№17

Цена воспитания

ЦЕНТР детского творчества «Марьина роща» расположился в небольшом здании бывшего детского сада на северо-востоке Москвы. Два этажа, ряд небольших кабинетов, на стенах — множество фотоколлажей из детских фотографий, на улице — площадка для спортивных игр. Среди длинного списка секций для детей — группа пожарно-прикладного спорта. Что неудивительно, ведь ЦДТ «Марьина роща» по совместительству является противопожарным центром, где занимаются дружины юных пожарных СВАО.

«Изначально мы не работали с дружинами, а занимались только пожарно-прикладным спортом, — поясняет Виктория Черкас, руководитель структурного подразделения спортивно-технического отдела ГБОУ ЦДТ «Марьина роща». — Но сейчас у нас разработан пакет образовательных программ по каждому направлению».

Центр был создан на основании решения коллегии Северо-Восточного окружного управления образования города Москвы. В сотрудничестве с МЧС, Всероссийским добровольным пожарным обществом, городскими организациями и педагогами школ сотрудники детского центра учредили настоящую базу для организации мероприятий по воспитанию культуры безопасности среди детей и подростков.

«В нашем распоряжении также находится база школы № 1139. Там располагаются два специально оборудованных зала: музей и учебный кабинет, — делится Черкас. — Любая школа может приехать и посмотреть на боевую одежду пожарного, огнетушители, виды пожарных сигнализаций и много другое».

Во множестве альбомов и отчетов, которые мне показывают — планы семинаров по истории пожарного дела на Руси, DVD с тематическими фильмами и фотографии с соревнований по пожарно-прикладному спорту. У каждого занятия есть подробный план, включающий в себя небольшую лекцию, а также интерактивную часть. Руководители уверены, что зачитывая текст по листку, детей ничему не научишь.

«В ДЮП мы набираем мальчишек и девчонок, а вот в секции пожарно-прикладного спорта занимаются исключительно юноши от 10 до 18 лет, — поясняет Виктория Черкас. — Мы работаем по авторской программе, которую разработал и защитил Игорь Дубровский, руководитель клуба «Юный огнеборец». В нее входят физические упражнения и специализированная работа. Ребята часто выезжают на тренировочные занятия по пожарно-прикладному спорту на спортивные базы и манежи Главного управления МЧС России по городу Москве».

Особая заслуга — три года сотрудничества со специальной (коррекционной) школой-интернатом № 35 и школой № 10 для детей с девиантным поведением. Для ребят сограниченными возможностями разработана упрощенная программа, которую намного легче усвоить.

«С ними работают педагоги из нашего центра. Вместе они создают опросы для населения, разговаривают с младшими классами, применяют себя в различных видах деятельности. Для них на первом месте — организация. Вовремя собраться — это уже прогресс, — рассказывает Виктория Черкас. — Недавно нам пришло письмо от мальчика из пятого класса. Он рассказал о том, как спас своего младшего брата из горящей квартиры. Так получилось, что он из неблагополучной семьи, его родители переборщили с алкоголем, итог — пожар. Важно то, что в стрессовой ситуации он смог сосредоточиться и поступить правильно: укутав брата в полотенце, он вынес его из очага опасности и дождался пожарных. Это значит, что мы его чему-то научили».

К сожалению, далеко не все школы откликаются на предложение о сотрудничестве. Одни ссылаются на нехватку времени, у других не хватает педагогов, а некоторые и вовсе если что-то делают, то ради «галочки».

«Бывало, придет педагог, а у нас — то проверка, то детей нужно вывезти, да еще и ответственность за жизнь каждого ребенка, — вспоминает Черкас. — Сначала я даже немного занервничала: пришло десять педагогов, а осталось всего пять. Слава богу, потом начали приходить люди, которые умеют грамотно работать с детьми. Сейчас с дружиной юного спасателя у нас занимается 21 педагог. Из них — пятеро тренируют детей в секции пожарно-прикладного спорта».

На пути у развития центра несколько преград: нехватка рабочего места и денег.

«Знаете, хотелось бы больше территории, — поясняет Виктория Черкас. — Дети у нас могут заниматься либо на улице, либо в актовом зале, но он настолько маленький, что ни пробежкой, ни физическими упражнениями там не побалуешься. Спасает то, что рядом с нами есть две пожарные части, которые предоставляют нам свою материально-техническую базу».

Отдельный вопрос — финансирование.

«Пожарная безопасность требует значительных финансовых затрат, — говорит Черкас. — Например, недавно мы ездили на окружные соревнования по пожарно-прикладному спорту, взяли с собой девять касок, а когда вернулись, оказалось, что четыре треснули. Если мы ведем детей на соревнования московского уровня, то нам нужна специальная форма: шиповки, футболки, галстуки и многое другое. Для ребят эти детали важны. Надев форму, они меняются — чувствуют ответственность мероприятия».

Конечно, большой вклад в развитие центра, а также финансовую поддержку оказывает ВДПО совместно с Министерством образования, но этого не всегда достаточно. В прошлом году у центра была разработана хорошая программа, схожая по организации со «Школой безопасности». В мероприятии должны были принять участие все школы СВАО, было написано положение, дети ждали и готовились к соревнованиям, но из-за нехватки финансирования — все сошло на «нет».

Нужно отметить, что центры, которые берут на себя ответственность быть связующим звеном между МЧС, ВДПО и школами, есть не везде.

«Самые сильные детские центры находятся в СВАО и ЮАО, — подтверждает Галина Сафонова, заместитель председателя совета Межрайонного отделения Московской городской организации ВДПО СВАО. — Думаю, что в других округах работа подобных центров наладится еще не скоро».

Сейчас в СВАО действует 38 дружин юных пожарных. Многие из них сотрудничают с ЦДТ «Марьина роща», но некоторые все же работают самостоятельно. Взаимосвязи между центрами из разных округов, к сожалению, нет. Хотя если бы существовала сеть таких центров, да еще и в каждом округе Москвы, вполне возможно, что пропаганда культуры безопасности среди детей и подростков перешла бы на новый уровень развития.

Будет ли благодатно в «Благодати»?

ОДНА из основных задач, стоящих перед нашим министерством — обеспечение сотрудников МЧС жильем, при этом жилье должно быть общедоступным, современным, удобным и комфортабельным. Объекты МЧС расположены по всей территории Российской Федерации. Они находятся в городах, поселках, в легкодоступных и труднодоступных местах, где работает и 5, и 10 человек. Для обеспечения их жильем не нужно строить многоэтажные жилые дома, так как это экономически нецелесообразно. Решение этой задачи может быть успешно решено внедрением малоэтажного домостроения.

