В ходе подготовки мы познакомились с большей частью спасательных отрядов, включенных в систему INSARAG, изучили их оснащение, опыт и что-то взяли на вооружение

Александр Кресан
Начальник СРПСО МЧС России

Сибирский региональный поисково-спасательный отряд МЧС России стал вторым отрядом в России и 47-м отрядом в мире, который прошел международную аттестацию по системе международного реагирования INSARAG. Как проходила аттестация и подготовка к ней, что из себя представляет СРПСО сегодня и какие задачи ставит на будущее, рассказал начальник отряда Александр Кресан.

- Александр Николаевич, аттестация позади... Трудно ли было к ней готовиться, ведь на это ушло три года?

- Три года активной подготовки и один год - организационный, когда еще принималось решение, какой из шести российских отрядов подготовить по стандартам INSARAG.

Подготовка началась с прибытия куратора Терье Скавдала к нам в отряд. Мы показали ему наше оборудование, показали, что умеем. После первой же демонстрации он положил перед нами лист проблемных вопросов, которые нужно было решать. Это были вопросы координации, управления, взаимодействия с иностранными отрядами, языковой барьер, оборудование и снаряжение.

Наш куратор каждый месяц проводил с нами селекторное совещание. Приезжал дважды в год. И после каждого его визита исходный список проблем постепенно уменьшался либо становился более детализированным.

- Языковую проблему удалось разрешить?

- У нас появился лингофонный класс. Занятия по языку велись каждый день, включая занятия и для тех, кто находился на дежурстве. Занимались языком все. Даже мне двойки ставили. Сейчас я на английском языке могу, по крайней мере, понять, что от меня хотят. В настоящее время в отряде, по меньшей мере, 25 человек свободно владеют английским языком. Остальные - на разном уровне.

- Снаряжение отряда в ходе подготовки было обновлено?

- У нас появились снаряжение и экипировка, которые мы увидели на вооружении спасательных отрядов в других странах. И сегодня, без лишней скромности, в нашем отряде оборудование и снаряжение одни из лучших в России. К снаряжению спасателей мы относимся очень требовательно. Положены наколенники или специальные очки - они должны быть. Вопрос безопасности самого спасателя - один из ключевых, поскольку пренебрежение этим требованием может привести к травмам, и спасатель не способен будет выполнить свою основную функцию.

- Аттестация длилась несколько дней, как она прошла?

- Когда мы увидели, что состав комиссии по-настоящему международный, то поняли, что к нам едут не ради галочки. А работают они так: включили секундомер и всё. Их ничего больше не волнует, и их нельзя отвлекать. При этом они могли в течение всего учения вводить изменения. А наши демонстрационные действия были максимально приближены к реальным.

В последний день аттестации у нас спросили: смогли бы мы свой лагерь экстренно эвакуировать? Такой задачи в листе заданий не было, но для нас это была не проблема. Вообще в проверочном листе больше 130 пунктов, каждый из которых отмечается одним из трёх цветов: красным, желтым, зеленым. Если появилась красная отметка, дальше проверку можно не делать. Это провал. Зеленый - все хорошо. Желтый значит, есть моменты, требующие проработки или более детальной оценки. Несмотря на то, что нам меняли в ходе аттестации сценарий учений, мы в итоге набрали по проверочному листу всего лишь пять желтых пунктов и ни одного красного. По словам комиссии, сибирский спасательный отряд стал первым, кто получил меньше десяти желтых оценок.

После нашей аттестации секретарь INSARAG Лунг Йеспер сказал, что в Голландии он будет делать отдельный доклад по работе нашего отряда, поскольку у нас тоже нашёлся опыт, интересный европейцам.

- По каким моментам получили желтую оценку?

- Например, был вопрос по работе с деревом для укрепления конструкций. У нас свой подход, у европейцев - свой подход, поскольку в Сибири лес другой, строения другие. Но здесь не было спора. Просто было предложено отработать различные варианты.

Должен сказать, что нам много помогали коллеги из Центроспаса, которые в этом году прошли уже переаттестацию. Мы вместе работали на ЧС, многих из них знаем, поэтому их "плечо" на первом этапе было очень важно.

- Вы вначале сказали, что из шести спасотрядов России выбрали для этой аттестации сибирский. Что повлияло на выбор?

- Сработал, конечно, географический фактор. Наш отряд находится в центре Евразии. Подход для нас в тихоокеанскую зону - самый минимальный по времени. Япония, Китай, Монголия, Казахстан находятся в зоне разлома, где возможны землетрясения. Да, на Дальнем Востоке России есть свой региональный поисково-спасательный отряд, однако, сам отряд, находясь в зоне возможного землетрясения, также подвержен этому риску и может пострадать от землетрясений.

- СРПСО состоит из территориальных и специальных подразделений, они все проходили аттестацию?

