№6

О пожарной лошадке замолвите слово

В течение многих десятилетий конный пожарный обоз являлся основной силой российской профессиональной пожарной охраны и пожарных добровольцев. Когда в крупных городах к месту пожара неслись конные обозы, улицы и площади наполнялись тревожным стуком сверкающих подков, звоном бубенчиков, храпом взмыленных лошадей, воплями фурманов. Впереди лихо скакал верховой (скачок), голосом или звуком сигнальной трубы обязывая жителей освободить дорогу. За ним летела запряженная парой великолепных рысаков открытая пролетка усатого брандмайора с кучером на высоких козлах. Следом четверка лошадей несла будто по воздуху тяжелую линейку, команду рослых топорников вместе с брандмейстером части.

А дальше, закусив удила, роняя на мостовую белые хлопья пены, могучие кони в сверкающих сбруях мчали многочисленные хода пожарного обоза: трубный — с пожарными трубами и рукавами, багровый — с баграми и лестницами, бочечный — с бочками с водой. Обыватели, услышав звук сигнальной трубы, цоканье подков и лошадиное ржанье, бросались к окнам или опрометью устремлялись на улицу — чтобы увидеть все это.

Первач, Физик и Отелло

В 1866 г. в 17 пожарных частях Московской команды имелась 451 лошадь. Каждый брандмейстер (начальник) вел «Ведомость о состоянии казенных подъемных лошадей», к ней прилагалась «Опись подъемным лошадям». Подписывались документы им, а заверялись брандмайором (начальником команды). В описи указывались: инвентарный номер каждой лошади, кличка и приметы, возраст, время зачисления (покупки), мера (размер в аршинах и вершках), а также особые приметы.

Так, при принятии имущества новым брандмайором подполковником Потехиным в «Описи подъемным лошадям» Городской части появилась следующая запись: «Лентяй» — мерин гнедой, во лбу звездочка, между ноздрей и верхней губой кровоточина, левая задняя половина бела, задние обе ноги впереди по бабку от зада выше бабки белы, на шее с правой стороны и по спине с обеих сторон маленькие подпарины. Возраст — шесть лет от роду. Мера — 2 аршина (аршин — 71,12 см) и 31/2 вершка (вершок — 4,45 см). Время зачисления — 10 октября 1863 года. Особые приметы — по старости лет не выбегает на пожаре».

В каждой ПЧ лошади подбирались определенной масти: в Городской, Пресненской, Мещанской и в Пожарном Депо — гнедые;

в Тверской — гнедо-пегие; в Басманной — темно-гнедые и караковые; в Мясницкой и Рогожской — рыжие; в Сущевской и Яузской — вороные; в Пятницкой — вороно-пегие; в Якиманской — вороно-чалые; в Арбатской — буланые; в Хамовнической — саловые, в Серпуховской — в яблоках, в Сретенской — бурые.

В Пятницкой пожарной части имелся в тот период единственный паровой насос. Поэтому из 27 лошадей «под паровой машиной ходили» сразу 8 меринов — Бакус, Оратор, Ремень, Работник, Табор, Хозяин, Хорек и Хан.

Среди животных не было двух с одинаковыми кличками: когда к месту тушения пожара прибывает несколько частей, лошадь должна слушаться лишь своего фурмана (кучера).

Клички отличались оригинальностью: Флакон, Фараон, Пирожник, Ходок, Хрусталь, Укроп, Павлин, Партизан, Плинтус, Туалет, Упырь, Эскулап, Недоросль, Покупатель, Оратор, Окулист и т. п. В Якиманской ПЧ жеребца «чалого с гривой на правою сторону, без примет, шести лет от роду» звали… Отелло. Остается загадкой, кто придумывал эти довольно странные имена? Брандмайор, брандмейстер или нижние чины пожарных частей? Интересно, что в 1866 г. в Арбатской ПЧ клички носили «алкогольный» подтекст: Хмель, Самогон и Первач. И не случайно. Документы свидетельствуют, что нижние чины этой части, злоупотребляя зельем, часто наказывались розгами за «пьянство, буйство и за драку с дежурным пожарным служителем», «неисправимо дурное поведение и оскорбление на словах брандмейстера», а также арестом с содержанием «на хлебе и воде за побег из службы и растрату».

Рысистый «грузовик»

В 1900 г. пожарный обоз Северной столицы с технической стороны представлял собой удручающий вид — громоздкий и малопригодный. Большинство огнегасительных инструментов и пожарных труб были изготовлены еще в 60-х годах прошлого века. Зато лошади поражали красотой и ухоженностью. Всего в команде их насчитывалось 455. Для сравнения, в пожарной команде Берлина имелось всего 270 коней. В других крупных городах Европы их было еще меньше. Это объяснялось тем, что в С.-Петербурге около 200 лошадей были заняты подвозом воды на пожарах в бочках. Причина — отсутствие необходимого напора в городском водопроводе, неприспособленного для тушения: вплоть до 1899 г. водопровод здесь использовался лишь для наполнения бочек водой. В редких случаях — для забора воды непосредственно пожарными трубами (насосами ручными или паровыми).

В Европе лошадей для пожарных повозок подбирали с особой тщательностью: требовалась большая сила, высокий рост (до 6 вершков) и спокойный темперамент. Благодаря этому даже самые тяжелые повозки, например механические лестницы и паровые машины (насосы), вывозились лишь парой лошадей.

В России при оснащении пожарного обоза приходилось принимать во внимание плохое состояние мостовых, отдаленность районов выездов и потребность быстрого передвижения, поэтому было важно не перегружать повозки. Норма нагрузки на лошадь пожарной команды принималась равной артиллерийской — не более 55–60 пудов (пуд — 16 кг). В результате вес линейки на четверку лошадей составлял 204 пуда (51 пуд на каждую), паровая машина около 160 пудов — на тройку (по 53 пуда на лошадь) и т. д.

За границей в большинстве своем использовались мерины, в то время как в российских командах — преимущественно красивые и видные, но и более беспокойные, жеребцы. Это приводило к необходимости содержать на конюшне постоянного дежурного, а на пожаре требовалось большее число кучеров (в то время как в берлинской команде один кучер держал 8 отпряжных лошадей).

Поэтому основным требованием при комплектовании российских пожарных команд лошадьми также стали не красота и «горячий» вид животных, а спокойный нрав, сила и выносливость.

В 1912 г. журнал «Голос пожарного» (№ 10) по этому поводу сообщил, что «сорт лошадей Петербургской команды в настоящее время — легкий рысистый «грузовик», так как заменить этих лошадей тяжеловозами представляется невозможным за отсутствием у них должного хода».

Ежегодно в Петербургской пожарной команде обновлялось около 15% конского состава. Покупали лошадей в Воронежской губернии за счет городской казны. Стоимость коня составляла 250 рублей, включая расходы по перевозке.

Княжеские советы

В 1890 г. в С.-Петербурге в типографии А. Якобсона издана книга «Городские пожарные команды. Опыт руководства к их устройству и отправлению ими службы». Автор — председатель ИРПО князь Александр Дмитриевич Львов, обращаясь к читателям, делился своими наблюдениями: «Покупка лошади и правильный уход за нею — задача нелегкая, которая может быть выполнена только при известных познаниях и опытности.

При определении возраста лошади самое важное значение имеют резцы. Так как лошадь может быть годна к пожарной службе только в возрасте от 4 до 12 лет, то следует остановиться на тех признаках, которые служат для определения этого возраста.

Приучать лошадей к огню и дыму нужно постепенно. Сначала приучают к факелам, потом, сжигая пуки соломы, подводят лошадь под уздцы к пламени, не забывая при этом ее постоянно ободрять. Когда лошадь освоится с огнем, можно обучать ее к неожиданному появлению пламени, поджигая вблизи ее солому или старое негодное сено.

Приучая лошадей к упряжи, не следует молодую лошадь сразу впрягать в тяжелые экипажи (хода), а нужно постепенно увеличивать ей нагрузки. Очень полезно молодую неопытную лошадь впрягать в одно дышло со старой, более смелой и опытной.

Для того чтобы лошадь долгое время сохраняла свои силы и способность к труду, необходимо равномерное распределение движения и покоя, труда и отдыха. Поэтому на всякую работу лошадь употреблять до известной степени усталости, но не полного истощения сил.

Не следует разгоряченную или вспотевшую лошадь поить или кормить, купать, так как это влечет за собой опасные болезни.

В случае необходимости напоить лошадь слишком холодной водой или напоить ее раньше срока, необходимо бросить на воду клок сена или соломы. Эта мера заставит лошадь пить малыми глотками.В сухое жаркое лето смазывание копыт салом приносит значительную пользу, особенно во время частых пожаров: пропитанный жиром рог приобретает большую упругость и предохраняет от высыхания и растрескивания.

Попоны (покрывала) берутся на пожар только зимой».

Не бить вообще

«Инструкция для Варшавской пожарной команды», изданная в 1896 г., определяла обязанности должностных лиц. Например, кучера должны: «На пожарах выпряженных лошадей от труб или верховых к линейкам и багровому ходу отнюдь не привязывать. Вконюшнях не курить и даже не носить туда с собой трубок или папирос. Лошадей не бить вообще, особенно же при чистке, чем бы то ни было».

В 1899 г. по распоряжению градоначальника Северной столицы генерал-майора Н.В. Клейгельса разработана «Инструкция для С.-Петербургской пожарной команды». На 287 страницах издания, дополненных многочисленными образцами распорядительных документов, нашлось место и «Правилам управления лошадьми для кучеров пожарной команды и порядок обучения сих последних». В частности, ими было определено: «Из числа служителей пожарной команды, для исполнения обязанностей кучеров, назначаются по возможности, любители лошадей». Раздел «Уход за лошадьми с дурными привычками» обязывал:

«Намордник одевать тем лошадям, которые слишком много едят подстилку, не обращая внимания на ее качество, или кусаются во время чистки.

Встречаются лошади, которые не дают дотрагиваться до головы или вследствие дурного обращения с ними, или вследствие ушибов.

С такими лошадьми служители должны обращаться как можно осторожнее, чтобы не быть или укушенными, или не получить удара.

Многие лошади бьют задом; некоторые из них вследствие злого характера, другие по привычке… Кучера должны осторожно подходить и не иначе как сбоку.

Некоторые из лошадей имеют привычку прикусывать. За такими лошадьми дневальные по конюшне должны особенно следить, и, как только лошадь начинает прикусывать, нужно окликнуть ее».

