Наша общая задача – уйти от формализма в работе

Владимир Кудрявцев
Председатель Центрального совета добровольного пожарного общества

За 125 лет своего существования Всероссийское добровольное пожарное общество переживало разные времена. Менялась страна, менялось отношение к добровольчеству, развивалась наука пожаротушения, появлялась новая техника, оборудование. Пожалуй, главное достижение ВДПО к настоящему времени – это общественное признание. В стране существует четкое понимание того, что без добровольцев пожарное дело существовать не может. Они – надежная опора для профессиональных огнеборцев. В этом убежден и председатель ВДПО Владимир Кудрявцев.

- Владимир Владимирович, что послужило предпосылкой к созданию добровольной пожарной охраны?

- Огонь всегда был жизненно необходим людям, но при этом, выйдя из-под контроля, представлял страшную опасность. Точкой отсчета некой противопожарной службы или ее прообраза следует считать тот момент, когда государство стало непосредственно заниматься организацией пожарного дела. В России это конец XV - начало XVI веков. Тогдашние города были почти полностью деревянными и жестоко страдали от регулярных пожаров. После пожара 1504 года, когда выгорела вся Москва, Великий князь Московский Иван III издал указ, положивший основу организации борьбы с огнем в Российском государстве.

Указ не просто устанавливал нормы пожарной безопасности, но и предусматривал наказания для нарушителей. Для контроля его выполнения выделялись служители, которые тщательно следили как за ремесленниками, использовавшими огонь в своих мастерских, так и за обычными горожанами. Надзор был очень строгим, за нарушения карали вплоть до смертной казни. Этим же указом впервые привлекли к тушению пожаров войска, на тот момент представлявшие собой наиболее организованную и дисциплинированную часть общества.

Указ Ивана III от 1504 года и стал той точкой отсчета, с которой отслеживается история пожарной охраны в нашей стране.

- У ВДПО тоже большая история, все-таки оно считается преемником Российского пожарного общества.

- Добровольная пожарная охрана и Всероссийское добровольное пожарное общество – это близкие, но не полностью тождественные понятия. Императорское пожарное общество (ИРПО) создавалось для того, чтобы объединить людей, которые занимаются пожарным делом. Люди, понимающие всю важность задач пожарной охраны, объединялись в дружины и команды, вступали в это общество, поддерживали его финансово. Причем это были самые разные слои общества. Тут были и великие князья, представлявшие дом Романовых, в частности, возглавлявший Общество с 1898 года великий князь Владимир Александрович и выдающиеся государственные деятели, такие как председатель Совета министров Петр Аркадьевич Столыпин, который входил в Совет ИРАО. Были художники, писатели, купечество, которые вносили большой финансовый вклад в содержание, поддержание и развитие Общества. Вот таким образом все развивалось.

Потом, уже в советский период, появляется добровольчество в том виде, в котором оно должно быть. А тогда Россия защищала себя хаотично, пожарные дружины и команды содержались за счет меценатов и купцов, которые хотели защитить себя от пожаров. Они строили пожарные депо, нанимали людей, на свои деньги закупали современную технику, в том числе за границей.

Пожалуй, самый яркий пример - это граф Шереметев и князь Львов, которые за свои деньги создавали команды, закупали технику, обучались сами пожарному делу, обучили своих людей, и без вмешательства государства, сами выезжали на пожары, спасали людей и их имущество. Князь Львов получил свою золотую каску в дар от селян, которые собрали по селам деньги и в благодарность за то, что он сделал для спасения людей, их имущества, поднесли этот дар.

- То есть состоять в таком обществе было престижно?

- Это было очень почетно. Подобная деятельность одобрялась наиболее прогрессивной частью общества, потому что все понимали ее важность. Тогда это очень поощрялось. Была продумана целая система наград, почетных знаков, которыми награждали за вклад в развитие пожарного дела. Очень много представителей высшего сословия этим занимались. Чрезвычайно большое внимание уделялось созданию и развитию ИРПО лично императором Николаем II. В 1912 году в Санкт-Петербурге, на Марсовом поле, состоялся смотр «потешных полков», который принимал сам император. Юные пожарные страны заняли на этом смотре первое место, а цесаревич Алексей, тогда же принявший боевую одежду пожарного, стал почетным участником этого процесса. Когда подобной деятельностью занимаются лучшие люди государства, высшие чины, это придает значимость и народ понимает, что это важно и необходимо. И тогда создается массовость.