- Аттестацию проходил базовый отряд, находящийся в Красноярске, но мы представляли весь отряд, подразделения которого действительно находятся во всех регионах Сибирского федерального округа. Полностью проверялось оснащение всех подразделений отряда. Вживую на аттестации работала сводная группа, сформированная из подразделений всего Сибирского регионального поисково-спасательного отряда. В ходе аттестации мы показали кинологический расчет, авиационные модули для перевозки, свой госпиталь, взаимодействие с федеральным медико-биологическим агентством, которые с нами выполняли разные задачи. Все было максимально приближено к действительности. Аттестационная комиссия была впечатлена тем, что у отряда есть отдельное подразделение в Дудинке, способное полноценно работать при температуре минус 50 градусов, и для подразделения это является нормальным режимом.

- Дала ли подготовка к аттестации что-то новое отряду?

- Конечно. В ходе подготовки мы познакомились с большей частью спасательных отрядов, включенных в систему INSARAG, изучили их оснащение, опыт и что-то взяли на вооружение. Мы были в США, в Голландии, Швейцарии, Австрии и Польше. Часто замечалось, что подход к решению задачи по спасению у нас отличается от опыта других коллег. Благодаря швейцарским спасателям мы обновили наши средства технической разведки, позволяющие оценить необходимость проникновения в то или иное помещение и, по возможности, сэкономить время. Впрочем, наш опыт также пришелся иностранцам по вкусу. Они изучили наши наработки в промышленном альпинизме. В этой области у нас очень высокий класс. У них такого объема опыта не было.

- Можете ли выделить какой-то зарубежный отряд, входящий в группу INSARAG, который на вас произвел самое большое впечатление?

- Выделить какую-то одну страну, которая на нас произвела наибольшее впечатление, невозможно. Каждый зарубежный отряд отличается своими сильными и слабыми сторонами. Очень интересна немецкая команда. Это очень опытный отряд в системе INSARAG. У них оптимальный подход к разбору завалов. Они находят различные способы, чтобы с меньшими силами и за меньшее время выполнить работу, которую другие команды выполняют за то же время, но большими силами и дополнительным оборудованием. У немцев прекрасная инженерная мысль.

Или Китай. У них шикарный полигон, которому можно позавидовать, но работа китайских спасателей меня не впечатлила, хотя они профессионалы, и у них мы кое-что взяли. Например, подача команд свистком при разборе завалов, когда много шума от огромного скопления людей и техники. В то же время, когда работали мы, китайские коллеги записывали каждый наш шаг.

В Швейцарии полигон чуть хуже, чем в Китае, но техническая поддержка на высоте. У поляков хорошая кинологическая служба. В Катаре тоже шикарный полигон и опыт работы при температуре плюс 50 градусов. В этих условиях нашему отряду отработать будет труднее. У каждого иностранного отряда своя изюминка. Одна из наших изюминок - это полевой лагерь, который способен сам себя обеспечивать всем необходимым полностью в автономном режиме в течение семи дней. Даже с комфортом, поскольку в лагере есть и душевые, и сушилки. И этот лагерь умещается в двух грузовиках и одном прицепе. Нам лишь нужно будет закупать топливо, а также брать воду из ближайшего источника, и все.

- Имея аттестацию, СРПСО готов привлекаться к международной спасательной работе. До этого у отряда были совместные учения с зарубежными коллегами на их территории. А до аттестации СРПСО приходилось участвовать в работах на территории других стран?

- В 1996 году работали в Монголии, где вели водолазные работы на озере Шадзга-Нур, куда на глубину около 20 метров упала машина с шестью местными жителями. Людей, конечно, мы спасти уже не могли, но машину подняли со всеми, кто в ней находился.

- Можно ли сказать, что теперь у отряда универсальная подготовка?

- Наш отряд аттестован на все виды спасательных работ. За год мы в целом проводим до 1,5 тысяч работ - от простых бытовых до сложных глобальных.

- Изменится ли что-то в структуре, оснащении и финансировании отряда после прохождения аттестации?

- Понятно, что денег всегда хотелось бы больше. В условиях кризиса приходится порой перенаправлять финансы на решение неожиданно возникающих оперативных вопросов. Государство нам выделило отличные технику и снаряжение. Теперь важно только поддерживать все в надлежащем состоянии.

Что касается развития, то мы развиваем конные подразделения, поскольку не везде можно проехать даже на квадроцикле. В мире сейчас активно начали использовать беспилотники, поэтому мы создали свое подразделение беспилотных летательных аппаратов, которые должны помочь нам значительно сократить время в поисковой работе, когда дорога каждая минута. Возможно, в дальнейшем будет использоваться робототехника. Но, прежде чем что-то приобретать и использовать, мы сначала "ощупываем" новинку, чтобы понять ее ценность в нашей работе. Мы изучаем все новое, что может снизить любые риски и сократить время на поиск и спасение людей.

- Сегодня в СРПСО более 500 человек. Что представляет собой личный состав с профессиональной точки зрения?

- В отряде на сегодня 541 человек. Требования к личному составу отряда очень высокие. Почти все спасатели, прошедшие аттестацию INSARAG, имеют высшее образование. Но этого не достаточно. В настоящее время в отряде 13 спасателей международного класса, 132 спасателя 1-го класса, 89 - 2-го класса, 91 спасатель - 3-го класса. 101 спасатель - без классного разряда. Еще четыре человека проходят обучение. Всего 430 человек. Это, так сказать, "боевая" часть отряда. Оставшиеся входят в группу обеспечения, можно сказать, тыл отряда - ремонтники, бухгалтерия, водители, уборщики и другие.