«Дядюшка» из Одессы

В дореволюционной России брандмейстер Александровской части Спиридон Фомич Бицилли был известен далеко за пределами родной Одессы как редкий знаток лошадей. Это увлечение привлекло его и к пожарному делу. В 1886 г. он поступил волонтером в Одесскую пожарную команду. Вскоре о нем заговорили как о фанатике-пожарном. Когда не было пожаров, Бицилли все время проводил в конюшне, ночью спал на жесткой скамье пожарной линейки — чтобы быть готовым следовать на пожар. И в том же году его назначили на должность брандмей-стера. В 1903 г. он награжден медалью «За спасение погибавших». Принял активное участие в организации Одесского вольного пожарного общества. В Гражданскую войну, благодаря находчивости и мужеству брандмайора, был спасен пожарный обоз. В1923 г. Спиридон Фомич вышел на пенсию. К тому времени стаж его службы составил 37 лет. Умер он 17 февраля 1926 года. В некрологе отмечалось: «Покойный снискал к себе уважение как со стороны администрации, так и со стороны рабочих, которые с большой любовью к нему относились, называя его «пожарный дядюшка».

Не потерпим оппортунизма

В годы Гражданской войны из-за недостатка лошадей российский пожарный попытался пересесть на коня железного — автомобиль. Вот уж поистине не было бы счастья, так несчастье помогло!

Первые отечественные машины только начинали разрабатываться, и подавляющая часть пожарно-технического вооружения комплектовалась на автомобилях таких фирм, как «Магирус», «Фиат», «Паккард», «Форд» и др. Благо, что почти в каждой пожарной части были умельцы. Они и собирали из груды металла «линейку» — ход для перевозки огнеборцев.

Пересев на автомобиль, пожарный не забыл о своей лошадке. 19–24 марта 1934 г. в Москве на Всероссийском пожарно-техническом совещании начальником ЦУПО (Центральное управление пожарной охраны) тов. Гальперном было сказано: «Уход за конем, сохранение коня — важнейшая задача пожарных организаций, в которых конные хода являются основным видом вооружения, и мы предупреждаем работников, что если не будут приняты все необходимые меры к тому, чтобы обеспечить коня фуражом, мы будем расценивать это как оппортунистическое отношение к делу пожарной охраны…»

Сбережение коней оставалось обязанностью пожарной охраны еще длительное время: конные ходы просуществовали в СССР до 50-х годов.

Под сенью «Голубого Креста», или кто защитит пожарного?

«Почему люди так любят изучать свое прошлое, свою историю?» — однажды спросил знаменитый историк В.О. Ключевский. И тут же, словно размышляя сам с собой, ответил: «Вероятно, потому же, почему человек, споткнувшись с разбега, любит, поднявшись, оглянуться на место своего падения». И со столь мудрым мнением нельзя не согласиться.

120 лет назад, 12 июня 1892 года начало свою деятельность Брянское вольно-пожарное общество. Вместе с профессионалами добровольцы защищали своих земляков и их имущество. А кто же опекал в несчастье их самих.

Читатели, знакомые с историей российской пожарной охраны, наверное уже знают, чем примечательно в ней, 27 июня 1897 года. В этот день император Николай II рассмотрел и утвердил Устав Всероссийского общества взаимопомощи пожарных деятелей «Общества Голубого Креста» (ОГК).

Оно ставило своей целью: «1) обеспечить пожарным и их семьям известное вознаграждение за последствия несчастных с ними случаев, происшедших во время исполнения ими обязанностей пожарной службы; 2) оказывать материальную помощь пожарным и их семьям, если потеря трудоспособности или смерть произошла хотя бы и не от несчастного случая, но во время исполнения ими пожарной службы; 3) оказывать содействие пожарным деятелям из числа членов кассы по застрахованию их от несчастных случаев в страховых учреждениях».

О том, какое практическое воплощение эти установки нашли в тогдашней брянской действительности, отчасти дает представление сохранившийся доклад председателя Управления ОГК Д.П. Струкова Брянскому городскому голове В.И. Сафонову. Причем автор данного документа, ведя речь о застраховании членов Брянской городской пожарной команды в Обществе, не сводит суть предстоящей совместной работы просто к агитации властей к этому шагу, а по существу ведет разговор о ее важности в масштабах всей пожарной охраны страны. И мысли эти своевременны и актуальны и сегодня.

«С давних пор пожары в городах своим последствием всегда имели и имеют не только разорение лиц собственников сгоревших недвижимых имуществ, но и уменьшение поступлений оценочного сбора в городскую кассу. Это последнее является временным в том случае, если сгоревшее имущество городского обывателя было застраховано и если владельцем-собственником взамен сгоревшего, было сооружено новое.

При отсутствии денежных средств у лиц, имущество которых огнем было уничтожено, на месте их сгоревших домов и зданий красуются пустыри и городская касса в этом последнем случае невольно испытывает значительное уменьшение оценочного сбора».

Далее в докладе следует информация о том, что для предотвращения воздействия пожаров на благосостояние городских обывателей практически все российские городские власти содержат за свой счет пожарные команды. Чья успешная деятельность в значительной степени зависит не только от количества и качества «огнегасительных инструментов» (пожарных насосов, пожарных труб и т. д.) и других принадлежностей пожарных обозов, но и от активной деятельности на пожарах тех служителей (пожарных), которые входят в состав городских пожарных команд. Они же состоят по преимуществу из отставных солдат, отбывших воинскую повинность. И «если не все, то многие из них являются обремененными значительными семействами, посему большую часть своего жалованья они отсылают своим семьям, живущим где-либо в деревнях или на окраинах городов».

По словам автора доклада, «нередко бывало, что пожарные служители живут со своими семьями в казармах, но и в этом случае их жалованье всегда идет на содержание их. И содержание семьи каждого пожарного служителя является обеспеченным исключительно тем жалованьем, какое он получает за свой труд». «В самом деле, — вопрошает далее автор, — кому неизвестны случаи, когда пожарные, забираясь на крышу или на второй и третий этажи домов, совершенно неожиданно падали вниз с обрушившеюся крышею или потолком, ушибались до смерти или оставались калеками на всю жизнь.

Более часты, конечно, такие случаи, когда пожарные во время борьбы с огнем получали ушибы или поранения той или иной части тела. Причем такие случайности нередко вызывали с их стороны затраты денежных средств из собственных сбережений на лечение, в целях укрепления их здоровья».

Признается и то, что «во всех случаях несчастий с пожарными городские Думы всегда признавали себя нравственно обязанными оказывать какую-либо материальную помощь пострадавшим. К сожалению, благодаря недостатку городских средств, пособия, назначаемые городскими Думами пострадавшим пожарным, если не во всех, то во многих случаях оказывались малыми и нисколько не обеспечивали дальнейшее существование как лично самих пострадавших, так и отдельных членов их семей».

Далее автор документа сообщает, что в целях обеспечения деятельности городских управлений по социальной защите огнеборцев, два года назад в г. Санкт-Петербурге возникло благотворительное ОГК. Ведя речь о целях и задачах его, далее он приводит «необходимые примеры для уяснения условий взаимодействия каждого из городских управлений с Обществом» и приходит к важному выводу: «Приведенные нами цифровые примеры по уплате Обществом Голубого Креста денежных вознаграждений по случаю смерти и увечья пожарных служителей, а также цифровые примеры по выдаче суточного вознаграждения ясно указывают на всю выгоду и всю целесообразность застрахования жизни и здоровья всех служащих в пожарных командах».

В конечном же счете «на основании всего изложенного Распорядительный Комитет Общества Голубого Креста вместе с Городской Управою (в сочувствии которой делу застрахования лиц, входящих в состав городской пожарной команды, Комитет питает полную уверенность), имеет честь просить Городскую Думу поручить Городской Управе озаботиться застрахованием в Обществе Голубого Креста на условиях по усмотрению Управы и потребную для этого сумму внести в надлежащую смету городских расходов».

О том, какова была действенность данной акции в нашем крае, свидетельствует список пожарных организаций — действительных членов ОГК. По состоянию на 1914 год в него входили Брянская, Карачевская, Орловская, Трубчевская организации. А также пожарные общества и дружины: при ст. Брянск, Брянское-заводское, Привокзальной слободы  г. Брянска, Брянское, Карачевское, Клинцовское, Стародубское, Трубчевское пожарное общество, Дубровская пожарная дружина.

И еще о практической стороне дела. В январе 1905 года в Брянской городской пожарной команде произошел трагический случай. При исполнении своих обязанностей погиб ее служитель Ф. Швецов.

О некоторых обстоятельствах трагедии говорится в официальном письме от 8 января 1905 года, которое было направлено в распорядительный комитет ОГК.

«Застрахованный в Обществе «Голубого Креста», согласно удостоверения от 5 июля 1901 года за № 342, пожарный служитель Брянской пожарной команды Федор Васильев Швецов 3-го сего января упал с пожарной каланчи при исполнении пожарных обязанностей и убился насмерть; о чем городская управа имеет честь заявить Распорядительному комитету, при сем присовокупляет, что требующиеся документы о происшедшем несчастном случае с Швецовым будут высланы в самом непродолжительном времени».

И такой пакет документов Брянской городской управой был направлен. Среди других бумаг был и ответ на запрос о причине смерти дружинника. В частности, сообщалось, что «во время боя часов в колокол оторвался язык последнего, который Швецов, подставив лестницу, помог привязывать, но в это время наклонился с лестницы, упал на землю и убился насмерть». В конце письма давалось необходимое в таких случаях пояснение.

Естественно, возник вопрос о выплате страхового пособия семье погибшего огнеборца.

В том же пакете архивных документов находим сообщение о семейном положении погибшего. «Сим удостоверяю, с надлежащим подписом с приложением казенной печати, — сообщал городской пристав г. Брянска Н.Лясковский, — что после смерти пожарного служителя Брянской пожарной команды Федора Васильева Шевцова остался в живых его отец Василий Михайлов Шевцов 55 лет и мать Пелагея Михайловна 60 лет, которые в виду преклонных лет находились на полном иждивении сына их Федора».

Выплатили ли родителям Федора Швецова полагающееся пособие — неизвестно. По крайней мере, документальных свидетельств на этот счет пока не найдено. Но не сомневаемся, что ОГК все же выполнило свои обязательства по социальной защите и этого брянского огнеборца.

Впрочем, некоторое представление о дальнейшем развитии этой истории дают списки застрахованных членов Брянской пожарной команды. Например, в списке, составленном по состоянию на 24 мая 1905 года, вместо погибшего сына значится уже его отец (!) — Швецов Василий Михайлович. Но он, видимо, прослужил недолго. И на основе анализа списка от 5 июля 1906 года можно сделать вывод, что за предшествующие пять месяцев в команде сменилось 11 человек. Если сравнить эти данные с 1912 годом, когда команду покинули пятеро, то причина «текучки» видна. По мнению исследователя А.С. Гончаровой, «ясно, какое напряжение в жизнь дружины внесла эта трагедия, а также волокита с выплатой страхового пособия семье погибшего пожарного Ф. Швецова».

