Я восхищаюсь теми, кто спасает жизни людей. Низко им кланяюсь

Эвклид Кюрдзидис
Заслуженный артист России, актер театра и кино

Заслуженный артист России Эвклид Кюрдзидис признается: как бы он ни был занят, старается всегда откликнуться на предложение выступить перед сотрудниками МЧС, поскольку с большим уважением относится к их труду. Не мог не приехать он на несколько дней и на международный кинофорум «Золотой витязь», что проходит в Севастополе при поддержке МЧС России.

«Восхищаюсь спасателями»

- Чем вам импонирует этот фестиваль?

- Не в первый раз я здесь. С «Золотым Витязем» объездил немало городов. Кстати, благодаря этому познакомился со многими сотрудниками МЧС. Где бы мы ни были, нас везде поддерживает спасательное ведомство. Мы летали вашими самолетами. Я восхищаюсь теми, кто спасает жизни людей. Низко им кланяюсь. Искренне говорю: они должны получать максимальные зарплаты. Не многие способны пойти во время пожара внутрь здания, рисковать собой ,чтобы спасти чью-то жизнь. И потому, где бы я ни находился, и как бы ни был занят, если надо лететь с Николаем Петровичем Бурляевым, президентом кинофорума, с МЧС, я лечу.

Николай Бурляев– один из тех, кто не предает своих старинных друзей. Я вижу кинематографистов, которые с ним общаются с далеких советских времен. Это не только наши соотечественники, но и болгары, сербы, хорваты, поляки, греки. Он объединил этих людей в команду.

- Вы можете себя считать членом этой команды?

- Очень хотелось бы . Первое время после знакомства с Бурляевым я немного сторонился его, его категоричности в тех или иных вопросах. А потом открыл для себя совершенно другого человека. Меня трогают многие его качества.

- Вы принимаете его позицию не сниматься в современном кино?

- Я понимаю, как сложно опуститься с того высокого уровня советского кинематографа до сегодняшнего современного. С другой стороны, я не совсем согласен с этой позицией, потому что актерская профессия подразумевает нахождение в действии, мы должны выбирать хоть что-то из  того, что нам предлагают, чтобы быть в тонусе. Но есть те редкие актеры, которым это и не обязательно. У них истинные роли от истинных художников , которые нашему поколению и не снились. Отношения  к актеру и актерскому ремеслу очень и очень изменились.

Как прожить миллион жизней

- У вас много истинных ролей?

- За плечами уже более 70 фильмов, и почти за все картины мне не стыдно. Где-то я приобрел актерский опыт, где-то занимался исследовательством. Например, мечтал поработать с Алексеем Балабановым после того, как увидел снятый им «Замок» по Кафке. Вдруг узнаю, что он разыскивает меня для съемок фильма «Война». Он дал мне сценарий, чтобы я выбрал роль. Я прочитал и понял, что не вижу роли для себя. Честно ему об этом сказал. Он доверил мне роль чеченского чабана.

Назову также фильм Александра Стриженова «От 180 и выше». Мне очень нравится моя роль перевертыша - удивительный опыт для актера.

В фильме «Одесса-мама» Марка Горобца я сыграл одну из любимейших своих ролей – вора в законе. Это реальный персонаж. Он хотел быть артистом и приехал в 18-летнем возрасте из Грузии в Москву поступать в Щукинское училище. Ему сказали, что русский язык у него плохой и посоветовали отправиться обратно домой. Он бы уехал, но у него украли паспорт, деньги, в результате он стал тем, кем стал.

Понимаете, насколько интересна моя профессия? Она дает возможность прожить миллион жизней, окунуться в разные культуры, религии, характеры, темпераменты. Ведь наша жизнь такая короткая, быстро пролетает, а тут успеваешь побыть и врачом, и космонавтом, и вором в законе. Ни от одной своей роли я не отказываюсь и горжусь ими.

- Вы упомянули фильм «Война». В нем снимался Сергей Бодров-младший. Каким он вам запомнился?

- Сергей был героем нашего времени. Видимо, героям отводится свой отрезок времени, за который они успевают сделать много. Я с Сергеем познакомился на съемках и удивился его простоте, скромности. Когда мы снимали в горах, военные приезжали армиями встретиться с ним. А он стеснялся, ведь рядом работали Ингеборга Дапкунайте, Владимир Гостюхин. У него была бешеная популярность. И сейчас, гастролируя по стране, я встречаю на торцах огромных зданий нарисованные портреты Сергея.

Для души и тела

- Вы приехали на кинофорум в Севастополе, но мыслями вы уже на другом фестивале.