Малоэтажное домостроение — один из немаловажных вариантов, обеспечивающих население жильем. Развивая преимущественно за пределами больших городов и создавая агломерации вокруг мегаполисов, малоэтажное строительство способствует решению многих проблем, связанных с урбанизацией. жилищный фонд России, введенный в 1950–1990-х годах, создавался на основе индустриальной застройки городов, предполагающей развитие крупных мегаполисов с централизованной инфраструктурой. Это обуславливало и волновую тенденцию развития жилищного фонда, в ко- торой четко выделяются этапы, например, так называемой сталинской, хрущевской, брежневской застроек.

Концентрация населения в крупных городах привела к появлению сверхплотной высокоэтажной застройки, резкому ухудшению среды обитания человека, выражающемуся в пагубной для здоровья скученности населения, загрязнения городов, транспортном коллапсе городских магистралей. Реализация проектов малоэтажного домостроения путем реализации новых автономных, экологически чистых отдельных домов и поселков, вокруг существующих городов и непосредственно рядом с объектами МЧС позволяет решить ряд социальных и экономических проблем.

Основы рыночного регулирования и рыночные принципы организации индивидуального малоэтажного домостроения были заложены в российском законодательстве в начале 1990-х годов с введением норм свободного рыночного оборота земель. Тогда же были сняты ограничения с размеров земель, на которых располагались индивидуальные жилые дома, а также с размером и количества жилья, находящегося в собственности граждан.

Малоэтажное домостроение, первоначально получившее название коттеджной застройки, характеризовалось в 90-е годы строительством крупногабаритных зданий общей площадью 500– 1000 м2 из красного керамического кирпича, напоминающих замки, виллы, с обилием декоративных элементов. Пик их строительства пришелся на 1992–1995 годы.

Современный рынок малоэтажного домостроения кардинально изменился с 90-х годов как по своей структуре, так и по составу участников, и по своей значимости. Поведение российского покупателя на рынке жилья в определенной мере стало приближаться к поведению покупателя большинства развитых стран, где семья среднего возраста, к этому возрасту относится большинство очередников сотрудников МЧС, предпочитает иметь квартиры не в многоэтажном жилом комплексе, расположенном в конгломерации, а бюджетные односемейные дома, квартиры в домах на 3–4 семьи с отдельным входом и секции в таунхаусах (сблокированных домах, состоящих из нескольких 2–3 уровневых квартир с индивидуальным участком) в пригородах, как наиболее экологически чистых районах.

Предпочтение малоэтажного жилья как более индивидуального по своей природе тождественно представлениям людей о жилище с участком земли как о возможности наилучшего выполнения семьей своих основных функций: репродуктивных, воспитательных, восстановительных.

Сегодня можно говорить о том, что малоэтажное жилье могло бы рассматриваться как разумная альтернатива квартире в многоэтажном доме. Однако для успешного развития малоэтажного строительства в России требуется, в первую очередь законодательное урегулирование ряда важнейших проблем, в том числе особенности предоставления земельных участков для малоэтажного строительства; формы и способы участия органов власти в строительстве объектов коммунальной и социальной структуры и т. д. Весьма актуальным также является вопрос о пересмотре нормативно-технической документации в области малэтажного строительства (последние документы в этой области принимались в 1987 году) и принятии соответствующих технических ре-гламентов.

Проекты малоэтажной застройки, различаясь по ценам продажи, уровню комфорта и сервиса, имеют много общего. По мнению многих ведущих разработчиков современной жилищной реформы, наиболее перспективой обладает модель компактных поселений — комплексов (до 4 уровней) домов квартирного типа высокоплотной застройки, а также таунхаусов, образующих замкнутый контур.

Необходимо учитывать, что себестоимость строительства малоэтажного жилья может быть и невысокой в результате внедрения инновационных технологий, применение апробированных проектов повторного применения. Значительных затрат обычно требует решение вопросов стоимости земельных участков и обеспечение их инженерной инфраструктурой. Поэтому дополнительное необходимое условие повышения доступности малоэтажного жилья — синхронизация инвестиционных программ, в том числе и локальных, с планами комплексной малоэтажной застройки территории.

Вплоть до нынешнего времени малоэтажное домостроение было ориентировано на традиционные технологии, и поэтому преобладали технологии, принятые в массовом многоэтажном строительстве, в основном каркасно-монолитные или кирпичные дома, а инновационные энергоэффективные техно- логии практически не использовались.

В последние годы стала наблюдаться некоторая эволюция структуры технологий. Стали появляться каркасно-щитовые дома из теплоизоляционных панелей, дома с фасадами из различных Дома такого типа могут иметь ряд и дополнительных инновационных технологических решений, направленных на экологическую безопасность и энергосбережение, на сокращение длительности строительного цикла, снижение трудоемкости и материалоемкости, а следовательно, снижение стоимости жилищного строительства.

В российской практике малоэтажного домостроения внедрение инновационных технологий осуществляется двумя путями:

— приобретение импортных линий по производству составных частей домов;

— реализацией на практике собственных технологий.

Среди последних отметим технологию несъемной опалубки, строительство каркасных домов, систему «Теплостен» и др. Внедрение инновационных технологий делает принципиально возможным возведение высококачественного малоэтажного жилья за 3–4 месяца после выхода на строительную площадку.

Сейчас можно утверждать о тенденции распространения малоэтажного домостроения, связанного с концепцией современного, экономичного по затратам и энергоэффективного дома. Например, такие жилые городки для нужд Министерства обороны РФ построены в Самарской области.

А что же у нас в МЧС? Пилотным проектом по возведению малоэтажных жилых домов является строительство в Московской области коттеджного поселка «Благодать», где в августе этого года более 700 семей сотрудников МЧС получат современные благоустроенные квартиры. И на этом останавливаться не надо.

НАША СПРАВКА:

Коттеджный бум быстро прошел по следующим причинам: — неудачное расположение участков застройки. Недвижимость в то время еще слабо воспринималась как объект купли-продажи. Участки распределялись, а не приобретались.

В результате появились коттеджные поселки в чистом поле или зонах отчуждения ЛЭП и железных дорог, отдельно стоящие дорогие дома, расположенные в низинах или окруженные садовыми домиками;

— отсутствие инженерных коммуникаций, обеспечивающих удобства на уровне городской квартиры, и развитой социальной инфраструктуры;

— стоимость возводимых коттеджей значительно превышала платежеспособный спрос, в результате чего появилось большое количество долгостроя, неликвидных объектов.