Страхование работников добровольной пожарной охраны во все времена — непременная форма их социальной защищенности. Отрадно, что данные положения прописаны как в Федеральном законе «О добровольной пожарной охране», так и в областном «О добровольной пожарной охране Брянской области». Дело теперь только за их безусловным выполнением.

Добровольчество за рубежом

Изучить мировой опыт организации добровольной пожарной охраны — с этой целью МЧС России организует командировки специалистов за рубеж. Как проводится эта работа, каким образом решаются проблемы добровольчества у зарубежных коллег и что полезного у них можно позаимствовать — на эти вопросы отвечает заместитель директора Департамента пожарно-спасательных сил специальной пожарной охраны и сил ГО МЧС России А.Е. Богданов.

— Александр Евгеньевич, какие специалисты обычно направляются в зарубежные командировки и в каких странах они уже успели побывать?

— В течение прошлого года МЧС России направляло за рубеж группы сотрудников, укомплектованные в первую очередь начальниками территориальных органов министерства, а также руководителями департаментов и управлений центрального аппарата. Включались в их состав и представители научно-исследовательских учреждений, привлеченных к разработке и реализации положений Федерального закона «О добровольной пожарной охране».

В общей сложности более 100 наших специалистов побывали в таких странах, как Германия, Франция, Италия, Греция, Польша, Чехия, Колумбия, Хорватия, Парагвай. В текущем году изучение зарубежного опыта организации ДПО будет продолжено.

— Каково же общее впечатление от знакомства с зарубежным опытом?

— Прежде всего, надо сказать, что и жизненный уклад и социально-экономическое развитие, исторические традиции, да и менталитет в каждой стране свой. Поэтому слепо копировать зарубежный опыт, конечно, нельзя. В то же время есть и нечто общее, что сразу же замечаешь практически во всех странах. Прежде всего, заметен высокий престиж добровольных пожарных. Этому способствуют, очевидно, моральные устои и традиции общества, значительная роль добровольчества в его истории.

Важно и то, что престиж этот постоянно поддерживается в общественном мнении посредством проводимой правительственными органами политики в области пожарной безопасности. Замечу, что в последнее время и у нас больше внимания  стали уделять популяризации ДПО в средствах массовой информации. И это правильно — иначе трудно рассчитывать на привлечение к добровольчеству внимания широких слоев населения.

— Какая роль отводится добровольцам в тушении пожаров за рубежом?

— В некоторых странах (например в Великобритании) ДПО рассматривается как дополнение к профессиональным подразделениям, и добровольцы привлекаются к предупреждению и тушению пожаров по мере необходимости. Примерно такая же система и у нас. Однако, несмотря на то, что добровольные пожарные команды включены в планы привлечения сил и средств и в гарнизонные расписания выездов, привлекаются они зачастую только по решению РТП.

Что же касается Франции, Италии, Хорватии и многих других стран, то здесь добровольные формирования используются в очень широком диапазоне задач. Кроме тушения пожаров, это и ликвидация последствий ДТП, и экстренная работа в агрессивных средах, под водой, промышленный альпинизм.

— Но ведь такое широкое использование добровольцев, видимо, предполагает и наличие у них высокой профессиональной подготовки и технической оснащенности?

— Разумеется. Например, в Италии техническое оснащение и уровень подготовки добровольцев практически не отличаются от имеющегося у профессиональных пожарных. Пожарный-доброволец здесь может перейти на службу в профессиональное подразделение и наоборот. Данный опыт, полагаю, целесообразно внедрить и у нас.

Высокие физические и психологические требования предъявляются к добровольцам в Хорватии. Там они проходят обучение в специальных школах на местах и аттестуются каждые два года. Однако, если на обучение профессионалов отводится 1000 часов, то на добровольцев — только 74 часа. В Австрии же основным методом обучения добровольцев являются практические занятия на базе пожарных частей.

У нас личный состав подразделений ДПО обучается по программам профессиональной подготовки продолжительностью от 16 до 80 часов. Считаю, что необходимо и дальше повышать квалификацию добровольцев, не ограничиваясь их первоначальным обучением. Начальников ДПК следует привлекать к обучению в школах оперативного мастерства, весь личный состав ДПО — к участию в гарнизонных пожарно-тактических учениях. Отмечу, что теперь во время проверок деятельности гарнизонов сотрудниками департамента этому вопросу уделяется повышенное внимание.

Замечу, что согласно закону ДПО у нас тоже должна привлекаться к ведению аварийно-спасательных работ. Но, как показывают проверки в субъектах РФ, добровольцы к этому не готовы. Прежде всего, у них отсутствует аварийно-спасательный инструмент, да и сами под-разделения не аттестованы в качестве аварийно-спасательных. Это и ограничивает сферу их использования.

— А каким образом за рубежом осуществляется сбор добровольцев на месте пожара?

— Существует четкая система оповещения членов добровольных пожарных команд. Тревожный звонок поступает на окружной пульт «системы 112», после чего диспетчер звонит на мобильный телефон командира добровольного подразделения. Тот через телефонную станцию оповещает подчиненных, которые подтверждают или не подтверждают свою готовность к выезду СМС-сообщениями.

Первые пожарные прибывают в депо обычно уже через 5–8 минут, и сразу же начинается выезд машин. Остальной личный состав к месту вызова доставляется легковым транспортом, а в случае необходимости и дополнительной пожарной техникой. И таким образом на полный сбор команды добровольцев уходит не более 15 минут.

— Кто пополняет ряды добровольцев в зарубежных странах?

— Интересный опыт имеется в Австрии. Здесь существует массовый резерв добровольцев. Это люди, не входящие в формирования, но прошедшие первичную подготовку и получившие основные навыки борьбы с пожарами. Создание обученного резерва внутри добровольных пожарных команд практикуется также в Бельгии.

Резервисты могут не только быстро заменить выбывшего по какой-либо причине члена команды, но и также в случае необходимости участвовать в тушении пожара. Думаю, такой опыт вполне мог бы практиковаться и у нас.

Ну, а наиболее перспективным способом пополнения рядов добровольцев является, конечно, привлечение молодежи. И здесь нам тоже есть, что позаимствовать у зарубежных коллег.

Например, много внимания работе с детьми уделяется в Хорватии. В ДПО входят молодые люди в возрасте от 6 до 12 лет — 8000 человек, и от 12 до 16 лет — 22000 человек. Они обучаются по 40-часовой программе. Кроме того, в республике есть специализированный лагерь, где за 11 смен в течение года отдыхают, обучаются и соревнуются около 2000 детей.

Заслуживает внимания обряд посвящения в добровольные пожарные, существующий в некоторых странах. Это целый ритуал с элементами зрелищного, игрового шоу. Молодые кандидаты в добровольцы поют гимны, их поливают водой. В момент вручения удостоверения включаются сирены пожарных машин и т. д. Все это тоже делает момент вступления в ДПО привлекательным и запоминающимся. Подобного рода мероприятия, считаю, и у нас необходимо внедрить в практику в самое ближайшее время. Быть может, даже следует провести и конкурс среди территориальных органов МЧС России на лучший сценарий такого рода.

Отмечу и такую, но уже нашу особенность. В России разработчики закона о ДПО исходили из того, что деятельность добровольцев по предупреждению и тем более тушению пожаров — сфера социально важная, но вместе с тем достаточно сложная, требующая специальной подготовки и сопряженная с риском для здоровья и жизни. Поэтому установлено, что членом ДПО могут быть лица, достигшие 18 лет. Таким образом, дружины юных пожарных в личный состав добровольных формирований не входят. Они являются, по сути, только формой организации досуга детей, как правило, на базе местных отделений ВДПО или школ с дополнительным образованием.

— За рубежом, очевидно, тоже предусмотрены льготы добровольным пожарным?

— В большинстве стран, где мы побывали, члены ДПО имеют те или иные, законодательно установленные налоговые льготы и компенсации. Так, в Парагвае добровольцы освобождаются от налогообложения и оплаты жилищно-коммунальных услуг…

Вопрос о льготах очень важен, так как является одним их основных факторов привлечения населения в ряды ДПО. Наш закон дает право устанавливать льготы добровольцам органам власти субъектов Федерации. И сегодня во многих регионах уже приняты местные законы и правовые акты, решающие эту проблему. Членам ДПО предоставляются льготы по уплате транспортного и земельного налогов, налога на имущество и другие. В настоящее время нашим департаментом разрабатываются методические рекомендации по оказанию такого рода мер поддержки общественным объединениям пожарной охраны.

— Намечаются ли продолжение сотрудничества с зарубежными добровольцами и взаимный обмен опытом?

— Сейчас у нас наметилось углубление партнерства с итальянскими коллегами. Они готовы представить пилотный проект о сотрудничестве между добровольными пожарными службами Италии и Липецкой области, а также проект о взаимодействии с Южным региональным центром в период проведения Олимпийских игр. Проработан вопрос об обмене делегациями — мы пригласили итальянцев принять участие в первом слете ДПД в июле текущего года в г. Ставрополе.

В свою очередь, итальянской стороной предложено организовать обмен опытом по секторам: логистика, тушение лесных пожаров, спасание в горах, развитие законодательной базы. Очевидно, что такие контакты принесут пользу и той и другой стороне.

Добровольная пожарная охрана — защищенная от пожаров страна

«Лучше быть, чем казаться!» — именно такое направление для своей деятельности выбрали члены добровольной пожарной дружины Ивановского института ГПС МЧС России. Активность вступления студентов института в добровольную пожарную дружину, их стремление быть полезными стране, своей «малой Родине», желание принимать активное участие в решении самых сложных и актуальных задач, стоящих перед обществом, показывает, что у нашей страны есть поистине светлое будущее.

Известно, что пожар легче предотвратить, чем ликвидировать. Не случайно добровольцы с энтузиазмом восприняли предложение начальника института генерал-майора И.А. Малого оказать помощь ГУ МЧС Росси по Ивановской области и включиться в проведение профилактических мероприятий на территории области в преддверии пожароопасного периода и активно начали подготовку к акции. Поэтому члены добровольной пожарной дружины института одним из основных направлений своей деятельности выбрали именно профилактическую работу, направленную на формирование культуры безопасности у всех граждан России.