На момент образования самого общества в Российской империи было больше 3 тыс. добровольных пожарных команд со своими уставами, техникой, финансированием. Все они защищали свои населенные пункты и старались каким-то образом облегчить судьбу людей, которые попали в беду. Строения были преимущественно деревянными, и поэтому пожаров было много, немало гибло людей, наносился колоссальный материальный ущерб. Поэтому создание общества было обусловлено тем, что выявилась необходимость вмешательства государства в этот процесс. Требовалось не только строительство и содержание пожарных депо, но и развитие отрасли в целом. То есть создание производств по изготовлению пожарных насосов, машин, средств защиты – всего того, чего не было.

На закупки пожарной техники тратились большие деньги, а для ее популяризации графом Шереметевым и князем Львовым была организована специальная пожарно-техническая выставка. Тогда же был создан журнал «Пожарное дело», который до сих пор издается и не утратил своей значимости, актуальности и необходимости. И эта деятельность не ограничивалась только столицами. Была создана передвижная выставка, исколесившая всю Россию. Она пропагандировала новые методы борьбы с пожарами, показывала технику и инструменты, предоставляла методики борьбы с пожарами.

- Когда Российская империя кончила свое существование, это как-то сказалось на развитии добровольного пожарного общества?

- Начался совершенно иной подход. Сказать, что советский период разрушил общество, было бы неправильно. Был начальный этап, общество императорское, возглавляемое прямым потомком Романовых. Высшее дворянское сословие присутствует в совете общества, руководит всем полицейское управление. Поэтому реакция была понятна – распустили Центральный совет в Петербурге. Шереметев эмигрирует, Львов тихо умирает в своей квартире на Моховой в Санкт-Петербурге в 1927 году. Но тысячи пожарных в добровольных командах продолжали работать во всех губерниях, уездах и волостях. Их никто никогда не разгонял. Они действовали, выполняли свою задачу. Не было только центрального органа.

17 апреля 1918 года подписывается декрет «Об организации государственных мер по борьбе с огнем». С этой даты отмечается создание советской пожарной охраны.

Советский период прошел для добровольной пожарной охраны очень достойно. В период Великой Отечественной войны 43 добровольца были удостоены звания Героя Советского Союза. Это люди, которые отказались от брони, предоставлявшейся пожарной охране, и ушли на фронт. Добровольцы совместно с комсомольским полком гражданской обороны, несмотря на самые страшные воздушные налеты, спасли Ленинград, отличились при тушении пожаров в Москве. Они уходили на фронт, воевали и при этом спасали людей, тушили пожары и тем славно продолжали свою службу.

Послевоенный период стал подлинным расцветом пожарной охраны, науки, техники, производства. Сама служба была как-то понята правильно. Появились специальные подразделения, мощная техника и многое другое, без чего невозможна современная пожарная охрана.

 

Вместе с МЧС России

- В сложные 90-е годы многие общественные организации прекратили свое существование. Наверняка трудно пришлось и ВДПО?

- Многие организации перестали существовать, потому что не смогли выжить чисто физически. Мы утратили в тот период немало техники и недвижимости, потеряли что-то из созданного в советские времена. Ведь тогда правительство выделяло большие деньги на создание специальных добровольческих центров в каждом субъекте. Закупалась или передавалась из МВД техника, которая сослужила свою службу, но была еще вполне пригодной. Существовала централизованная поддержка дружин и команд. И это приносило плоды: до 40% пожаров в сельской местности тогда ликвидировались добровольцами. Была стройная система, которая выполняла свою задачу. Она могла исчезнуть, но, к счастью, удалось сохранить общество.

- Как отразился на состоянии дел в ВДПО переход пожарной службы в МЧС?

- Начался системный подъем. Теперь мы точно знаем, куда идем, понимаем, что будет завтра. Министерство нас полностью поддерживает. Вместе составляем план деятельности, работаем над созданием нормативной базы, участвуем во всех общественных процессах. Совместно с МЧС мы делаем большое важное и нужное дело.

- Обучение добровольцев тоже идет совместно с МЧС?

- Безусловно! Без министерства это было бы просто невозможно! Я помню поручение по этому вопросу министра: во всех подразделениях пожарной охраны, в каждой пожарной части иметь учебный класс для подготовки добровольцев. Есть методики, программы, есть тренировочные полигоны, где готовятся профессиональные пожарные. Министр отдал приказ пользоваться этой базой для подготовки добровольных пожарных на безвозмездной основе. И это было сделано. До миллиона человек смогли пройти обучение!

 

Добровольцам нужна поддержка

- Поясните, что под собой подразумевает создающаяся ныне структура под названием Корпус добровольных пожарных сил.

