Все наши специалисты – это люди, которые имеют огромный опыт работы в экстренной медицине. И вот это сочетание медицинского профессионализма и спасательных технологий дает нам возможность делать то, что не могут делать другие

Игорь Якиревич
Главный врач отряда Центроспас

Государственный центральный аэромобильный спасательный отряд МЧС России, больше известный как отряд Центроспас, давно заслужил признание среди поисково-спасательных подразделений стран всего мира. Отряд имеет уже 23-летнюю историю, и за эти годы из узкоспециализированного подразделения в 60 человек на 5 служб превратился в основу основ спасательного дела, охватил почти все направления деятельности МЧС России. Отряд насчитывает сегодня в своем составе более 600 сотрудников, каждый из которых освоил от 6 до 15 профессий. Отличает отряд Центроспас разработка, освоение и внедрение новых технологий в практику поисково-спасательных операций. Одним из относительно недавно реализованных проектов является служба аэромобильного госпиталя. О нем и ряде особенностей экстренной медицины нам рассказал обладатель звания «Лучший врач МЧС России», главный врач отряда Центроспас Игорь Якиревич.

- Игорь Абрамович, расскажите, как строится работа медицинской службы отряда?

- В отряде Центроспас 5 дежурных смен, и у каждой свой доктор. Доктор – это вообще не просто доктор. Это врач и для пострадавших, и для всей группы, и для детей и жен спасателей, и для их близких. Даже семейный доктор – это мало сказано, здесь гораздо шире это понятие.

Медицинское подразделение состоит из врачей смен, госпитальных врачей и врачей, которые летают на санитарную эвакуацию. Врачи смен – это те люди, которые смены никогда не сдают: знания о здоровье спасателей, их семей, накопленные годами, не дают этого сделать. Это и психологи, и медики, и еще много-много кого в одном лице, По вопросам, которые возникают в жизни у спасателей, обращаются к доктору своей смены.

Сначала были просто врачи в сменах, потом стали наращивать силы, появилась служба медицинского сопровождения поисково-спасательных работ, присоединился госпиталь. Сейчас всё это составляет службу аэромобильного госпиталя и оказания помощи пострадавшим при чрезвычайных ситуациях.

- В чем состоит работа медицинских специалистов отряда?

- Задачи медиков отряда Центроспас – это сопровождение поисково-спасательных подразделений, обеспечение работы аэромобильного госпиталя, и уже 8 лет по поручению руководства МЧС России, мы - врачи и спасатели отряда Центроспас - развиваем технологию авиационно-медицинских модулей. Модули стали активно применяться, начиная с 2008 года, когда произошли трагедии в Египте и Израиле, а потом всем известный пожар в «Хромой лошади». И с тех пор это направление стало востребованным. Все типы самолетов авиации МЧС России обеспечены модулями, разработки корреспондировались во все региональные центры, мы ездили, обучали наших коллег. И на сегодняшний день во всех региональных центрах МЧС России существует эта технология на вертолетах. Везде есть возможность работать, помогать  людям, спасать жизни.

Медицинская служба отряда состоит из 85 человек. И помимо врачей у нас есть инженеры в службе. На ЧС всегда вылетаем вместе, чтобы грамотно развернуть и организовать работу медико-инженерного госпиталя на месте событий.  И за всеми системами жизнеобеспечения следят именно инженеры аэромобильного госпиталя. В нем есть всё: свет, душ с горячей водой, отделение реанимации, отделение хирургии, приемная, диагностика, опреснители и очистители воды.

- Спасатели не считают спасение жизни чем-то особенным, а что Вы, как врач, думаете по этому поводу?

- Вообще словосочетание «спасти жизнь» - это громкие слова. Для нас это работа такая. Она начинается для нас, врачей, когда мы приходим в отряд. Все наши специалисты – это люди, которые имеют огромный опыт работы в экстренной медицине. Это люди, которые отработали много лет в реанимациях, в экстренной хирургии, в экстренной травме. И вот это сочетание медицинского профессионализма и спасательских технологий дает возможность делать то, что не могут делать другие. Не потому, что другие не способны, а потому, что одни делают хорошо и классно свою работу, а мы чуть-чуть по-другому свою. И особенность нашей профессии – делать это в том месте, где необходимо в данный момент времени. И, собственно, результат – спасение и помощь.