Добровольная пожарная охрана — защищенная от пожаров страна

Члены актива дружины предложили руководству института создать агитбригаду, включающую в себя группу художественной самодеятельности (для проведения концертов), группу профилактической работы с населением (под руководством преподавателей кафедр государственного надзора) и группу специалистов, занимающихся пожарной техникой и пожарно-техническим вооружением (из числа сотрудников УПЧ), которые будут проводить мастер-классы с подразделениями добровольных пожарных области. Конечно, основу каждой группы составят добровольцы института.

Название своему проекту ребята нашли соответствующее «Добровольная пожарная охрана — защищенная от пожаров страна». Акцию приурочили к 363-й годовщине пожарной охраны России и 67-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.

Для участия в акции руководство института выделило необходимую технику: автобус, пожарную автоцистерну, судебно-экспертную лабораторию, машину связи и освещения.

Поддержали проект добровольцев и члены Департамента внутренней политики правительства Ивановской области, которые оказали содействие в вопросах планирования и организации мероприятий акции на местах, указали районы, требующие особого внимания в плане информационно-пропагандистской работы по развитию добровольчества.

И когда все организационные вопросы были решены, «колесо закрутилось».

Практически ежедневно более 30 человек в составе «агитбригады» выезжали в различные районы области, преодолевая за день от 70 до 240 километров. Всего за время акции было пройдено более 1200 километров.

Особенно тепло встречали добровольцев в тех районах, где летом 2010 года курсанты института принимали участие в тушении лесоторфяных пожаров. Многие жители подходили к сотрудникам учебной пожарной части, участвовавшим в акции, благодарили за помощь в прошлом и за проводимую акцию. «Если уж нас не слушают, может, хоть из уст профессионалов дойдет до населения истина что надо быть внимательным с огнем, особенно в нашем лесном районе», — сказал руководитель администрации одного из районов.

А уж кто точно прислушается к призывам добровольцев не баловаться с огнем, так это дети.

Взрослые жители особый интерес проявили к порядку вступления в добровольную пожарную охрану, вопросам социальной защиты добровольных пожарных. Получив квалифицированные консультации, жители области выразили свое желание вступить в ряды добровольцев. Значит, цель акции была достигнута! Жители Ивановской области поняли, что добровольная пожарная охрана — это социальная стабильность и экономическое развитие региона, это дополнительное образование и возможность духовно-физического развития, это помощь себе, своим близким, России!

После акции в районах области добровольцы активно продолжили профилактическую работу в городе Иваново. В ходе поквартирных обходов ими проводятся беседы и инструктажи с жителями, выдаются листовки. А в планах есть и продолжение начатой акции в летнем периоде.

Ключевые слова: Доброволец, Формируем ДПО

Сколько пожарных нужно России?

Научно-практические подходы к организации территориальных подразделений противопожарной службы в России, разработанные группой ученых Академии ГПС МЧС России, позволяют достаточно точно определить численность личного состава пожарных, в том числе и добровольных, необходимых для защиты различных населенных пунктов

В 2005 году авторы статьи по заказу МЧС России выполнили работу, в которой впервые была сделана попытка определить численность противопожарной службы для всех административно-территориальных образований России. Опираясь на результаты переписи населения 2002 года, сложившуюся в стране реальную обстановку с пожарами и используя созданную авторами теорию организации, функционирования и управления экстренными и аварийно-спасательными службами городов и населенных пунктов, удалось создать модель, признанную как российскими, так и зарубежными специалистами[1].

Тема новой публикации — скорректированные данные указанной работы на основе результатов Всероссийской переписи населения 2010 года [2] и обстановки с пожарами в стране в 2010 году [3]. В свете реализации ФЗ-100 материал этот приобретает особую актуальность.

Обстановка с пожарами в населенных пунктах России

На территории России расположены 2394 городских поселений (из которых 1099 города, 1295–— поселки городского типа) и 153,1 тыс. сельских населенных пунктов.

В городских поселениях проживают 74 % всего населения страны, в сельских населенных пунктах — 26%россиян. Итак, в 2010 году защищать от пожаров, по данным переписи населения Российской Федерации, нужно было 141,9 млн человек, три четверти которых горожане.

В 2010 году в России было зарегистрировано 179,5 тыс. пожаров. Из них в городах — 109,8 тыс. пожаров (61,1% всех пожаров) и в сельской местности — 69,8 тыс. пожаров (38,9% всех пожаров) [3].

Отсюда следует, что на каждую тысячу жителей России в 2010 году приходилось в среднем 1,26 пожара (1,05 пожара на тысячу жителей в городах и 1,82 — в сельской местности).

Зная из результатов переписи населения страны его распределение по городам и населенным пунктам различной градации, можно ориентировочно вычислить число пожаров, возникающих за год в каждом таком поселении (табл.1).

Из табл. 1 видно, что в 102200 малых сельских населенных пунктах с населением до 100 чел. пожаров практически не бывает (в среднем 2–3 пожара за 100 лет на 1 такое поселение). Вместе с тем на 3,6 млн сельских жителей, живущих в этих малых поселениях, за год приходится 6,5 тыс. пожаров (3,6% всех пожаров в стране). Борьба с такими пожарами — дело добровольной ПО. Федеральная противопожарная служба не в состоянии заниматься такими пожарами, но муниципальные образования могут решить эту проблему (с определенной помощью региональных органов власти).

В эту же группу нужно отнести и другие малые сельские населенные пункты (с населением от 101 до 1000 чел.). В этих 40300 поселениях проживает 12,6 млн чел., на которых за год приходится 23 тыс. пожаров (т. е. в среднем по 1 пожару за 2 года на поселение).

В оставшихся 10,6 тыс. средних, больших и крупных сельских населенных пунктах проживает 25,6 млн чел. и на них ежегодно приходится 43,3 тыс. пожаров (62,8% всех «сельских» пожаров). Погибают при этих пожарах 3,9 тыс. чел. Отсюда следует, что ежегодно в каждом из таких поселений возникает в среднем 4–5 пожаров, при которых 1 раз в два-три года погибает 1 чел.

Такова детализированная обстановка с пожарами в сельских населенных пунктах России в 2010 году.

Примерно в таком же положении как средние, большие и крупные сельские населенные пункты находятся малые города и поселки городского типа (ПГТ) с населением до 10000 человек. Таких поселений в России насчитывается 1225, а проживает в них 11,9 млн человек. Пожаров в них ежегодно происходит 12,5 тысячи, при которых погибают 782 человека. Это означает, что ежегодно в каждом из 1225 рассматриваемых малых городов и ПГТ возникает в среднем 10 пожаров, при которых 1 раз в 2 года погибает 1 человек.

По поводу этих населенных пунктов тоже можно сделать вывод о том, что основную роль в защите их от пожаров должны играть добровольные пожарные наряду с небольшим ядром профессионалов.

Что касается более крупных городов и ПГТ, то в них решающую роль в борьбе с пожарами должны играть профессиональные подразделения — федеральные, субъектовые, муниципальные.

На основе проведенного анализа распределения численности населения по населенным пунктам и оперативной обстановки в этих населенных пунктах были предложены возможные подходы к организации ППС во всех городах и населенных пунктах России (табл. 2), а также рассчитаны нормы положенности по основной и специальной пожарной технике и пожарным депо (табл. 3, 4).

Организация ППС в сельской местности

Средняя численность населения малого сельского населенного пункта составляла в 2010 году 100 человек. Один пожар в год приходится в среднем на 5–6 таких населенных пунктов, а один погибший на пожаре за год приходится на 60 малых сельских населенных пунктов. При этом численность жителей в них непрерывно уменьшается, убывает в соответствии с отечественной статистикой и число пожаров.

Поэтому, на наш взгляд, целесообразно пожарную охрану в малых сельских населенных пунктах организовывать следующим образом. Создать для 10–15 (или 15–20) таких населенных пунктов «оперативные зоны», если это возможно по географическим условиям. Для создания таких зон нужна достаточно высокая плотность населения и сравнительно небольшие расстояния между населенными пунктами. Понятно, что в ряде наших регионов эти условия не выполняются. Обслуживать эти «оперативные зоны» в противопожарном отношении должна добровольная ПО. Руководить таким подразделением (по возможности) должен профессиональный инструктор, штаб-квартира которого может дислоцироваться в наиболее крупном населенном пункте «оперативной зоны» (желательно в ее центре).

Этот инструктор (желательно со средним пожарно-техническим образованием) организует и отвечает за всю работу по обеспечению пожарной безопасности в своей зоне.

Вместе с участковым и фельдшером они образуют на данной территории «мини-МЧС». Таких инструкторов на все малые сельские населенные пункты страны потребуется примерно 8–10 тыс. человек. На каждую оперативную зону потребуется одна автоцистерна с большим запасом воды.

В 10,6 тыс. средних, больших и крупных сельских населенных пунктах нужно создавать по одному добровольному подразделению, в каждом из которых желательно иметь несколько профессиональных пожарных, которые будут «организующим ядром» подразделения. При этом, очевидно, чем крупнее населенный пункт, тем больше должна быть доля профессиональных пожарных. В крупных населенных пунктах эта доля профессионалов может доходить ориентировочно до 25–30% от всего личного состава. Такие смешанные подразделения действуют, например, в Германии, США и в других странах.

Организация ППС в городах и поселках городского типа

В каждом из малых городов и ПГТ (с численностью населения до 10 тыс. чел.) должно быть организовано одно профессиональное или добровольное подразделение ППС с технической оснащенностью, соответствующей первым двум строчкам табл. 3.

В каждом из городов и ПГТ с населением от 10 до 20 тыс. чел. должно быть одно профессиональное подразделение ППС с одним депо на 6 боксов.

В каждом из городов и ПГТ с населением от 20 до 50 тыс. чел. должны быть два-три профессиональных подразделения ППС, дислоцирующихся в 2–3 депо (в зависимости от площади населенного пункта, см. табл. 4).

В средних, больших и крупных городах при организации ППС нужно руководствоваться данными двух таблиц 3 и 4. При этом действовать нужно достаточно гибко, учитывая, по-возможности, особенности конкретного города.

Для крупнейших и сверхкрупных городов в каждом отдельном случае желательно проводить индивидуальное проектирование ППС, используя существующие современные компьютерные информационные технологии [1].

Для Москвы и Санкт-Петербурга такая работа выполнена авторами в 2003–2005 годах в рамках разработки их генеральных планов развития.

Численность территориальных подразделений ППС в России

На основе предложенных подходов была определена ориентировочная численность территориальных подразделений ППС (профессиональных и добровольных). В настоящее время численность федеральной ППС составляет 220 тыс. чел., муниципальной — 15 тыс. чел., объектовой — 65 тыс. чел., добровольной — 135 тыс. чел.