- Да, пытаюсь воплотить в жизнь свою мечту, создаю кинофестиваль в городах-курортах, где я вырос – Пятигорск, Кисловодск, Ессентуки, Железноводск. Давно хотел организовать кинофестиваль, на котором показывали бы лучшие фильмы, на который съезжались бы наши любимые артисты. 21 июля состоится церемония его открытия. Он будет называться «Хрустальный источникЪ». Во всём мире есть 14 целебных щелочных источников, но они разбросаны по разным местам нашей планеты. А в этих городах находятся сразу 14 щелочных источников. В городах-курортах Кавминвод на высочайшем уровне находится лечебно-восстановительная медицина. Мы соединили два понятия: «источник для тела» и «источник для души».

Это кинофестиваль популярного жанра, то есть народного. Туда войдут приключенческое кино, мелодрама, комедия, фэнтэзи, военная тематика. В самый пик курортного сезона будем бесплатно показывать кино на площадях в разных городах.

У нас будет самая длинная звездная дорожка – 555 метров. Ее развернут в Ессентуках на Интернациональной улице, которую на время переименуем в «Интернационально-фестивальную».

Есть фестивали, которые организуются с помощью министерств, правительства, а этот вырос из низов. За кинофестивалем не стоит желание заработать денег, не кроется моя попытка самоутвердиться. За последние десятилетия мы превратили все южные города в большой рынок. А мне хочется, чтобы там закипела культурная жизнь, чтобы  слава об этих курортах вернулась на былой уровень. Не могу сказать ,что там ничего в культурной среде не происходит : благодаря губернатору и правительству Ставропольского края, главам городов Кавминвод, проходит много фестивалей: молодежный, воздушных шаров, бардовской песни и т.д. Но кинофестиваля своего  нет .

- Побегать пришлось по кабинетам?

- Очень сильно, но я не жалею нисколько. Я хочу, чтобы фестиваль создал рабочие места, поднял зарплаты.

- Местные власти вас сразу поддержали?

- Они поначалу не поверили всей этой истории, потому что фестиваль рождался спонтанно, быстро и вдруг. Но в результате поняли, что затевается мероприятие высочайшего уровня. Я благодарю Валентину Ивановну Матвиенко, которая поддержала нашу идею. Поверил в нас и сенатор от региона Михаил Афанасов и теперь все помогают - от чиновников  федерального и местного уровней, бизнес-элиты до простых горожан. Благодарю каждого !

- Звезд ожидаете?

- Готовлю для них программу, чтобы им понравились города-курорты. Мы едем в Италии, Испании, Турции и прочее. Хотя и туда надо ездить, но не постоянно же. Знаете, у греков есть поговорка: преступление дважды возвращаться на одно и то же место, даже если оно шикарно. Надо все время открывать что-нибудь новое. Я хочу обмануть поговорку, и надеюсь, что звезды каждый год будут приезжать на фестиваль. В этот раз ожидаются Алла Демидова, Тамара Гвердцители, Лариса Гузеева, Светлана Немоляева, Александр и Екатерина Стриженовы, Наталья Варлей, Сергей Шакуров, Александр Михайлов, Константин Райкин, Дмитрий Певцов, Дмитрий Харатьян, Ольга Прокофьева, Нонна Гришаева, Юрий Стоянов и многие другие . Из Москвы поедет целый кинодесант - более 100 человек.

О друзьях

- Всех этих людей вы можете назвать своими друзьями?

- В большей степени.

- Что не любите в людях?

- Равнодушие и жадность. Жадный человек всегда равнодушен. Все остальное прощаю, вплоть до предательства. Мы все имеем право на ошибку, и можно простить предательство друга или любимой, потому что мы не знаем, что с человеком происходит на данном этапе его жизни. Больно? Но это же твой друг. Ты его сам выбрал. Если он так поступил, значит, надо набраться терпения, и он обязательно вернется к тебе, только другим, обновленным. И отношения будут еще более крепкими и теплыми.

- Вы легко сходитесь с другими?

- Свое недавнее 50-летие я отпраздновал в Доме кино. Были заняты все 1200 мест. Из них 300 -  моими друзьями. Люди приехали из разных стран на один день. Я был самым счастливым человеком. Всю жизнь рядом со мной находились люди разных национальностей и вероисповеданий. Я знаю только одно: человек бывает либо хорошим, либо плохим. Среднего не дано.

День рождения – это праздник друзей. Каждому гостю достался бокал дорогущего шампанского. Из-за границы его, а также 25-летний коньяк с моим автографом, привезли на автобусе. Все это я раздарил гостям. А еще у меня было условие: все приходят без подарков, потому что сложить 300 подарков в квартире просто невозможно.

О любви к Москве

- Квадратные метры не позволяют?

- Я мечтал купить квартиру в Москве, и Господь пять лет назад подарил мне такую возможность. В 90-е годы, когда учился во ВГИКе, говорил: «В столице надо жить на Старом Арбате». Денег не было. Мне отвечали: «Ты что, с ума сошел?» Я никого не слушал и поселился на Старом Арбате – в Старопесковском переулке. Бесплатно жил у художницы, скульптора-монументалиста, в ее мастерской. Платил только 500 рублей за свет. Ну, ремонт ей сделал, поскольку я парень рукастый.

