто ли происходят ЧП на таких объектах?

— Я был свидетелем пожара, уничтожившего здание Тобольского театра в ночь с 17 на 18 ноября 1990 года, и я его тушил. Помню все. Дело в том, что здание было выставлено на реконструкцию, и одновременно по линии пожарной охраны была прекращена его эксплуатация. Театр обесточили, но надежную охрану не обеспечили. Что в такой ситуации мог сделать сторож-пенсионер? Это было ожидаемое профессионалами ЧП. Я тогда работал оперативным дежурным и думал: только бы не в мое дежурство загорелся театр! Но именно это и произошло.

Другой случай. В конце прошлого года, прямо в День спасателя, в 10 часа 09 минут на пульт ЦППС ГУ 8 ОФПС поступило сообщение о пожаре в чердачном помещении Покровского собора. Диспетчер ЦППС ГУ 8 ОФПС в соответствии с «Расписанием выездов подразделений пожарной охраны города Тобольска» направила к месту вызова дежурный караул в составе пяти отделений, сообщила в службы города. В 10 часов 14 минут к месту пожара прибыл дежурный караул 37 ПЧ ГУ 8 ОФПС во главе с заместителем начальника СПТ подполковником внутренней службы А.С. Пушным (РТП-1). Обстановка была следующая: из-под крыши собора шел сильный дым, происходило скрытое интенсивное горение внутри чердачного помещения. РТП-1 подтвердил вызов номер 3. В 10 часов 15 минут отдал распоряжение начальнику караула 37 ПЧ установить автоцистерну второго отделения на ближайший пожарный гидрант перед въездом в кремль, проложить магистральную линию и подать 1 ствол «РСК-70» по автолестнице на тушение малого купола. Одним словом, все специалисты действовали оперативно, грамотно, эффективно, пожар был ликвидирован в минимально сжатые сроки, в размерах, которые он принял к моменту прибытия пожарных подразделений, с минимальным материальным ущербом, при выполнении специальных работ не было допущено травматизма личного состава.

Да, Тобольск сам по себе очень интересен тем, что здесь есть и старина, и история, но есть и современность, новые микрорайоны с высотными зданиями. Вот как-то все здесь сочетается. И это привносит дополнительные сложности в работу пожарных. Потому что одно дело каменные джунгли охранять, другое — памятники исторические, деревянные дома.

— Во дворе у вас стоит новенькая пожарная машина. Недавно получили?

— Это машина с 30-метровой автолестницей, сегодня нам без нее — никак. Вот прямо сегодня и получили. Я сам был свидетелем того периода, когда не было даже бензина для пожарных машин. И из положения выходили благодаря тому уважению, которым пользуется у людей профессия пожарного. Руководство тобольских предприятий всегда шло навстречу и помогало нам. Сейчас в этом нет необходимости. Как раз в данном направлении дело идет все лучше и лучше. Техобеспечение — хорошее. Вопросы содержания техники, оснащения — на самом высоком уровне. Надеюсь, и все остальные проблемы мы сможем решить, дай срок.

Ключевые слова: Журналист, Пожары