По нашим оценкам общая численность личного состава оперативных территориальных подразделений ППС страны (только профессионалы) в настоящее время должна составлять ориентировочно 240–250 тыс. чел., а вся численность ППС России (только профессионалы) — примерно 280–290 тыс. чел. Численность добровольной ППС должна составлять ориентировочно 670–700 тыс. человек (см. табл. 5,6).

Эти оценки проведены с учетом 4-сменного графика дежурства и полной комплектации оперативных отделений на основных и специальных пожарных автомобилях (заметим, что в настоящее время в населенных пунктах России боевые расчеты оперативных подразделений комплектуются, в лучшем случае, на 70%).

В перспективе, при появлении добротной, хорошо обученной добровольной ППС, доля профессиональной составляющей (по примеру многих стран мира) может быть снижена. Кроме того, если учесть данные отечественной статистики по снижению числа пожаров и погибших при пожарах людей, то в недалеком будущем общую численность всей пожарной службы придется пересматривать (существенно уменьшится объем оперативной ра-боты по тушению пожаров).

В заключение мы хотим сделать следующее замечание. Наши расчеты носят усредненный характер для всей России. В действительности обстановка с пожарами во всех 83 субъектах Российской Федерации достаточно сильно отличается от субъекта к субъекту своими параметрами [2,3]. Поэтому, используя изложенную методологию [1], нужно провести аналогичные расчеты для каждого субъекта РФ. В результате мы получим существенно более точные данные для всех перечисленных таблиц и общая численность пожарной техники, пожарных депо и личного состава ППС страны скорректируется, скорее всего, в меньшую сторону. Но это необходимо проверить! «Не будем спорить, будем вычислять», — как говорил великий Г.В. Лейбниц (1646–1716).

1.  Брушлинский Н.Н., Соколов С.В., Вагнер П. и др. Безопасность городов: имитационное моделирование городских процессов и систем. — М.: изд. «ФАЗИС», 2004. — 172 с.

2.  Итоги Всероссийской перепеси населения 2010 года. Федеральная служба государственной статистики, http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/.

3.  Пожары и пожарная безопасность в 2010 году. Статистический сборник. Статистика пожаров и их последствий. — M.: ВНИИПО, 2011–139 c.Николай Брушлинский,д.т.н., профессор; Сергей Соколов,д.т.н., профессор,Академия ГПС МЧС России

Ключевые слова: Пожары, Сотрудник МЧС

Пройдут дожди, сойдут снега…

Даже у полярного лета есть свой огнеопасный период. О том, как обеспечивают защиту населения от огненной стихии на крайнем северо-востоке России, нашему корреспонденту рассказал заместитель начальника ГУ МЧС России по Чукотскому автономному округу (по ГПС) Эдуард Купченко.

Время уточнило задачи

У нас завершен десятилетний этап реформирования в области обеспечения пожарной безопасности, — отметил Эдуард Купченко. И благодаря этому шире стала сфера применения сил и средств пожарной охраны. Теперь и здесь это не только работа по тушению пожаров и спасению людей из огня, но и выполнение аварийно-спасательных работ при ДТП, террористических актах, наводнениях и природных пожарах. Изменился и статус чукотского телефонного номера «01», который трансформировался в единый телефон пожарных и спасателей.

Кроме того, после структурного разделения государственной противопожарной службы (ГПС) на федеральную противопожарную службу и противопожарную службу субъектов федерации существенно повысились эффективность работы и уровень обеспечения подразделений.

Гарнизон пожарной охраны Чукотки в настоящий момент включает шесть ведомственных подразделений, действующих в аэропортах, и 12 подразделений ГПС, 4 из которых имеют федеральное подчинение, а еще 8 находятся в ведении субъекта и финансируются из бюджета округа. Также у нас зарегистрировано уже 419 добровольцев в составе 47 добровольных пожарных формирований. Они в свою очередь подразделяются на команды, функционирующие при предприятиях ЖКХ и имеющие мобильные средства пожаротушения (автомобили или мотопомпы), и дружины. Последние созданы с целью профилактики и тушения пожаров, как правило, на предприятиях и при учебных заведениях из числа их работников, сотрудников и студентов. Причем сейчас работе с добровольцами уделяется особое внимание, как с нашей стороны, так и со стороны властей региона, поскольку все более очевидно, что в условиях нашего сурового и прекрасного края именно они становятся действенной силой в обеспечении пожарной безопасности.

Тотальное покрытие

Каких-то серьезных проблем в обеспечении работы профессиональных пожарных у нас нет. Подразделения на 100% оснащены необходимой пожарной техникой, а учитывая достаточно небольшое количество пожаров, немало времени уделяется вопросам совершенствования профессиональной подготовки, пожарно-тактическим учениям и занятиям, — сообщил Купченко. — В основном для людей решены и проблемы социально-бытового характера, труд всех наших сотрудников оплачивается достойно. Хотя еще относительно недавно отмечались некоторые трудности в трех муниципальных пожарных частях — Провиденской, Марковской и Шмидтовской. Однако, после того как они были переведены в состав противопожарной службы субъекта, вопрос удалось снять, а заработная плата людей там выросла практически в два раза.

Не испытывают сейчас пожарные Чукотки и нехватки в кадрах; сложности возникают разве что в комплектовании подразделений надзорной деятельности, поскольку завершить подготовку своих собственных специалистов в необходимом объеме мы еще не сумели. Пока что приглашаем людей с «материка», и, к слову, рапортов из других регионов с просьбой о переводе на Чукотку поступает предостаточно. Так, недавно к нам приехали несколько человек из… Калмыкии.

Сейчас наш округ стал одним из тех немногих регионов страны, где до 100% на-селенных пунктов прикрыто пожарными подразделениями, что во многом стало возможным и благодаря проведенной работе по созданию добровольных противопожарных формирований.

В помощь профессионалам

Как известно, Технический регламент о требованиях пожарной безопасности содержит временные параметры прибытия подразделений к месту вызова: в городских поселениях не дольше 10 минут, а в сельских — 20, — продолжает наш собеседник. Учитывая, что во многих селах и поселках у нас нет профессиональных подразделений ГПС, а расстояния между населенными пунктами просто огромны (причем до некоторых иначе как по воздуху и вовсе нельзя добраться), выполнение этих требований невозможно. Когда стало понятно, что без помощи добровольцев прикрыть все населенные пункты округа не удастся, на уровне губернатора было принято решение о создании таких пожарных формирований на базе предприятий ЖКХ, поскольку на местах только они располагают техникой и необходимым количеством подготовленных к ее использованию людей.

Сейчас добровольные команды действуют в МУП «Билибинское ЖКХ» и филиалах Чукоткоммунхоза. Подготовка персонала осуществляется в соответствии с утвержденным губернатором планом, по полученной из столицы программе, а наши специалисты ГПС по мере возможности выезжают на места и проводят обучение. После чего волонтерам выдается соответствующее свидетельство, и они включаются в реестры добровольных общественных объединений и сводный реестр добровольных пожарных.

Сейчас мы разрабатываем проекты нормативно-правовых актов о льготах, социальных гарантиях, вознаграждении и страховании наших добровольных помощников, — отметил Купченко. — Поскольку у организаций ЖКХ на эти цели средства не предусмотрены, мы предлагаем выделять предприятиям субсидии из окружного бюджета, предусмотрев это, например, в поправках к региональному закону о пожарной безопасности, принятому в сентябре прошлого года. Причем требуется не такая уж и большая сумма, например, страхование добровольцев обойдется примерно в 500 тысяч рублей в год. И уже в ближайшее время мы рассчитываем вместе с Управлением гражданской защиты и противопожарной службы округа предоставить властям региона проект соответствующего документа.

Опергруппы и самолеты

В преддверии столь долгожданного северянами лета мы не могли обойти стороной и вопросы, связанные с природными пожарами. Хотя борьба с ними напрямую и не возложена на ГПС.

Задачу по борьбе с природными и тундровыми пожарами у нас решает База авиалесохраны, которая сейчас как раз получает лицензии на этот вид деятельности и проходит необходимые конкурсные процедуры, — объяснил Эдуард Петрович. — Наши подразделения подключаются, когда природные пожары распространяются на большие площади и специализированные предприятия уже не могут справиться своими силами, когда огонь создает угрозу населенным пунктам, хозяйственным объектам и объектам инфраструктуры. Именно на этот случай у нас во всех подразделениях заранее созданы группы оперативного реагирования, подготовлена необходимая техника и достаточные запасы ГСМ. Кроме того, в конце прошедшего года правительство округа выделило средства на закупку ранцевых огнетушителей и средств связи, которые были отправлены, в том числе и нашим добровольцам, находящимся в населенных пунктах, потенциально подверженных воздействию природных пожаров.

Решением региональной комиссии по предупреждению и ликвидации ЧС созданы 23 оперативные группы из числа представителей органов местного самоуправления, ОВД, местных жителей для проведения регулярных осмотров прилегающих к селам территорий. При участии сотрудников МЧС, местных властей и полиции ведется контроль за выездом людей и техники в тундру.

Очевидно, что здесь главное — вовремя обнаружить возгорание и принять необходимые меры, пока огонь не распространился на значительные площади, — продолжил Купченко. — Свою роль здесь должен играть наш центр мониторинга и прогнозирования, получающий данные с космических спутников. Аналогичная информация будет поступать из Москвы и Хабаровска. Ну, а на случай, если природные пожары будут носить угрожающий характер, между правительством округа и авиационным центром Дальневосточного регионального центра МЧС России заключено соглашение о привлечении авиации министерства к тушению, в том числе и с участием самолетов амфибий Бе-200. Для забора воды на территории округа определены и сертифицированы три водоема: Чаунская губа, Анадырский лиман и озеро Красное. Хотя хочется верить, что прибегать к использованию этой серьезной техники нам все же не придется…

Ключевые слова: Журналист, Пожары

Самый крупный в России…

Тревожный сигнал раздался в диспетчерской пожарно-спасательного отряда № 207 по охране Московского международного делового центра Москва-Сити в 20 часов 15 минут. Сообщалось о возгорании наверху одной из башен комплекса «Федерация». Сразу же выяснилось, что пожар охватил 67-й этаж башни «Восток», на котором шли строительные работы. С учетом серьезности объекта по тревоге был поднят почти весь отряд. А проведенная операция стала настоящим боевым испытанием.

Когда о пожарно-спасательном отряде№207 (ПСО-207)  говорит как о самом крупном в России среди аналогичных подразделений, начальник отряда Э.И. Бондаренко поправляет: «Да, пожалуй, не только в России, но и в Европе».