Нам часто задают вопрос: «Что вы делаете, когда нет ЧС?». Вообще, это неправильный вопрос. Во-первых, хорошо, когда у нас нет работы – значит, у людей все в порядке. А во-вторых, все победы в воздухе куются на земле. И то, что при спасательных операциях ребята работают уверенно, слажено и по-настоящему оперативно, является результатом бесконечных тренировок, учебных сборов, колоссальных работ по обслуживанию оборудования, плюс работа в лечебных учреждениях – мы стараемся быть готовыми. Вот, что мы делаем, когда нет ЧС.

- Есть ли какие-то качества характера, которые отличают врачей медицины чрезвычайных ситуаций от врачей других направлений?

- Это штучный подбор. Но подбор людей с нормальными человеческими качествами. Единственное, пожалуй, нужно, чтобы они умели и хотели продолжать учиться, несмотря на свой богатый опыт. Конечно, врач должен быть терпелив и правильно восприимчив.

- Расскажите, об отличиях работы врача экстренной медицины от работы, скажем, в больнице?

- Основное отличие в том, что в больнице мы отработаем 8 часов или отпашем сутки и идем спокойно домой. А здесь 365 дней в году мы живем в режиме трехчасовой готовности для вылета на помощь в любую точку мира. Из одежды, как говорится, обязателен телефон, работающий круглосуточно. Кроме шуток, это для всех нас обязательное условие. В этом же режиме у нас работают и девушки.

И еще очень важен потенциал в работе. Конечно, мы работаем с людьми, которые имеют огромные навыки. И, казалось бы, должно происходить выгорание профессиональное, они уже всё могут – что для них еще интересного? Но нет, здесь, в отряде, каждый раз все по-новому. 

Еще важно развитое чувство ответственности не только в работе, но и в жизни вообще. Мы очень не любим, когда на собеседовании говорят, что-то вроде «я ни с кем не советуюсь по поводу выбора профессии, я взрослый человек, всё знаю и сам решаю, где работать». Это неправильно. Семья – это очень важно, ее мнение должно учитываться обязательно. Это ведь тоже своего рода ответственность. У нас же были потери, трагические случаи. Близкие тоже должны понимать и принимать Ваш выбор. И поэтому мы всегда спрашиваем, как родные относятся к отъездам, разъездам, командировкам. Мы ведь никогда не можем с уверенностью сказать, что вот, да, у меня выходной. Но мы обязательно звоним с ЧСов домой, все рассказываем, потому что Вашим коллегам все же иногда свойственно искажение действительности. Например, в том же Непале. Да, это – землетрясение, да – масштабное, но там ведутся работы, специалисты здоровы и чувствуют себя нормально.

- Вы 18 лет работаете в отряде Центроспас, а до этого 10 лет были врачом скорой помощи – есть с чем сравнить. Что можете сказать об особенностях работы в чрезвычайном министерстве?

- Работа в МЧС, конечно, нравится. Особенно сначала. Одни эмоции! Просто феерия какая-то! Потом, лет через десять, начинаешь смотреть на это уже по-другому, более осознанно что ли.  И дело не в усталости. Конечно, мы, как все люди, устаем, но эта усталость компенсируется интересом к самой работе, ее уникальностью. Вот знаете, что самое важное в нашей работе?

- Быть готовым морально?

- Да, быть готовым морально…к облому. Когда ты уже собрался на выезд, приехал в отряд – день сидишь, два сидишь, а потом раз – отбой и никто не едет. Потому что работа такая в чрезвычайном министерстве. Ситуация меняется за секунды. А что хорошего в нашей работе, знаете?

- Благодарность спасенных людей? Возвращение домой?

- Супер. Да, возращение домой живыми и здоровыми. Благодарность людей? Да нам она не нужна. Раз ты вернулся домой, значит, выполнил свою работу по-максимуму. Мы не сверхлюди, нам также свойственно элементарное чувство страха, инстинкт самосохранения. Если рядом с вами человек, который ничего не боится…ну, к такому человеку нельзя поворачиваться спиной. Это ненормально. Мы должны хотеть сохранить свою жизнь, чтобы спасти еще чью-то.

Яна Коробова