НАША СПРАВКА:

Вопросы — кто будет строить, как будут строить и из чего строить — три главных вопроса при рассмотрении стратегии развития строительства малоэтажных домов, его экономической и временной составляющих.

Ключевые слова: Журналист, Профилактика

Пока милости в Баргузин…

РАБОТА спасателя-водолаза в байкальских условиях — интересна, непредсказуема и опасна. Высота над уровнем моря, низкая температура воды (до -1 оС), частые штормы — далеко не полный список усложняющих факторов для организации водолазных работ. Бывалые подводники, имевшие опыт погружений чуть ли не на всех морях земного шара, специально приезжают на Байкал, чтобы испытать себя.

С 1 по 10 июня 2012 года на озере Байкал в районе Малого моря прошли региональные учебно-тренировочные сборы спасателей-водолазов Байкальского ПСО. В сборах участвовало 40 человек. Из них 29 водолазов ПСС Байкальского ПСО и 4 водолаза Сибирского РПСО. Все водолазы прошли теоретическую и практическую подготовку, усовершенствовали и повысили свои навыки подводных погружений на глубину до 45 метров в условиях летнего времени.

Безопасность обеспечивалась при помощи барокомплекса КБК, находившегося в непосредственной близости от места спусков. Без него, согласно Межотраслвым правилам охраны труда, проведение водолазных работ запрещается.

Благодаря применению барокомплекса, удалось значительно увеличить скорость забивки воздухом водолазных баллонов.

В результате каждому участнику удалось осуществить по 2 спуска в день. Всего же, за время проведения сборов, совершено 423 водолазных спуска.

За время проведения сборов спасатели проработали технологии проведения ПСР на акватории. Применили имеющиеся и изучили новые технологии инструментального поиска затонувших объектов на глубинах до 60 м. Для этого применялся локатор бокового обзора и подводный видеорегистратор. Были проведены учения по спасению и выводу водолаза из аварийной ситуации самостоятельно и с помощью другого водолаза.

Нередко под водой оказываются большегрузные и габаритные предметы, которые необходимо поднять на поверхность. Так, зимой на Байкале спасателям приходится проводить работы по подъему затонувших автомобилей, извлечь которые без помощи водолазов невозможно. Были проведены тренировки водолазов методам остроповки, подъема и транспортировки затонувших объектов с помощью лебедок, катера и понтонного оборудования. В ходе сборов было найдено и поднято со дна 4 автомобиля.

Спасатели Байкальского ПСО ежегодно участвуют во всемирной экологической акции «День очистки водоемов». Силами водолазной ПСС БПСО ранее проводилась очистка дна Байкала в районе п. Листвянка, п. Никола, на р. Ангаре в районе о. Юность. В рамках сборов это мероприятие провели и на Малом море. В результате со дна водоема в районе пирса п. Сахюрта было поднято и вывезено на свалку порядка 1 тонны мусора.

Кроме того, в ходе УТС проведена тренировка совместно с авиацией СРЦ по поднятию пострадавшего с воды вертолетом Ми-8, десантированию спасателей в воду и на плавсредство. В роли пострадавшего использовался деревянный манекен «Малай».

В ходе сборов между спасателями-водолазами БПСО и СРПСО проходил активный обмен опытом, что очень благоприятно отразилось на их профессиональном мастерстве.

По окончании сборов был проведен квалификационный экзамен среди водолазного состава ПСС БПСО. В результате экзаменов все водолазы БПСО подтвердили свою водолазную квалификацию. Пятеро их них увеличили свои допуски по глубинам.

По словам руководителя УТС, заместителя начальника ПСС В.В. Тихонова, сборы прошли продуктивно. Все запланированные мероприятия и тренировки прошли успешно. Личный состав на сборах отработал на «отлично».

Ключевые слова: Журналист, Учения

Байкал суров, но справедлив

ЕСЛИ выехать из славного города Иркутска в сторону озера Байкал, то около поселка Никола вам откроется замечательный вид: на берегу Ангары стоят белоснежные здания с зелеными крышами, аккуратные газоны, дороги с очерченными в белый цвет бордюрными камнями и два огромных купола. И если бы не эмблема МЧС на этих куполах, то можно было подумать, что это некий научный центр, занимающийся космическими проблемами. В действительности же здесь располагается Байкальский поисково-спасательный отряд — БПСО.

Во время проведения учебно-методического сбора с главными инспекторами ГИМС, который проходил в Иркутске в период с 21 по 25 мая, именно на территории БПСО было проведено практическое показное учение «Реагирование на ЧС, обусловленную посадкой судна на мель».

Наш корреспондент встретился с начальником поисково-спасательной службы БПСО, спасателем международного класса Виктором Гулевичем.

— Виктор Павлович, в январе этого года вашему отряду исполнилось 10 лет. Многое удалось сделать за этот время?

Небольшое уточнение. Дело в том, что Байкальский поисково-спасательный отряд (БПСО) МЧС России создавался не на голом месте, а на базе двух спасательных служб

— Иркутской областной ПСС и Бурятской республиканской ПСС. Первая очередь отряда была принята комиссией МЧС России 31 июля 2003 года. Торжественное же открытие центра подготовки спасателей БПСО состоялось 15 декабря 2005 года. В настоящее время штатная численность отряда составляет 326 человек, из них в поисково-спасательную службу входят около 150 человек.

Специалистами БПСО активно применяется информационно-навигационная система «Луч-Байкал», которая позволяет обеспечить связью подразделения отряда при проведении поисково-спасательных работ и в повседневной деятельности, а также для определения местоположения подвижных объектов автомобилей, вездеходов и катеров.

Кроме того, на главной базе БПСО в п. Никола действует многофункциональный спортивный комплекс, который включает в себя водолазный учебно-тренажерный комплекс, зону моделирования и отработки чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера, волейбольную и баскетбольную площадки, плавательный бассейн, а также поле для мини-футбола и большого тенниса.

Давать оценку своей работе, конечно, нескромно, но думаю, что за прошедший период сделано немало. В этом, безусловно, огромная заслуга всего нашего коллектива, а также Вадима Рейтера, который возглавляет отряд восьмой год.

— Какие задачи стоят перед отрядом?