Эдуард Иванович знает что говорит, за границей бывал, да и зарубежные гости не раз посещали его подразделение. Вот только недавно отряд в очередной раз принимал коллег из Америки. «Мы ничуть им не уступаем, а кое в чем даже и превосходим», — считает Бондаренко.

ПСО-207 входит в состав пожарно-спасательного центра Управления по обеспечению мероприятий гражданской защиты г. Москвы. В центре более двух десятков отрядов, разных по назначению. Но объединяет их специфичность охраняемых объектов. Это тоннельно-эстакадные комплексы 3-го транс-портного кольца Москвы, станции метрополитена, другие подземные сооружения, а также высотные здания столицы.

Но объекты, охраняемые ПСО-207, даже на этом фоне выделяются. Это небоскребы международного делового центра Москва-Сити. Впрочем, в подрайоне выезда отряда с полуторамиллионным населением немало и других непростых объектов. За прошлый год отряд на них выезжал по вызову более 1000 раз и спас 200 человек. Но все-таки основное назначение подразделения — охрана делового центра.

Более 250 человек в отряде, 35 — в круглосуточной дежурной смене. Помимо основной базы ПСО-207 в Северной башне Москва-Сити есть еще три отдельных расчета плюс кинологическая группа, дислоцированные в двух административных округах города. Отряд имеет лицензию на проведение двадцати видов аварийно-спасательных работ.

Уже по названию отряда видно, что основные специальности здесь — пожарный и спасатель. У каждой свои особенности, и даже в учебном центре обучение по ним ведется раздельно. Но в подразделении специалисты не делятся. Здесь каждый — универсал, владеющий многими навыками, необходимыми при аварийно-спасательных работах. С учетом высотности объектов практически все сдают зачеты по промышленному альпинизму. В каждой смене — инструктор-альпинист и 3–4 классных высотника.

Брать в отряд предпочитают людей с опытом работы в спасательных и аварийных службах по линии ГО и ЧС. И, конечно же, после тщательного тестирования. В дальнейшем квалификация постоянно повышается, а раз в три года подтверждается на самом серьезном уровне. За несдачу одного из зачетов могут даже снизить классность.

Люди — золотой фонд отряда. И если такие слова можно сказать о любом подразделении, то по отношению к ПСО-207 с учетом его уникальности они трижды справедливы. Начальник отряда, говоря о своем коллективе, не скрывает гордости:

—  У нас случайных людей нет. Спасатель — это ведь не просто профессия, а образ жизни. Отдежурив сутки и находясь четыре дня на отдыхе, сотрудник отряда постоянно чувствует ответственность за коллектив. Он готов прибыть в подразделение по первому же требованию — будь то участие в ликвидации ЧС, сдача нормативов или срочный ремонт техники.

Образцом преданности своему делу являются такие первоклассные специалисты, как Андрей Тимофеев, Сергей Радостин, Михаил Чудаков, Леонид Леус, Игорь Епатко. Впрочем, называя их, Бондаренко оговаривается, что всех перечислить просто невозможно.

Сам Эдуард Иванович начинал свою карьеру со срочной службы в столичной пожарной охране больше тридцати лет назад. Прошел путь от начальника караула до руководителя «Службы «01» Москвы. А в отряд пришел с должности заместителя начальника Управления службы пожаротушения Центрального административного округа в 2010 году — через год после того, как ПСО-207 впервые заступил на дежурство. Опыта Бондаренко не занимать — и как «тушиле», и как руководителю. Это подтверждает его давний соратник Р.Х. Юнисов, возглавляющий территориальную группировку ПСО, об этом же свидетельствуют и награды Бондаренко — две медали «За отвагу на пожаре», медаль «За спасение погибавших».

Надо ли говорить, что для своих подчиненных начальник отряда — непререкаемый авторитет. Руководить коллективом ему помогают заместители — Николай Дмитриевич Мусатов и Федаи Саубанович Гаскаров. Тоже люди с большим жизненным и профессиональным опытом. Первый отвечает за пожаротушение, второй — за аварийно-спасательные работы.

Многое могут специалисты отряда. Тушить пожары на любом этаже небоскреба и эвакуировать оттуда пострадавших, оказывать им медицинскую помощь. Отыскивать людей в завалах с помощью собак. Спасать терпящих бедствие на воде. С максимальной оперативностью прибывать на ДТП…

Такая многофункциональность, разумеется, невозможна без соответствующего технического оснащения. О технике Эдуард Иванович может рассказывать долго и увлеченно, а по гаражу ходит с видом заправского экскурсовода. Видно, что он не просто знает, на что способен каждый механизм, но и стопроцентно уверен в его надежности. И уверенность эта распространяется на все технические средства, начиная с машины для сушки рукавов германской фирмы «Циглер» и заканчивая автомобилем контейнерного типа, предназначенного для тушения пожаров в небоскребах.

Умная техника в умелых руках может творить чудеса — к такому выводу приходишь в ходе экскурсии по гаражу. Вот, к примеру, тот же автомобиль контейнерного типа. В зависимости от ситуации на нем можно вывозить один из трех контейнеров. В первом — база ГДЗС, во втором — способный «продавить» десятки задымленных этажей мощнейший вентилятор-дымосос с четырьмя собратьями поменьше и третий контейнер — с десятью мобильными мини-отсеками, каждый из которых включает «джентльменский» набор пожарного — рукава, ствол, мотопомпу. Это оборудование позволяет ликвидировать пожар даже в стоэтажном небоскребе, подавая ствольщикам воду на высоту вперекачку.

Настоящим испытанием для личного состава отряда и для техники стал недавний пожар на строительной площадке 67 этажа башни «Восток» — одного из корпусов небоскреба «Федерация». При отсутствии воды во внутреннем водопроводе здания требовалось обеспечить работу стволов на высоте 240 метров. И с такой задачей бойцы справились, перекачивая воду мотопомпами с одного уровня на другой.

А вот «гибрид», состоящий из автоцистерны и 30-метрового коленчатого подъемника. Эту машину можно эффективно применять не только при тушении пожара, но и для спасательных работ на воде: люлька подъемника может опускаться вниз, например, с набережной в реку. В комплекте вывозится и прицеп с надувной лодкой.

С наступлением летнего сезона в боевой расчет дежурной смены вводятся два мотоцикла БМВ. Они предназначены для выезда на ДТП. Пробки на дорогах такой технике не страшны. На одном мотоцикле в специальных кофрах вывозятся средства пожаротушения и аварийно-спасательный инструмент, на другом — комплект для оказания экстренной медицинской помощи. За прошлый год спасатели-мотоциклисты записали на свой счет пять спасенных жизней.

Телескопический подъемник с 90-метровой стрелой сегодня уникальным уже не назовешь — в одном из отрядов пожарно-спасательного центра есть и «монстр» с высотой подъема более ста метров. Но когда приходится иметь дело с объектами, уходящими в небо на головокружительную отметку, высота подъема наземных механизмов уже утрачивает свое былое значение.

— Состязаться с архитекторами мы не можем, да и не в том наша задача, — говорит Бондаренко. — Должны максимально использоваться внутренние возможности противопожарной защиты здания. А наша техника позволяет в случае необходимости продублировать системы пожаротушения или жизнеобеспечения объекта, грамотно провести эвакуацию. На недавних учениях мы, например, не задействуя внутренний водопровод, сумели подать воду на 72-й этаж.

Успех эвакуации в немалой степени зависит и от подготовленности самих обитателей небоскреба. Люди должны четко знать, как себя вести и что предпринять при объявлении тревоги. И не просто знать, а обладать определенными навыками. Именно поэтому отряд и занимается профилактикой — практикует разъяснительные беседы с администрацией, регулярно проводит пожарно-тактические учения на объектах. Этой же цели служат и участие отряда в детских противопожарных мероприятиях, ознакомительные экскурсии школьников в подразделении.

Но все же основа основ — всесторонняя профессиональная подготовка самих пожарных-спасателей.

Эдуард Иванович с удовольствием показывает учебно-тренировочную базу отряда. В крытом манеже со стандартной учебной башней привлекает внимание скалодром, имитирующий горный утес.

— Обратите внимание, — говорит Бондаренко, — скала не просто отвесная, а с отрицательным углом, как бы нависающая над альпинистом. Здесь на высоте четвертого этажа личный состав отрабатывает элементарные навыки, а настоящую проверку высотой люди проходят во время учений на небоскребах.

На одной из стен манежа спасатели монтируют какое-то крепежное устройство. Как выяснилось, это готовится еще один тренажер. Через весь манеж на высоте будет натянута веревка, на которой будут отрабатываться навыки транспортировки пострадавшего через водную преграду или с этажа высотного здания.

Над совершенствованием снарядов и тренажеров в отряде думают постоянно, что вполне оправданно сложностью охраняемых объектов. Но не только этим. У начальника отряда тут своя теория.

— Подготовленный спасатель и себя сохранить сумеет, — рассуждает Эдуард Иванович. — А ведь это совершенно необходимое условие для спасения других. Если ты себя не в состоянии сберечь, как на тебя может надеяться пострадавший?

Вот, к примеру, затонуло судно. Сотни людей в воде. У тебя всего лишь одна резиновая лодка, и ты, не задумываясь, устремляешься в эту толчею, охваченную паникой. Через минуту сотни рук пустят тебя на дно вместе с лодкой. Получается: и сам погиб, и людей не спас. Тут важно выбрать правильную тактику…

Действия личного состава на учениях тщательно анализируются. И не только на учениях, но и на ликвидации последствий реальных ЧС. Отснятый видеоматериал прокручивается на мониторе, установленном в помещении гаража перед утренним разводом. Людей учат и на своих, и на чужих ошибках.

— У нас нет такой привилегии — не выполнить поставленную задачу, — говорит начальник отряда. — Мы обязаны прийти на помощь людям в любой ситуации. Этим мы и руководствуемся при подготовке личного состава.

И если судить по предыдущим высказываниям Бондаренко, такой девиз коллектив отряда исповедует не только в ходе тренировок, но и в повседневной жизни.

Ключевые слова: Пожары, Сотрудник МЧС

Флагман пожарной науки

В одном из номеров журнала «Пожарное дело» за 1916 год был опубликован доклад председателя правления Казанского городского взаимного страхового общества С.М. Вишневского «Об учреждении противопожарного института»: «Резолюция съезда: необходимо создать новое учреждение научного характера, которое...» Речь шла о работе VII съезда ИРПО в г. Петрограде. Однако реализации этого начинания помешали известные исторические события.

Только спустя 18 лет, когда страна развернула строительство новой экономики, снова возникла необходимость в создании специального учреждения для проведения научно-исследовательских работ в области пожарной безопасности.