- Многие думают, что это какая-то игра, условность, но это не так. В подтверждение скажу, что Президент РФ по предложению главы МЧС России вывел в резерв корпуса сил до 40 тыс. человек. Запланировано финансирование их деятельности, и как только оно начнется, будем размещать подразделения Корпуса по стране. Сегодня под руководством министерства мы занимаемся подготовкой этого процесса. Первые шаги уже сделаны - второй год подряд мы по гранту, который выделяет МЧС, закупаем оборудование и снаряжение для сельских населенных пунктов. К этому готовы муниципальные образования и субъекты федерации. Есть энтузиасты, которые займутся столь важным вопросом. В 2016 году нам удалось создать 100 добровольных пожарных дружин. Эффект был очень быстрый, мы получили массу откликов и благодарностей от селян, депутатов, от глав местного самоуправления, которые благодарили за эту работу. Более сотни населенных пунктов прикрыты от пожаров, кстати, за очень скромные деньги, но с высоким качеством.

Эта работа продолжается. Через Корпус сил мы должны закрыть всю территорию страны. Конечно, на это потребуется определенное время, ведь предстоит очень большая и сложная работа. Чтобы ее организовать, мало одного энтузиазма, нужна еще и поддержка, в том числе государственная. Поэтому при МЧС России создан специальный штаб, и мы в него входим. Сейчас определяется адресная программа этого года.

Наша общая задача – уйти от формализма в работе. Людей, которые в разное время написали заявление и хотят быть добровольцами, не менее 800 тыс. человек. Их необходимо организовать, обучить, застраховать, создать условия для несения службы. Это обязательные вещи, поскольку сама профессия имеет характер повышенного риска. Травматизма и гибели людей допустить нельзя, поэтому подходить к данному вопросу нужно по-государственному, что, собственно, и происходит. В Госдуме сейчас находится законопроект, которым вносятся изменения в 69-й, базовый закон о пожарной безопасности. Впервые нормативно будет прописано, что же такое Корпус пожарной охраны и кто в него входит. Законодательно будет разрешена и финансовая коллизия – будет ясно определено, чьи деньги расходуются на это важное дело.

Кстати, во всем мире сегодня делается ставка на добровольчество. В США до 45% территории прикрывается добровольными структурами. В Европе примерно то же самое. Даже города-миллионники содержат волонтерские пожарные дружины.

- Законодательно будет как-то закреплено положение российских добровольцев?

- В 100-ФЗ внесены изменения, суть которых сводится к тому, что добровольный пожарный – это тот человек, который несет службу и принимает участие в тушении пожаров в составе какой-либо дружины или команды. Он привязан к конкретному подразделению и фактически в нем работает.

Новый закон позволит добровольному пожарному нести службу наравне со всеми федеральными и объектовыми пожарными в одном подразделении. И это нормально. Ведь раньше же существовали смешанные подразделения пожарной охраны. Какую функцию доброволец будет выполнять, зависит от его подготовки и уровня профессионализма. Руководитель пожарного подразделения определит, кто из подчиненных ему добровольцев пойдет в огонь, кто будет заниматься спасательным делом, кто - оказывать первую медицинскую помощь, кто - поддерживать связь. А кто-то будет заниматься профилактикой – это тоже крайне важно и необходимо!

Главное, ради чего все это делается – защита от огня населенных пунктов. Пока задача до конца не решена по целому ряду причин. В первую очередь, из-за экономических. Есть населенные пункты, где жителей осталось так мало, что некому взять в руки огнетушитель. Допустим, в Псковской области примерно в 6 тысячах населенных пунктов нет жителей вообще! Они используются как дачные места.

 

Нужен общественный контроль

- Не секрет, что для пополнения своего бюджета ВДПО занимается договорными работами и оказанием услуг. Как с этим обстоят дела?

- Еще в советские времена была такая естественная монополия: государство помогало добровольному пожарному обществу строить производственные участки, зарядные станции и т.д., а ВДПО выполняло эти услуги для граждан и организаций.

Или другой пример. Системами автоматики в СССР занимались только всесоюзное объединение «Спецавтоматика», вневедомственная охрана и ВДПО. Наверное, это не очень хорошо, ведь в результате мы имеем однотипные системы, которые до сих пор пытаемся менять. Сегодня рынок более широко развернут в этом плане, в сфере оказания услуг занято огромное количество организаций. Проблема в другом. К величайшему сожалению, на рынке представлено огромное количество фальсификата и некачественных услуг. Когда цены на торгах падают, скажем, в три-четыре раза, о каком качестве может идти разговор? И это при том, что существуют ограничения в полномочиях Государственного пожарного надзора, ведь каждая проверка сейчас санкционируется прокуратурой. Но кто-то должен защищать права потребителей, так почему этим не может заниматься общественный контроль? Может вполне.

Совместно с МЧС мы разрабатываем общероссийский стандарт, который пропишет порядок приемки и оценки качества работ, выполняемых организациями. Делается это для того, чтобы любой гражданин или организация, которые заказали пожарную услугу, получили ее качественной и не выбрасывали деньги на ветер – из бюджета Российской Федерации или свои.