В соответствии с приказом МЧС России от 30 июня 2004 года на Байкальский поисково-спасательный отряд МЧС России возложена задача по предупреждению и защите населения, акватории озера Байкал, Ивано-Арахлейской системы озер и прилегающих территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также проведения поисково-спасательных и других видов работ. Для ее решения оперативными силами, в частности, осуществляется разведка зоны возникновения чрезвычайной ситуации; предупредительные и аварийно-спасательные работы в зонах схода снежных лавин и селей; ликвидация ледовых заторов и др.

Надо сказать, что наш район, так называемая Байкальская рифтовая зона, относится к территориям с высокой сейсмичностью. Бывает до 2–2,5 тыс. землетрясений в год. Причем землетрясения здесь, по прогнозу ученых, могут достигать 9-10 баллов.

В зимний период Байкал замерзает целиком, кроме небольшого участка у 1,5–2 м. Погода у нас переменчивая: вот светит солнце, тепло и вдруг может налететь ветер со скоростью до 30–40 метров в секунду.

Красота Байкала привлекает немало туристов. Однако не все ведут себя дисциплинированно в такой сложной местности. Как результат: туристы тонут, проваливаются под лед, попадают в снежные лавины, теряются в горнотаежной местности.

Вышеуказанным приказом на БПСО возложена также и задача по обучению и переподготовке спасателей и специалистов. Эта работа осуществляется у нас круглогодично. Подготовка спасателей проходит по нескольким направлениям и дисциплинам, в том числе и таким как спелеоподготовка, промышленный альпинизм, водолазная подготовка и т. д.

— Какова структура отряда?

Структура отряда такова: аппарат управления, поисково-спасательная служба, центр подготовки спасателей, служба инженерно- технического обеспечения и служба материально-технического обеспечения.

Аттестованных спасателей — 153 чел., из них 12 человек — спасатели международного класса. Поскольку территория большая, то было создано шесть подразделений: Северобайкальское ПСП, Усть-Баргузинское ПСП, Посольское ПСП, Слюдянское ПСП, Никольское и Водолазное ПСП и Арахлейское ПСП в Забайкальском крае.

В каких операциях принимали участие ваши спасатели?

В период с 2002 по 2011 год включительно специалисты отряда 3924 раза привлекались к поисково-спасательным и аварийно-спасательным работам. Кроме того,регулярно проводилась и проводится профилактическая работа: обеспечение безопасности спортивно-массовых мероприятий по заявкам организаторов, показательные выступления, занятия по ОБЖ со школьниками и студентами, занятия по программе «Юный спасатель».

— Кстати, о водолазах. Я слышал у вас имеется уникальное водолазное оборудование…

В последнее время популярность приобрел дайвинг. Многих аквалангистов прельщает чистота байкальской воды. Однако плавание на критических глубинах без соответствующей подготовки и знания пецифики данного водоема крайне опасно. Именно поэтому были случаи гибели самонадеянных дайверов, получение ими баротравм. К слову, в наших барокомплексах мы же их и лечили.

НАША СПРАВКА:

Отряд располагает самой современной техникой: аварийно-спасательными автомобилями, многоцелевым поисково-спасательным катером «Мангуст», теплоходом «Поиск», катерами «Спортис-7500К», «Редан-550», «Редан-700» и «Стрингер», судном на воздушной подушке «Хивус-10», моторными и надувными лодками, плотами, а также снегоходами марки «Буран».

НАША СПРАВКА:

Водолазы отряда в августе 2009 года принимали участие в работах по разбору завалов по очистке порогов шандор Саяно-Шушенской ГЭС. В машинном зале спасателями были проведены разборы завалов на площади около 1000 кв. м. А в июле 2011 года водолазы БПСО принимали участие в поисковых работах на месте крушения теплохода «Булгария».

Первая помощь — журналистам!

— Это очередные курсы подготовки инструкторов Россоюзспаса по программе«Первая помощь», — сказал в интервью «Спасателю» Председатель исполкома Россоюзспаса Сергей Щетинин.

— Такие курсы очень важны для представителей СМИ, которые работают вместе со спасателями в зоне ЧС. Во-первых, для них самих, а во-вторых, чтобы журналист был ближе к теме, понимал то, о чем он пишет, и насколько тяжел труд спасателя.

В первый день курсантов обучали действиям, способным помочь пострадавшим и обезопасить себя. За полных 8 часов занятий курсанты узнали главное — алгоритм, по которому нужно действовать в случае всевозможных чрезвычайных ситуаций. Как оценивать обстановку? Куда звонить, что и как говорить, чтобы профессиональная помощь пришла вовремя? Что и в какой последовательности делать самому и как организовать помощь окружающих?

Задача второго дня — постараться применить на практике знания, которые были получены накануне. Многочисленные ситуации из реальной жизни моделировались и разбирались в игровой форме. Современные манекены-тренажеры помогли спасателям-добровольцам научиться оказывать первую помощь и приобрести необходимые практические навыки спасения.

Всем прошедшим курсы были выданы именные пластиковые карточки-удостоверения Российского союза спасателей — «Первая помощь».

(полный репортаж о событии читай в журнале «Вестник МЧС» № 6)

Добро пожаловать в «Школу выживания», детка!

РАБОТА в зоне повышенного риска ошибок не прощает. Научить журналистов работать в зонах вооруженных конфликтов и чрезвычайных ситуаций призваны курсы «Бастион». Десятые юбилейные курсы для журналистов и представителей пресс-служб силовых ведомств провели во Владивостоке.

Мне, как специалисту отделения пропаганды и связи с общественностью ГУ МЧС России по Амурской области, не раз приходилось работать на ЧС, но проверить свои силы в настоящей «школе выживания» было интересно.

Только в Чечне за все время вооруженного конфликта погибло более 30 российских журналистов, 12 пропали без вести, еще несколько десятков получили ранения. а во всем мире с начала текущего 2012 года погибли уже 43 корреспондента. предотвратить рост этих цифр можно только жесткой, приближенной к реальным условиям учебой.

Первая «атака»

Задумывается ли обыватель, глядя новости по телевизору у себя дома после сытного ужина, что кадры репортажа с места вооруженного конфликта могли стоить жизни оператору, корреспонденту или прикрывшему их сотруднику спецслужбы. К сожалению, такие случаи нередки. Корень проблемы, как правило, кроется в том, что большинство их попросту не подготовлены и не знают, как нужно вести себя, когда рядом гремят взрывы, а над головой свистят пули.