В 1934 году при научно-техническом комитете Центрального пожарного отдела была организована научно-исследовательская лаборатория, которая расположилась сначала в столичных Хамовниках, а затем была переведена в Балашихинскую зону отдыха.

Это был неоднозначно ныне вспоминаемый, но бесспорно предельно отмобилизованный предвоенный период. 5 июля 1937 года постановлением Совнаркома «Об усилении научно-исследовательских работ по изысканию средств борьбы с зажигательными веществами» (подготовка к войне шла по всем направлениям!) был создан Центральный научно-исследовательский институт противопожарной обороны (ЦНИИПО НКВД СССР).

В довоенный период институт занимался, прежде всего, созданием новых средств и способов тушения пожаров. Исследовательские работы по применению воздушно-механической пены получили крупномасштабный характер: уже в 1938–1940 гг. были проведены огневые опыты по тушению пожаров нефтепродуктов в резервуарах.

Разрабатывалась специальная одежда для пожарных, предохраняющая от воздействия температуры.

В этот период уже были заложены основы целого направления в области проектирования стационарных автоматических установок и систем пожаротушения.

Наука помогает побеждать

С первых дней войны перед учеными института была поставлена задача — разработать новые зажигательные средства, а также способы борьбы с аналогичными средствами бомбардировочной авиации противника, и обучить этим способам население.

За короткое время были созданы подрывные устройства: взрыватели замедленного и мгновенного действия, гранаты - бутылки с зажигательной смесью и другие изделия.

В целях повышения пожарной безопасности истребителей было разработано трудновоспламеняемое покрытие, наносимое на обшивку фюзеляжа самолета, что значительно увеличило его защиту от воздействия зажигательных пуль. Одновременно с решением этой проблемы в короткие сроки была освоена технология производства огнезащитной фанеры для авиационной промышленности.

Для повышения огнестойкости конструкций танков, понтонов, лодок, мостовых сооружений, технических тканей и материалов были созданы новые рецептуры огнезащитных составов. В 1941–1943 гг. проводились интенсивные исследования по разработке рецептур пенообразователей и изысканию новых видов недефицитного сырья для их производства.

Важным научным направлением в деятельности института была разработка системы углекислотного тушения пожаров на самолетах. За короткое время были разработаны углекислотные огнетушители автоматического и ручного действия для тушения бензобаков, расположенных в крыльях самолета.

В первые годы войны на объектах оборонной промышленности отмечалось большое количество пожаров не только от взрывов авиабомб и артиллерийских снарядов, но и по различным техническим причинам.

Коллектив сотрудников института оперативно разработал автоматическую систему водозащиты ускоренного действия с использованием фотоэлектрического термоизвещателя, внедрение которой значительно снизило пожарную опасность на пороховых заводах.

За разработку и внедрение в период Великой Отечественной войны огнезащитных рецептур, а также аппаратуры пенных средств тушения Н.А.Стрельчук, Я.М. Розенфельд и Ю.А. Корнеев были удостоены Государственных премий. За успешное создание и внедрением аппаратуры углекислотного тушения Государственная премия была присуждена Н.А. Стрельчуку и Н.В. Шарову.

Под мирным небом

Большое развитие в послевоенное время получили изыскания в области профилактики пожаров в строительстве. Начало исследований огнестойкости строительных конструкций было положено проф. В.И. Мурашовым. Д.Н. Карельских, проф. Стрельчуком и А.И. Фоломиным. Под их руководством А.И. Милинским, B.C. Федоренко, В.А. Пчелинцевым, В.П. Бушевым и А.И. Яковлевым создается уникальная экспериментальная база и разрабатывается методика испытаний.

С конца 50-х годов коллективом отдела пожарной техники совместно с предприятиями страны начата работа по созданию нового поколения пожарных автомобилей на шасси «ЗИЛ» и «ГАЗ». К настоящему времени на предприятиях России при участии сотрудников ВНИИПО создано около 200 различных моделей пожарных автомобилей.

Фундаментальный вклад в разработку научных представлений о природе и закономерностях горения внесли такие известные ученые, как И.В. Рябов, М.Г. Годжелло, С.И. Таубкин, Н.И. Мантуров, А.Н. Баратов. Их научные труды имеют огромное значение и лежат в основе широко применяемых методик определения пожарной опасности веществ и материалов, создания новых средств и способов пожаротушения.

Увеличение числа перевозок морским транспортом, расширение фрахта судов потребовали проведения научных исследований, направленных на обеспечение пожарной безопасности пассажирских и грузовых судов. В 1966 г. в Ленинграде была создана специальная научно-исследовательская лаборатория, преобразованная в 1978 г. в Ленинградский филиал института.

Решая проблему тушения крупных нефтяных пожаров, сотрудники института О.М. Курбатский и Н.В. Исавнин разработали эффективный способ тушения нефтепродуктов в резервуарах путем подачи пены под слой горючего по эластичному рукаву.

Исследования предельных условий горения твердых материалов и их огнезащиты, проведенные М.Н. Колгановой и Ф.А. Левитес, позволили создать новый класс высокоэффективных огнезащитных покрытий, вспучивающихся под воздействием пожара.

Время ставит задачи

Катастрофический пожар 1977 года в гостинице «Россия» обусловил необходимость разработки устройств и приспособлений для экстренной эвакуации людей с верхних этажей горящих зданий. Специалистами института предложено большое количество инноваций в этом направлении.

Как обеспечить устойчивость зданий и сооружений в условиях применения оружия массового поражения, какая техника способна решать поставленные задачи в экстремальных условиях пораженной радиацией зоны, как обеспечить при этом безопасность людей? На решение этих вопросов была направлена деятельность отдела, которым руководили П.П. Девлишев, Н.П. Копылов и Г.М. Гроздов.

Существенные научные практические результаты получены в области противопожарной защиты производства твердых ракетных топлив, взрывчатых веществ, пиротехнических и других специальных составов.

Целенаправленные работы по этой проблеме велись в институте с 1963 г. Основателями направления стали А.А. Родэ и А.И. Веселов, которые впервые теоретически обосновали и практически осуществили тушение зарядов твердых ракетных топлив в условиях производства ракет.

В связи с развитием отраслей, выпускающих медицинские барокамеры, космические аппараты, подводные лодки и т. д., в институте начало развиваться новое направление — пожарная безопасность изделий с кислородообогащенной средой. Основной вклад в его развитие внес отдел, возглавляемый В.А. Третьяковым и В.М. Николаевым.

Постановлением правительства (1962 г.) во Всесоюзном научно-исследовательском институте противопожарной обороны МВД СССР (так стал именоваться институт с 1969 года) создано специальное конструкторское бюро (СКБ) для разработки технических средств охраны объектов различного назначения, которое обеспечило развитие в короткие сроки новых средств охранно-пожарной сигнализации.

Институт проводил и проводит ряд уникальных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ для различных отраслей и объектов народного хозяйства и военно-промышленного комплекса, в том числе:

•  ракетно-космической отрасли (ракетный комплекс «Тополь-М», орбитальная станция «Мир», Международная космическая станция, ракетный комплекс «Буран-Энергия»);

•  объектов хранения и уничтожения химического оружия;

•  атомных электростанций;

•  объектов нефтегазового комплекса (морские нефтедобывающие платформы, объекты Каспийского трубопроводного консорциума, газопровода «Голубой поток», Западно-Сибирского нефтегазового комплекса и т. д.);

•  подземных сооружений (в том числе тоннельных объектов 3-го транспортного кольца г. Москвы);

•  Останкинской телебашни.

Большая группа сотрудников во главе с тогдашним начальником института Д.И. Юрченко участвовала в ликвидации последствий Чернобыльской трагедии.

За успешное решение научных проблем пожарной безопасности в 1987 г. институт был награжден орденом «Знак Почета».

Институт способствовал становлению пожарной науки на территории бывших союзных республик. Именно на основе периферийных подразделений ВНИИПО в Киеве, Харькове, Алма-Ате после 1991 года возникли соответствующие научные учреждения.

В рядах МЧС России

Новый период развития института наступил, когда во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 9 ноября 2001 г. № 1309 «О совершенствовании государственного управления в области пожарной безопасности» ВНИИПО МВД России был переподчинен МЧС Российской Федерации.

Сфера научно-исследовательской деятельности стала намного шире. Специалисты института подключились к решению проблем, стоящих перед ГИМС. А в 2011 году руководство ведомства возложило на ВНИИПО задачу научно-методического обеспечения горноспасательных работ. Для этого в структуру института был введен соответствующий отдел и начато формирование Новокузнецкого филиала.

В том же году была утверждена Концепция развития института до 2025 года как центра новых технологий и инноваций в системе МЧС России. Ее стратегическая цель — формирование научно-инновационного объединения, обеспечивающего лидерство в области разработки пожарно-технической продукции и новых научных знаний в области пожарной безопасности.

В связи с этим, в частности, специалисты института приступили к осуществлению государственного учета результатов интеллектуальной деятельности, полученных в интересах МЧС России.

На поверке — роботы

Одно из активно развивающихся современных направлений деятельности — создание и совершенствование робототехнических комплексов для выполнения операций по ликвидации пожаров и других ЧС, включая работы на воде, под водой и в воздухе.

Сотрудникам робототехнического подразделения зачастую в условиях реальных чрезвычайных ситуаций приходится проверять правильность заложенных технических решений. Так это было, например, при ликвидации недавних пожаров на военных арсеналах Министерства обороны, что потребовало высокой степени организованности, профессионализма и, без преувеличения,

личного мужества. Участники ликвидации этих ЧС отмечены государственными наградами.

Центр инноваций

На базе ВНИИПО, который с 2011 года возглавляет В.И. Климкин, ежегодно проводятся Дни инноваций, ставшие крупнейшим смотром достижений и результатов НИОКР, выполняемых по заданию МЧС России. Здесь получают путевку в жизнь наиболее достойные образцы пожарно-спасательной техники различных организаций-производителей.

Получила новое развитие экспериментальная база института: построен многофункциональный учебно-испытательный корпус роботизированных систем, реконструированы существующие лабораторные корпуса и испытательные стенды, цеха опытного производства.

В настоящее время ФГБУ ВНИИПО МЧС России является одним из крупнейших в мире центров научной разработки проблем пожарной безопасности. При ВНИИПО действуют научно-технический совет, диссертационный совет, адъюнктура, докторантура по специальности 05.26.03 «Пожарная и промышленная безопасность».

В институте функционирует учебный центр, предназначенный для повышения квалификации личного состава пожарной охраны, работников предприятий (организаций), выполняющих работы (оказывающих услуги) в области пожарной безопасности.