Нужен общественный контроль, и мы готовы его оказать. Сейчас занимаемся регистрацией центрального органа по сертификации именно в этой области, а к концу года планируем открыть такого рода центры по всей стране. Люди будут обращаться к нам и получат квалифицированную защиту от недобросовестных предпринимателей, которые наносят открытый вред. Ведь до чего дело дошло? Когда проводятся контрольные закупки, возникают постоянные скандалы: то огнетушители не срабатывают, то пожарные рукава рвутся, то система предупреждения сигнал о возгорании никуда не передает. Примеров масса. Время такое, к сожалению…

- Его еще называют рыночным…

- Но рынок должен быть цивилизованным! Если бы какая-нибудь недобросовестная организация попробовала выйти на рынок со своими некачественными изделиями, например, в Финляндии, то этой организации потом просто бы не существовало. Но у нас пока идет процесс, как мы считаем, становления рынка. Мы растем, но расти нужно все-таки под присмотром. Общественности хотя бы! Если в это не будет вмешиваться надзор, то общественность вполне способна разобраться с проблемой контроля качества самостоятельно. К примеру, возьмем директора школы. Он не должен разбираться в противопожарных системах. Он нанимает организацию, которая обслуживает эти системы, имеет лицензию, определенный статус. Подписывая акт принятых работ, он должен ей доверять априори - ведь ему неизвестно, как все это работает. Что получится, если должностное лицо, будь то директор школы, главврач медучреждения или заведующий детским садом, подпишет акт и примет некачественные услуги, перечислит за них государственные деньги? Во-первых, тем самым он подвергает опасности жизни персонал учреждения, во-вторых, его действия подпадают под уголовную ответственность. Ведь он поставил свою подпись и должен за нее отвечать.

- Кто может в этом вопросе разобраться?

- Только специалисты. Мы работаем над своего рода оценкой деловой репутации организаций. На Западе оказание такого рода услуг давно и широко распространено, и мы хотим, чтобы это было и у нас. Пытаемся убедить страховые компании вернуться к существовавшей ранее системе обязательного страхования от огня. В Российской империи, потом в Союзе это работало. Такое страхование служит эффективной защитой, в том числе населения. Сколько людей сегодня погибает при пожарах! Сколько уничтожается имущества! Все восстанавливается за счет субъектов Российской Федерации, выделенных из центра средств. Это огромные деньги.

Еще одна тема, которая уже несколько лет обсуждается, - это саморегулирование. Мы вносили предложение: давайте откажемся от лицензирования. Не нужно мучить предпринимателей на предмет покупки лицензии. Пусть рынок сам себя регулирует. Ушли же, к примеру, от лицензирования в сфере строительства, пришли к саморегулированию. Пусть не совсем удачным был в начале этот эксперимент, зато сегодня все работает, рынок устоялся. Есть с кого спросить.

- Тогда надзор надо ужесточать?

- Зачем? Не нужен он в этой ситуации! В развитых странах надзор минимизирован. В системе обязательного страхования должны работать специалисты, в том числе пожарно-технического профиля, которые высокопрофессионально оценят защиту вашего здания. И они будут содержаться не за государственный счет, а на средства предпринимателей и страховых компаний, благо соответствующий механизм наработан. Они будут предвзято относиться к тому, что страхуют, потому что рискуют своими деньгами. Они вправе потребовать выполнения обязательных условий по защите, чтобы сохранить свои деньги. Этот механизм будет работать, если государство издаст акты, которые не позволят функционировать объектам с массовым пребыванием людей без соответствующей степени страховки. Это и будет решением вопроса. И не надо туда ходить инспектору. Есть другие объекты, может быть, наиболее важные, где он должен работать.

Отмечу, что сейчас в рамках взаимодействия с министерством мы также активно занимаемся вопросами контроля качества работ. В этом году создали и зарегистрировали собственную систему сертификации пожарной безопасности. Вошли в комитет Госстандарта, который занимается оценкой деловой репутации организаций. Мы пытаемся влиять на качество выпускаемой продукции, восстановили свой завод в Тольятти, который поставляет конкурентоспособную и очень качественную продукцию. Осенью начнем производство пожарных рукавов в Подмосковье, в Крыму открываем цех по производству специальных материалов и составов по защите вентиляционных каналов. Практически весь спектр средств первичной пожарной безопасности будем изготавливать сами. Включая системы пожарной сигнализации, только сейчас сертифицировали производство в Санкт-Петербурге.

Совместно с одной из фирм Подмосковья разработали модуль-контейнер для хранения имущества, перевозимых средств пожаротушения, предназначенных для добровольцев.