…Нам сразу сказали, что в зоне вооруженного конфликта любой элемент в одежде, напоминающий военную форму, как красная тряпка для быка. журналист должен отличаться от представителей силовых структур — никакого оружия, военной техники и обмундирования. Однако отправлять легко одетых девушек на «войну» у военных рука не поднялась — и всем выдали камуфляж. Сверху снарядили бронежилетами и касками (в порядке исключения). Нас посадили на БТР и предупредили: будет обстрел колонны. Все казалось забавным и интересным… до первых взрывов. Грохот, выстрелы, непонятно, откуда ведется огонь. Морские пехотинцы отстреливаются, им —не до нас. Нам нечем обороняться, единственный выход — найти безопасное место и — ползком туда, в кусты. Пока обстреливали наши БТРы, моя коллега из Хабаровского края Александра Смирнова на все наши мольбы встать или хотя бы поднять головы приказывала: «Лежать, девочки, вдруг опять взрывы будут». Так мы и лежали, пока со стороны дороги не донеслись слова: «Там вас вообще-то зовут!» Под хохот коллег мы вышли из леса, зато остались живы, а на войне это немаловажно.

«Минное поле»

В сериалах и фильмах часто показывают «растяжки» и противопехотные мины. Казалось бы, чем тут можно удивить того, кто сам работает на ТВ? Но минеры повергли журналистов в легкий шок. Слушателям «Бастиона» показали, как в реальности минируют обычную расческу, зажигалку или ветку от дерева. Нас отправили на минное поле, где шанс «выжить» был только у внимательны и знающих «взрывное дело» людей. Теперь при малейшем взрыве вся колонна из журналистов молниеносно падала на землю, укрыв голову руками. Без этого навыка при вооруженных столкновениях не останешься целым, так что урок усвоен правильно.

«Спасение товарища»

Главное на войне не только сохранить свою жизнь, но и помочь сослуживцу. Этому принципу пытались научить журналистов методом оказания медицинской помощи при различных травмах и транспортировки раненого с поля боя. Последнее оказалось в прямом смысле тяжелым делом. На свои плечи нужно было взвалить «подбитого» коллегу в увесистом бронежилете и унести в окоп. Мне в напарницы снова попала Александра Смирнова. После пары таких эвакуаций стало ясно, что это сплачивает. Долго мучились девушки, пытаясь встать со всем этим грузом на ноги. После нескольких попыток мы научились «транспортировать». Пусть и не так виртуозно, как морпехи, затона поле боя раненый коллега теперь не останется. Через некоторое время наша команда укомплектовалась несколькими сотрудниками МЧС и журналистами из Еврейской автономной области. Таким составом мы дальше и проходили все «тяготы и лишения», помогали друг другу, успокаивали, когда становилось страшно. Очевидно, это и есть командный дух.

«Захват заложников»

Скажу сразу: это жестко. Никто не обещал, что будет легко, но к такому мы оказались явно не готовы морально. Урок по захвату заложников вел Николай Иванов— опытный журналист и писатель, который провел четыре месяца в плену. Пройдя весь тот ужас, он не ушел в себя, наоборот, готов передать свой багаж знаний и научить коллег выживанию в экстремальных условиях. Он сразу попросил всех запомнить фразу, которая может однажды спасти жизнь военному журналисту: «Береженного Бог бережет, небереженого конвой стережет».

За пару дней журналисты немного привыкли к взрывам, поэтому к обстрелу нашего автобуса отнеслись вполне спокойно. Но дальше было страшно. «Боевики» в масках с оружием в руках залетели в ПАЗИК с надрывными криками: «Всем руки за головы, не двигаться, голову ниже». На нас надели мешки, по одному вывели на улицу, заставили лечь на землю. Затем связали руки и куда-то повели. Вроде бы — игра, но тебя волокут по лесу, держа за шиворот, с приставленным к голове автоматом, а под ногами хлюпает грязь. Я спотыкаюсь, падаю. Меня поднимают и при этом громко кричат: «Встать, голову ниже». Хочется оказать сопротивление, убежать, но кроме пули в спину, пусть и холостой, больше ничего не получишь. Кажется, мы будем вечность ходить по лесу с мешками на голове, но кто-то дает команду, чтобы нас погрузили в кузов машины. Закинули, усадили на колени, автомобиль тронулся. Кто-то слева постоянно падал, справа — периодически надавливал на меня всем своим весом. Я всю дорогу билась спиной о железную стену кузова. Держаться ровно — тяжело, а завалишься — свои же и задавят случайно. «Бандиты» кричали: «Мужчины, держите женщин! Настоящий мужчина борется не за свою жизнь, а за жизнь женщины!» Красивая философская фраза, жаль с мешками на голове не разобрать, кто сидит рядом. А разговаривать — нельзя. Порой все начинало слишком сильно походить на реальность. Но выбора нет: чтобы было «легко в бою», правдоподобность — скорее необходимость.

Автомобиль резко остановился, «заложников» повели в какие-то катакомбы. Чувствовалось, что стало темно и прохладно. Нас посадили на колени, спиной я ощутила сырость и холод стены. «Боевики» сказали нам, что в катакомбах нам предстоит просидеть два часа. Кто-то из «пленных» выразил возмущение — разговор с ним был коротким. Расстрел. Другой попытался выяснить у захваченных журналистов, есть ли у кого-нибудь острый предмет, чтобы освободить завязанные руки. Его тоже расстреляли. Как мы успели усвоить, при захвате в плен любое неосторожное действие будет стоить жизни.

Допрос

«Кто ты такой? Мы нашли у тебя в сумке документы сотрудника ФСБ, на кого ты работаешь? Кто тебя учил?» Компрометирующие вопросы «боевики» задавали, чтобы вывести нас на чистую воду. Главная задача журналиста в такой ситуации: доказать любыми возможными способами, что он представитель СМИ, а не военный. И ни в коем случае нельзя брать оружие в руки, даже при угрозе смерти. журналист не обучен стрельбе, у него совершенно другие задачи — этим и нужно руководствоваться. Правда, на учебном допросе именно этот пункт и выпал из памяти «пленных». Когда военные отправляли одного журналиста бежать на минное поле, а второму давали в руки автомат, чтобы уничтожить первого, оружие брали практически все. Директор криминальных новостей г. Благовещенска Амурской области Марина Тян, направляясь к минному полю, говорила: «Я считаю, что журналист не может стрелять в другого журналиста». жаль только, что на словах «журналист не может» уже раздались звуки выстрелов. Ее коллега из Сахалина также с корейскими корнями Юлия Ким растерялась и последовала указаниям «боевиков». Отсюда родилась фраза, которую надолго запомнили «бастионцы»: «Ким убила Тян». Впрочем, сахалинская журналистка была отнюдь не единственной, кто совершил такую ошибку. Единственным, кто подошел к допросу «креативно», оказался журналист из ЕАО Евгений. На вопрос о том, для чего он сюда приехал, ответил, что в этом регионе — богатый урожай, и он собирается делать материал про бобовые. Его так и прозвали «специалист по бобовым». Оружие брать в руки Евгений наотрез отказывался, но настойчивым «боевикам» все же удалось его заставить это сделать. После чего «пленный специалист по бобовым» вырвался из окружения и расстрелял «боевиков». Естественно, в реальности такой маневр ему никто не позволил бы совершить, успел бы только пулю схлопотать. Но игра стерпит.