Каждый спасатель 1-го класса должен иметь не менее семи рабочих специальностей, причем, подтвержденных документально. Ценятся такие профессии как водитель, стропальщик, газосварщик, промышленный альпинист, взрывотехник, строитель. Спасатель 2-го класса должен иметь не менее пяти специальностей. Спасатели 1-го и 2-го классов также должны иметь статус инструктора. Спасатель 3-го класса должен свободно владеть тремя профессиями. Спасатель международного класса обязан хорошо владеть языками. Но наши спасатели имеют очень широкую подготовку. У нас есть водолазное узкоспециальное подразделение в отряде, в котором числятся всего пять человек. А обучено работать под водой - более 80 человек. Из них 20 человек имеют допуск на глубину до 60 метров. В нашем пиротехническом подразделении всего четыре человека. Помимо них есть два взрывотехника и восемь команд с допуском для таких работ. То есть помимо членов специализированного подразделения какая-то часть личного состава отряда способна при необходимости усилить это подразделение, поскольку обладает нужными знаниями и навыками. Мы вообще приоритетным считаем развитие именно профессиональной подготовки каждого конкретного спасателя.

- Переаттестация через пять лет, уже начали готовиться?

- К переаттестации начали готовиться на следующий день после аттестации. Сразу же подготовили технику и снаряжение. Готовы к любой проверке уже сейчас. Конечно, остался целый ряд небольших вопросов после аттестации, которые уже начали планомерно решать.

- Какое подразделение СРПСО обычно самое загруженное?

- Сравнивать нельзя, поскольку у каждого из региональных подразделений отряда своя специфика. Базовый отряд, расположенный в Красноярске, прикрывает всю территорию СФО и даже за его пределами. Это как спецназ, который бросают туда, где труднее всего. Он прикрывает там, где не хватает сил и средств. Как можно сравнить с базовым отрядом, например, подразделение в Республики Алтай, которое находится в горном массиве. Бердская группа прикрывает Обское водохранилище. Отряд в Хакасии контролирует направление паводков и Саяно-Шушенскую ГЭС. Большая ответственность лежит на тувинском отряде. Если по каким-то причинам нарушено движение по единственной дороге, связывающей Туву с остальной Россией, то регион просто остается со своими проблемами один на один. То же самое и с остальными отрядами, каждая региональная группа находится на ключевом направлении. Сравнивать их работу совершенно некорректно.

- На что в этом году отряду пришлось приложить больше всего усилий?

- Как вы знаете, у нас круглогодичный и круглосуточный режим работы. Причем специфика региона такова, что если на севере еще идут паводки, то на юге уже во всю бушуют пожары. В этом году больше всего наших усилий пришлось на пожары и паводок на Дальнем Востоке. Через сутки, как аттестовались, уже отправили группу на Дальний Восток на работы по ликвидации паводка, который возник вследствие тайфуна.

Также из важных событий этого года - крушение Ил-76 с нашими коллегами. Наш отряд был первым, который добрался до места падения. Мы подготовили площадку для прибытия других спасателей.

Наш отряд находится в готовности 24 часа в сутки. Прямо сейчас у нас два КамАЗа и 50 человек готовы убыть куда угодно. Людей еще сдерживать надо. Они настроены на спасение. Каждый хочет максимум сил отдать, чтобы оказать помощь.

- Напоследок хочется вспомнить нашумевший случай в Ергаках. Тогда по одним данным, пострадавшего мужчину бросили его друзья, чтобы не терять авиабилеты до Москвы, а по другим данным - мужчина был один, а встреченная им группа не была с ним связана и, наоборот, довела его до озера Светлое и дала возможность позвонить по телефону. Где правда?

- Первую информацию о том, что этот парень пострадал, мы узнали от его матери. Когда нашли его, то он сразу рассказал, что с ним произошло. По его словам, которые были сказаны спасателям как на духу, эмоционально, он сообщил, что был вместе с группой, которая его после травмы оставила, поспешив на самолет до Москвы. Разумеется, спасателей потрясла эта история. Я уверен, что в тот момент молодой человек не лгал. Считаю, что люди, которые с ним были и спустились без него вниз, могли просто позвонить нам, объяснить ситуацию и позвать на помощь. Однако этого сделано не было. Они просто бросили человека в Ергаках. Расстояние до него было немалое. Только 2,5 часа спасатели добирались до пострадавшего, который был на озере Светлое, а затем пять часов спускали.

Изначально эта группа, в которой он был, не зарегистрировалась. И это самая первая ошибка. Вообще эта ситуация даже для меня из ряда вон выходящая, поскольку любой человек, попадая в дикую и сложную природу, отвечает не только за себя, но и за окружающих.

Денис Труфанов совместно с пресс-службой СРЦ МЧС России