Сформирована постоянно действующая выставка образцов пожарной техники и средств противопожарной защиты.

Музей истории института является победителем смотра-конкурса среди профильных подразделений МЧС России.

Ключевые слова: Журналист, Наука и техника

Виктор Климкин: «Мы с обоснованным оптимизмом смотрим в будущее!»

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Всероссийский  ордена «Знак Почета» научно-исследовательский институт  противопожарной обороны» создан 5 июля 1937 года и является головным пожарно-техническим научно-исследовательским учреждением в Российской Федерации, подразделением федеральной противопожарной службы центрального подчинения МЧС России, одним из крупнейших в мире центров научных исследований проблем пожарной безопасности.

За годы своего существования институт сделал огромный вклад в дело борьбы с пожарами и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. Тысячи жизней были спасены за этот период благодаря деятельности института на ниве разработки и создания средств пожарной безопасности.

Самым главным нашим активом являются сотрудники и работники института — высококвалифицированные научные кадры, обладающие высоким профессионализмом и самоотверженно служащие Родине, они каждодневно вносят свой значительный вклад в развитие науки в области пожарной безопасности, помогают институту идти намеченным курсом, строить далеко идущие планы и занимать ведущие позиции.

Сегодня в институте проводятся фундаментальные и прикладные научные исследования и опытно-конструкторские работы, направленные в целом на решение научно-технических проблем пожарной безопасности.

Дальнейшее развитие ВНИИПО будет заключаться в повышении эффективности научно-технической и инновационной деятельности коллектива в решении проблем защиты населения и территории от ЧС, обеспечения пожарной безопасности.

Наша стратегическая цель: формирование научно-инновационного центра современных технологий и инноваций в МЧС России, обеспечивающего лидерство в сфере разработки пожарно-технической продукции и новых научных знаний в области пожарной безопасности, вхождение в число ведущих мировых научно-интеллектуальных центров.

Мы с вполне обоснованным оптимизмом смотрим в будущее и надеемся, что при тесном взаимодействии с другими службами и подразделениями министерства институт будет и впредь с честью выполнять возложенные на него задачи.

СЭУ ФПС: проблемы качественного роста

С созданием на базе испытательных пожарных лабораторий судебно-экспертных учреждений появилась судебно-экспертная система ФПС. Обозначился и целый ряд вопросов в ее деятельности, скорейшее решение которых будет способствовать росту качества осуществляемых работ.

Основной вопрос, решение которого давно назрело, связан с научно-методическим обоснованием причины пожара. Федеральный закон требует, чтобы эксперт в своем заключении указывал методику, которую он применил для доказательства. Однако в настоящее время в судебной пожарно-технической экспертизе таких методик практически нет. Но есть рекомендации, методические указания, практические наработки, есть даже и СЭУ, которые могут по этому направлению проводить научно-исследовательские работы.

При этом следует отметить, что наша судебно-экспертная система качественно отличается от других экспертных служб аналогичного профиля, прежде всего благодаря разработкам головного экспертного подразделения «Исследовательский центр экспертизы пожаров» (ИЦЭП) в Санкт-Петербургском филиале ФГБУ ВНИИПО МЧС России.

Тем не менее возникает дальнейшая необходимость обобщения этих материалов, обсуждения с практикующими экспертами возможностей их применения при судебных экспертизах, а также согласования с профильными экспертными службами других ведомств и, наконец, утверждения с целью придания им статуса методики.

Время идет, а в этом направлении практически ничего не делается. Научно-исследовательская деятельность не целенаправленна, а темы, которые планируются при научно-технической деятельности судебно-экспертных учреждений ФПС для совершенствования методологии установления причины пожаров, в абсолютном своем большинстве не имеют актуальности и практической ценности.

СЭУ же в этом плане разобщены, их специализация забыта. Центральная и региональные экспертные квалификационные комиссии, по причине большой загруженности материалами по допускам, результативно повлиять на эту ситуацию не могут. Во многом решению данного вопроса способствовало бы создание  постоянно действующего ведомственного совета, или же возобновления работы межведомственного совета по судебной пожарно-технической экспертизе.

Прошедший год, как и начало нынешнего, были связаны с реорганизацией деятельности СЭУ. В частности, придание такого статуса, как федеральное государственное бюджетное учреждение (ФГБУ), вносит серьезные коррективы в их деятельность и, прежде всего, в работу их руководителей. Помимо целей и видов деятельности, установленных в уставных документах, очевидной, хоть и «не прописанной» там целью становится для каждого учреждения задача, связанная с «зарабатыванием денег».

Однако далеко не все СЭУ за предыдущий период деятельности приобрели необходимый опыт. К сожалению, в этом вопросе отсутствует еще и единая политика, и фактически каждое СЭУ исходит лишь из собственных возможностей и специфики территории. По этой причине спектр услуг, предоставляемых СЭУ разнообразен, а вот цены за одинаковые услуги в них значительно и необоснованно различаются.

В связи с быстрым переходом в новое качество деятельности, актуальным становится вопрос законодательного обоснования услуги и, в частности того, прописана ли та или иная услуга в уставе учреждения и соответствует ли она целям, ради которых учреждение было создано. В связи с этим представляется уместным напомнить, что в соответствии с п. 2.2. Устава, СЭУ создается прежде всего «в целях обеспечения полномочий должностных лиц органов государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы, а также повышения эффективности деятельности при расследовании преступлений и правонарушений, связанных с пожарами». Поэтому и возникает вопрос: «А может ли СЭУ еще и заниматься сертификацией или другими работами в рамках оказания услуги, не отвечающей вышеотмеченной цели?»

Ответ достаточно очевиден. В любом случае, услуга и ее выполнение не должны противоречить или же производиться в ущерб основной деятельности. Но, к сожалению, до настоящего времени такого перечня услуг для СЭУ нет, и как уже отмечено, по-прежнему отсутствует четкая политика в вопросах ценообразования и порядка платы за услуги. Так, в уставах СЭУ в п.2.7. прописано, что  «приносящая доход деятельность осуществляется по ценам, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации и в порядке, установленном МЧС России».

Это только на первый взгляд указанная трактовка кажется нам формальной и декларативной. Однако в ней скрыты серьезные вопросы, на которые хотелось бы получить компетентные ответы. Например, кто (если учесть, что в СЭУ отсутствуют квалифицированные финансисты и экономисты) определит стоимость услуги в соответствии с Порядком определения платы для физических и юридических лиц за услуги, относящиеся к основным видам деятельности федерального бюджетного учреждения, утвержденного Приказом МЧС России № 484 от 30.09.2010 г.?

Вопрос стоимости судебных экспертиз также пока не разрешен. Согласно уставам, в СЭУ бесплатно производятся судебные экспертизы по делам, производство по которым отнесено к компетенции органов ГПН ФСП. В иных случаях они проводятся по договорам на возмездной основе. Если следовать данной трактовке, то процесс назначения и производства судебной экспертизы, помимо постановления или определения о назначении ее, должен преду сматривать конкретный договор, а также порядок определения стоимости и оплаты. Однако нынешнее процессуальное законодательство не предусматривает какой-либо договоренности между участниками процесса и экспертом. Все права и обязанности сторон устанавливаются законом и определением суда, и любое отклонение от них будет либо процессуальным нарушением, либо бессмысленным действием с точки зрения права.

Неясно и то, из чего же именно нужно исходить при определении стоимости экспертизы. Хорошо, если вопрос о стоимости экспертизы заранее оговорен, определен порядок оплаты, и это указано в определении суда или в постановлении следователя. Но в абсолютном большинстве случаев этого не происходит. В определении суда или постановлении следователя бывает указана лишь сторона, на которую возлагается обязанность по оплате стоимости экспертизы, цена же экспертизы при этом не указывается. И на практике эксперт сам определяет стоимость проведения экспертизы, а финансовая часть выставляет счет.

Но как поступать в случае отказа стороны по какой-либо причине оплатить экспертизу, или ее несогласии с ценой? Тогда данный вопрос находится уже в компетенции гражданского права. В частности, ГПК РФ в новой редакции п. 2. ст. 85 указывает, что в этом случае для рассмотрения вопроса об оплате экспертизы, вместе с заключением эксперта суду необходимо предоставить заявление о понесенных расходах и приложить документы, подтверждающие их. Вот и получается, что стоимость экспертизы, произведенной в государственном судебном учреждении, определяет или должен определять суд, и только он принимает окончательное решение по оплате ее. При этом полагать, что данный вид деятельности может приносить прибыль оснований нет, т. к. прибыль в данном случае не предусмотрена.

Следующий вопрос, который возник в практической деятельности СЭЦ ФПС по г. Москве. Думаю, что он возникнет и в других СЭУ. Так, штатным перечнем и штатным расписанием в СЭЦ не предусмотрены должности экспертов. Судебные экспертизы в данном случае выполняют сотрудники, получившие допуск на право самостоятельного производства экспертизы в качестве государственного эксперта. Однако в их должностных инструкциях этот вид деятельности не является основным или совсем не прописан. Может ли в этом случае сотрудник отказаться от проведения экспертизы или просить у руководства исполнить эту экспертизу в нерабочее время с соответствующей оплатой, например в рамках гражданско-правового договора?

Вопрос оплаты судебных экспертиз по гражданским делам также может решаться через территориальные судебные департаменты. Это значительно упростило бы решение вопросов по определению цены и оплаты экспертизы. Однако данная возможность пока недостаточно изучена и на практике применяется крайне редко.

Очень сложно в уставных документах учесть все особенности будущей деятельности учреждения, однако трактовка положений должна быть понятна и не вызывать вопросы, на которые невозможно получить ответ. А таких вопросов по уставам СЭУ, как мы видим, возникает достаточно большое количество.

Поэтому в целях упорядочения работ по оказанию услуг, относящихся к основным видам деятельности СЭУ, учредителем логично было бы разработать и утвердить единый перечень этих услуг и их тарифы.

В связи с тем, что учредителем каждого ФГБУ СЭУ является МЧС России, то возникает закономерный вопрос о статусе его руководителя. Ведь в соответствии с уставом, бюджетные учреждения получают больше самостоятельности, но вместе с тем значительно возрастает и ответственность их руководителей. Естественно, что возникает ряд вопросов.

Что в стимулирующем его деятельность плане предусматривается в отношении руководителя бюджетного учреждения?

Кто и каким образом будет решать вопрос о премировании руководителя из средств, полученных от осуществления приносящей доход деятельности?

Будет ли заключаться договор между учредителем и руководителем бюджетного учреждения, как это предусмотрено п. 27 ст. 30 Федерального закона № 83-ФЗ?

И на все эти вопросы до настоящего времени ответов нет.