работа в зоне ЧС

Если вооруженные конфликты дальневосточным журналистам освещать приходится не часто, то происшествиями телеэфиры и страницы газет попросту пестрят. Об особенностях информационной работы в условиях ЧС рассказала представитель Управления информации МЧС России Наталья Лукаш. Понятно, что каждый журналист стремится заполучить самые шокирующие кадры и факты, но важно помнить, что материал в газете или на экранах телевизоров не должен вызывать больший страх, чем есть на самом деле, что чревато массовой паникой. Корреспондентов предупредили: выезжая в зону ЧС нужно быть готовым существовать автономно. журналист, выпрашивающий у спасателей воду, еду или вещи, предназначенные для пострадавших, воспринимается сотрудниками МЧС и местным населением хуже мародера. Кроме того, представители СМИ должны помнить: каждый журналист на борту МЧС — это минус спасатель или необходимый груз. Не нужно отвлекать спасателей от работы во время спасения, ведь каждая секунда может стоить чьей-то жизни, поэтому просьбы типа: «Друг, чуть-чуть развернись. А можете пострадавшего еще раз положить на носилки и потом уже нести к врачам?» акулам пера и телеэфира нужно просто исключить. журналистам важно помнить: если за ограждение в зоне катастроф не пускают, значит, идти нельзя, это продиктовано не только опасностью, но и необходимостью сбора улик и проведения расследования сотрудникам прокуратуры.

Как бы ни было нам трудно, юбилейный десятый «Бастион» прошел без поблажек. Впрочем, мы о них и не просили, и у нас все получилось! Надеюсь, что учебные испытания стали залогом того, что в зоне повышенной опасности мы однажды сохраним свои жизни.

Строчки, родившиеся в соавторстве во время учебы «Историю писать — священная задача.

Пускай порой свистят нам пули у виска, Идем в огонь и в воду — не может быть иначе.

Чтоб внуки мудрость брали не с чистого листа».

«Вьюн» и «Отважный» спешат на помощь

ПОЖАРНОЕ судно «Вьюн-13», пришвартованный к одному из причалов береговой зоны Ростова-на-Дону, — объект особой важности. По утрам, в час разводки моста, по реке вдоль набережной движутся танкеры. До 30 судов, 5 тысяч тонн нефтепродуктов ежедневно. Опасность движении транспорта в этой местности трудно недооценить: акватория Дона — источник питьевой воды двухмиллионного города.

В зону обслуживания «Вьюна-13» входит не только полуторакилометровая набережная Ростова-на-Дону (а это – фактически центр города с его торговыми и развлекательными центрами), но и прибрежные территории города Азова. На бумаге территория от Аксая до Азова поделена между пожарными судами Ростова и Таганрога. Но в реальности из-за погодных и транспортных неудобств, задействованными в тушении, оказываются в основном ростовчане. А это грустно: получив статус международного, Азовский порт существенно расширил свои пределы и нуждается в более надежной защите. Не говоря о том, что с недавнего времени там установлен нефтеналивной терминал. А еще в районе Азова имеются большая заповедная зона и множество островов, полных камыша... Случись беда — и их отдаленность объективно не позволит ростовскому «Вьюну-13» прийти вовремя. Время хода туда — около 2–2,5 часа! Вопрос о наличии своего пожарного судна в районе города Азова обсуждался на уровне Южного регионально- го центра МЧС, но дело почему-то застопорилось.

— Ни одна пожарная машина не может подать столько воды и не имеет такого количества рабочих линий, как мы, — рассказывает капитан ПС «Вьюн-13» полковник внутренней службы Павел Оноприенко. — Мощность нашего судна — две тысячи лошадиных сил. В низовьях города на береговой части — а ее протяженность порядка полутора километров — воды всегда не хватает. Стоит добавить давление, и трубы рвутся. Если в низовьях города что-то горит, — вызывают всегда нас. Может, как пожарные, мы там и не работаем, но мы нужны как насосная станция для подачи воды. И случается это очень часто. Мы можем с берега проложить вглубь города три километра магистрали диаметром 150 мм и через них, с помощью четырех насосов с мощностью подачи 60 литров воды в секунду, обеспечить спасательные действия береговых линий. Поскольку база пожарных на воде находится в центре Ростова, пребывание команды в любую точку составляет от 13 до 30 минут.

...Вообще-то к дебаркадеру на набережной пришвартовано два пожарных судна. Второй, РК-17 по имени «Отважный», 1959 года постройки, стоит в боевом расчете. Именно у него имеется мощный насос, подающий 100 литров воды в секунду. Во время пожара в лесопосадке в районе нефтеналивного терминала в 2010 году пожарная команда водников выходила на тушение двумя теплоходами. «Вьюн-13» ушел, а на «Отважный» в течение часа из резервного состава команды был собран второй экипаж, и почти сутки оба судна работали в полосе камыша и сухостоя в районе Кумжинской рощи.

Мощности теплоходов таковы, что они могут подать воду в неограниченном количестве. Однако у команды есть другая проблема: ее кадровая малочисленность. Сегодня в штате команды состоит 23 человека. А норма, установленная заводом-изготовителем для обслуживания судна проекта 16640 типа «Вьюн», — 38 человек. На суточное дежурство должно заступать как минимум девять сотрудников. Малый численный состав порядком ограничивает мобильность их действий. Когда в апреле 2011 года загорелся парк Донской (а там — заповедная зона и очень много живности — кабаны, олени, перелетные утки!), пожарные проложили 400 метров магистрали, 10 рукавов, взял каждый — по два, подсоединили, сильно их растянув, — а огонь вдруг переместился в другую сторону... И именно недостаток людей привел тогда к потере лесного массива площадью 2,5–3 тысячи квадратных метров. Это далеко не единственный случай неоправданных потерь.

В конце прошлого года вблизи Азова загорелся транспорт, груженный зерном, — продолжает Павел Вениаминович. — Но поскольку численность экипажа была мала: судоводитель, я и пожарный — мы мало что могли сделать. Тушили транспорт буксиром, в основном нагрузка легла на более многочисленные береговые части.

Кадры в команде замечательные. Я беседую со старейшим ее членом Алексеем Сарафановым. Имея водное специализированное образование, он пришел сюда мотористом, затем стал механиком, а после — заместителем капитана «Вьюн-13». Из-за ведомственных передряг ему пришлось на время уйти с судна. Однако по завершении службы в качестве оперативного дежурного, ветеран был вновь приглашен капитаном на «Вьюн-13» в качестве пожарного.

Алексей Анатольевич, в чем специфика работы речных пожарных по сравнению с береговыми?

Начальник караула у нас является судоводителем, — включается в разговор Оноприенко. — Он в очаге работать не может, потому что управляет кораблем. Потому что ты, например, носом стал в берег, а ветер носит течение реки, и корабль нельзя оставить без управления. Нужно, чтобы двигатели работали, и судоводитель оставался на месте. Рукавная линия является ограничителем: ни вправо, ни влево не сдвинуться. Если будет сделан какой-то неточный маневр — вода перестанет подаваться, и пожарные останутся в опасной для жизни пожарной среде. Если говорить о квалификации — и механики-офицеры у нас тоже имеют судовое образование, они оканчивают специальное училище. Для чего? Как водители проходят ежегодно контрольную техническую проверку ГАИ, так и мы проходим освидетельствование состояния корабля. И когда проверяют его, то проверяют и документацию об образовании тех, кто его эксплуатирует. Дипломы мореходной школы, курсов каких- то — они не подходят для нашей отрасли. Сейчас у нас у всех тут – высшее или незаконченное высшее техническое образование. Новое поколение механиков, судоводителей окончили или учатся заочно в Мореходном училище имени Седова, Нижегородской академия водного транспорта. Но есть еще обучение по программе профподготовки личного состава и по оказанию первой медицинской помощи пострадавшему. Любой наш боец владеет элементарными навыками – как в непригодной для дыхания среды оказать помощь при ушибе, травме, если человек дыма наглотался. На эту тему у нас занятия каждый день.

Помогает?

Пожар непредсказуем! Как бы по учебникам ты его ни изучал, это всегда новая ситуация. Как действовать, когда в прибрежной части горит камыш, где нет путей подъезда? А камыш — это сухой порох, дуновение воздуха — и он начинает передвигаться в непредсказуемую сторону. Какую-то часть участка горящего ты видишь, а какую-то он может обойти стороной и зажать технику в такие рамки, что высокая температура и высокое давление, которое от него исходит, не дает дышать и человек утрачивает внимание. В прошлом году машина попала в огненное кольцо на левом берегу Дона. Люди успели уйти, а машину вывести не удалось. Высокая температура, бензин... Проходимость у машины ведь тоже ограниченна, там трясина, болото. Так же было и в лесу в прошлом году в Волгоградской области — заехать заехали, а выбраться из-за тумана и потери ориентации — не могут.

Почему мужчины идут в эту опасную профессию?

Я работал начальником городской береговой части и знаю: мы, пожарные, приезжаем всегда первыми. Это самая эффективная помощь. Люди вызывают пожарных, скорую и полицию потому, что это службы, которые могут реально по-мочь в экстремальной ситуации. Я подозреваю, что люди идут в профессию именно из-за инстинктивного стремления кого-то спасти.

НАША СПРАВКА:

Ареал действий пожарного судна «Вьюн-13» еще и весь старый фонд Ростова. Там есть дома, построенные в 1890 году!

Старое дерево, узкие улочки, скверное водоснабжение и плачевное состояние местных гидрантов — все это не дает дремать ни городским пожарным частям, ни прибрежным.

НАША СПРАВКА:

В отличие от береговых или городских пожарных здесь необходимы специалисты, получившие образование в морских или речных вузах. Речной пожарный должен уметь не только завести корабль и им управлять, — это само собой разумеется, — но и быть матросом — уметь пришвартоваться, знать, где это лучше сделать. Уметь проверить глубину, а она везде разная, иначе судно не сможет пройти. И знания, и оборудование снабжения, и механизмы у нас такие, каких в городских пожарных частях нет.

Хозяева стали первыми

В соревнованиях принимали участие пять команд из Хабаровского и Приморского краев, Сахалинской, Амурской областей и Еврейской автономной области. Открытие соревнования проходило торжественно на стадионе «Юность».

Участников соревнования приветствовали первый заместитель начальника Главного Управления Матвей Гибадулин, начальник управления пожарно-спасательных сил и сил гражданской обороны ДВРЦ МЧС России Евгений Баринов, председатель Амурского областного совета ВДПО Николай Чуб, ветеран пожарной охраны Виктор Унуков.

Вначале команды состязались в пожарной эстафете. На первом этапе спортсмены по лестнице-штурмовке преодолевали домик, на втором — забор. Третий участник эстафеты должен пробежать за максимально короткое время по буму и развернуть рукавную линию. Самый зрелищный этап — четвертый — тушение горящего противня при помощи огнетушителя. По результатам двух попыток лучшее время показали хозяева, немного отстали от них пожарные-добровольцы Сахалинской области и Хабаровского края.

Каждый субъект представляли самые подготовленные добровольцы, в основном это студенты вузов и колледжей. В команду Амурской области вошли добровольные пожарные Дальневосточного аграрного университета и Благовещенского педагогического университета, ДПК колхоза «Луч» из села Ивановка Ивановского района. В ДПК Ивановки — семь добровольцев, на вооружении команды есть пожарный автомобиль. Прошедшей весной им не раз приходилось выезжать на тушение палов, чтобы не допустить распространение огня на родное село.

Второй день соревнования был не менее напряженным. И хотя не всем участникам уже приходилось тушить реальные пожары, все без исключения показали хорошую спортивную и профессиональную подготовку в боевом развертывании и тушении условного пожара. И на этом этапе не было равных команде Амурской области. Почти на 10 секунд отстали от лидеров этапа добровольцы Приморья.

«Все участники показали достойные результаты, — отметил начальник Управления пожарно-спасательных сил и сил гражданской обороны ДВРЦ МЧС России Евгений Баринов. — Серьезно готовились к соревнованиям и команды, и организаторы. Я уверен, что в следующем году участников будет значительно больше. У пожарного добровольчества — большие перспективы».

В общекомандном зачете в лидеры вышли хозяева — добровольные пожарные Приамурья, вторую ступеньку пьедестала почета заняла команда Сахалинской области на третьем месте — добровольцы Приморского края.

Победители были удостоены дипломов и ценных подарков. На память о первых региональных соревнованиях организаторы вручили участникам сувениры.

С пары — на пожары

В начале июня в Краснодарском крае прошел научно-практический семинар «Научно-методические основы создания, функционирования и организации практического применения студенческих отрядов спасателей образовательных учреждений высшего профессионального образования, а также выполнения задач по профилактике и тушении пожаров, спасению людей и имущества в кризисных ситуациях при их возникновении на объектах сферы образования». Мероприятие состоялось на базе студенческого спортивно-оздоровительного комплекса «Радость» в селе Дивноморское Геленджикского района.

В семинаре приняли участие сотрудники «Донского государственного технического университета», заместитель начальника Главного управления МЧС России по Краснодарскому краю А.А. Тур, президент Всероссийского студенческого корпуса спасателей В.В. Куранов, а также представители администраций регионов России, руководители работники высших учебных заведений, ответственные за пожарную безопасность.

На мероприятии были рассмотрены основные вопросы, касающиеся работы студенческих добровольных формирований, в том числе нормативно-правовое регулирование создания подразделений ДПО. В рамках семинара с докладом о взаимодействии добровольцев с формированиями государственной противопожарной службы выступил заместитель начальника Южного регионального центра МЧС России Анатолий Супруновский. Он рассказал о системе подготовки волонтеров, которая предусматривает обучение по нескольким программам – для добровольных пожарных дружин и команд, для руководителей подразделений ДПО, водителей и специалистов по обслуживанию мотопомп.

Большое внимание участники семинара уделили пропаганде положительного образа добровольца и стимулированию населения к вступлению в ДПО.

Второй день семинара начался с практических занятий. Специалистами Южного филиала Центра экстренной психологической помощи был проведен тренинг. Психологи рассказали о необходимости учитывать возраст волонтеров при их обучении и работе с ними. Большое внимание специалисты уделили имиджу добровольца – ведь не только его работа, но и манера поведения, и даже одежда влияет на то, насколько доверяют им пострадавшие.

Кульминацией семинара стали показательные выступления, в которых приняли участие студенты пожарно-спасательного отряда «Донской» Донского государственного технологического университета. Ребята показали свои навыки в тушении пожара, а также в проведении аварийно-спасательных работ.

С поставленными задачами ребята справились быстро и слаженно.

НАША СПРАВКА:

На сегодняшний день «Донской» — передовой студенческий отряд на территории Южного федерального округа. Сейчас в нем состоят 136 студентов, половина из них уже успешно прошли процедуру аттестации. По уровню оснащенности спасателей отряд не имеет равных в России — на вооружении студентов все необходимое оборудование и снаряжение, пожарные, аварийно-спасательные автомобили, мотоциклы и даже судно на воздушной подушке, подаренное добровольцам Сергеем Шойгу. Ребятам предоставлены все необходимые условия для несения службы — комната отдыха и столовая, где их обеспечивают трехразовым горячим питанием.

НАША СПРАВКА:

Подразделение добровольцев из Кубанского социально-экономического института находится на базе ВДПО Краснодара. Здесь есть все необходимое — техника и помещения для работы и отдыха. Гордость отряда — клуб добровольных пожарных, в котором организован музей. Особенность команды КСЭИ в том, что практически все ребята — представители династий пожарных. В будущем студенты надеются продолжить семейное дело, добровольная пожарная охрана — это первая ступень к карьере огнеборцев и спасателей.

Ключевые слова: Доброволец, Формируем ДПО

Если хочешь ходить по воде

УПРАВЛЯВШИЙ катером резко набрал скорость, проигнорировав требования инспектора ГИМС ГУ МЧС России по Воронежской области Валерия Усачева остановиться и предъявить документы на судовождение. Задержание происходило на узком участке реки Воронеж, и риск столкнуться с каким-нибудь встречным судном был достаточно велик. И догнать такую быстроходную посудину оказалось делом сложным. Поэтому Валерий оперативно связался по рации с речной полицией.

Катер остановили недалеко от пляжа санатория имени Горького. В каюте два крепких парня, с виду не пьяны, но ведут себя дерзко. Сразу же придумали версию: мол, не обратили внимания на инспектора, поэтому и шли своим курсом. В итоге судовладелец был наказан рублем. Но будет ли ему это дальнейшим уроком?

— И часто вы сталкиваетесь с подобными судовладельцами? — спрашиваю у Валерия Усачева.

— Сегодня судовладелец стал повежливее. И дело не только в профилактической работе с ними. Многих аккуратности на воде научили происшествия, обернувшиеся в прошлые годы трагедиями, когда кого-то в пьяном угаре утаскивало под винты быстроходного катера. Или погиб аквалангист, оказавшийся случайно там, где промчал водный мотоцикл… Словом, беда предостерегла.

Действительно, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года ситуация на воде значительно улучшилась. С начала навигации в Воронежской области выявлено около двухсот нарушителей правил управления маломерными судами.

Как пояснил Валерий Усачев, есть и другие факторы, влияющие на снижение количества нарушений. К примеру, после того как ГИМС снизил территориальную ставку налога на регистрацию маломерных судов и гидроциклов мощностью двигателя более 100 лошадиных сил, судовладельцы потянулись в инспекции. К тому же внесен ряд поправок в закон Воронежской области, касающийся свода Правил управления плавсредством и наказаний за нарушения. В регионе вскоре должны появиться штраф-площадки для судов. Две из них ориентировочно будут созданы на Воронежском водохранилище.

— И за что же можно лишиться катера?

— За вождение в нетрезвом виде, за превышение скорости, за неповиновение госинспектору. Мы вынесли на рассмотрение правительства Воронежской области предложение об ограничении движения маломерных судов по реке Воронеж от железнодорожного моста и далее выше по руслу, вплоть до поселка Рамонь. На этом участке движения часто происходят всякого рода ЧП, особенно с судами с большим водоизмещением, а хотелось бы происшествий избежать. Вот поэтому мы ежедневно проводим рейды, причем не только по Воронежскому водохранилищу. Наши инспекторы несут дозор на многих крупных реках, например на Дону. Нередки у нас и ночные рейды. Двоих судовладельцев в прошлом году, например, за вождение в нетрезвом виде мы привлекли к уголовной ответственности. Поэтому мой совет: будьте внимательны на воде!