Прошли годы, и я купил квартиру между Старым Арбатом и Пречистенкой, напротив Храма Христа Спасителя. 18 этаж. Панорама на всю Москву. Мне кажется, это дано за любовь к городу.

- А вы любите Москву?

- Очень! Я себя считаю москвичом, хотя не имею на это права. Это мой город. Улетаю на два дня и скучаю. Выхожу из самолета и втягиваю этот воздух. А мне говорят: «Какой воздух? В Москве-то!»

- Правда ли, что вы любите ходить по незнакомым городам пешком, чтобы лучше их узнать?

- Правда. В каждом городе, в котором мне приходится бывать не меньше недели, я отказываюсь от персональной машины. Только пешком хожу. Недавно именно так познавал Люксембург. Пока ты не исходишь ногами, пока не пообщаешься вживую с людьми, не поймешь город, не почувствуешь его. А мне хочется этого как актеру, прежде всего. Может, придется играть человека этой культуры, этого города. А я уже какие-то нюансы знаю, вплоть до запахов. Если погружаешься в роль серьезно, для тебя все значимо – как люди едят, как они разговаривают, как выглядят.

О трудолюбии

- У вас есть несколько сольных программ, с которыми вы выступаете перед зрителями.

- Есть двухчасовой концерт-импровизация «Для тебя». Еще есть концерт по книге архимандрита Тихона Шевкунова «Святые и несвятые». Это одна из моих любимых программ. Делал ее с благословения патриарха Кирилла и автора книги. Удивительный проект! С оркестром из 50 человек и хором Сретенского мужского монастыря мы объездили 22 города, и везде собирали полные залы.

Есть интересный проект с оркестром ВГТРК. Я читаю стихи поэтов 18-20 веков. Тоже полные залы. Хотя, казалось бы, время сейчас такое, что не до поэзии. Оказывается, она нужна. Собирается разношерстная публика, и это вселяет надежду, что люди соскучились по высокому искусству. Это тяжелая работа, но она такая вкусная!

- Вы трудоголик?

- Да. Я могу позволить себе слабину, если это касается лично меня, но если я ответственен за ситуацию, то не могу расслабиться. Считаю, что одинаково уважительно нужно относиться к каждому человеку, независимо от его ранга и возможностей. Тогда будешь себя уважать.

Я не могу назвать себя гением, и потому всего мне приходится добиваться трудом. Помню, на «Кинотавре» представляли фильм «Война». Актерам предложили выступить, никто не хотел. Вышел я, наглый и начинающий, и сказал: «Фильм «Война»! Желаю всем приятного просмотра!» В зале смех. Но после фильма ко мне подходили великие, с которыми я боялся даже рядом стоять, и говорили: «Мы потрясены». Это к вопросу о трудолюбии. Когда я встречаюсь с молодежью, всегда говорю: главный фактор успеха – это 90 с лишним процентов труда. Оставшиеся проценты – талант и удача. Талантливый человек лень преодолевает очень тяжело, и не каждый добивается цели. Трудолюбивые люди большего достигают.

Сейчас в связи с подготовкой к фестивалю сплю по 4 часа, живу в самолетах. Из Симферополя прилетаю в Москву - и сразу на Кавказ, потом три дня в столице, затем международный театральный фестиваль в Керчи. Следом Иркутск, куда я, Светлана Тома, Александр Носик и Ия Нинидзе едем на встречу со зрителями. Намечены концерты по всему Прибайкалью. Потом опять Кавказ, затем Испания, где пройдет неделя русского кино. После этого лечу к детям в «Орленок». Расписано все по декабрь.

- Как отдыхаете?

- Для меня отдых – это общение с друзьями, с родными и близкими. Я могу приехать домой к родителям и просто молчать. Мне с ними комфортно, так я набираюсь энергии. И никакого психолога не надо.

Когда ко мне домой приходят друзья, я так радуюсь! Бывает, мне уже пора на работу, а они не хотят уходить. Атмосфера такая в квартире. Дело не в выпивке, хотя у меня ее дома столько! Огромная коллекция! Все подарки зрителей.

- Самые дорогие подарки какие?

- Дарят разное. Часы, старинные книги, цепочки и кольца золотые и серебряные, иконы. Еще сладости. Зрители знают: я сладкоежка.

Но самое дорогое для меня – видеть глаза зрителей, когда идешь на поклон. Например, на спектакле «Лэдис найт» поначалу некоторые зрители напряжены, оскорблены. А на поклоне стоят и не хотят уходить.

- Не надоел вам этот спектакль?

- Честно – нет. Играем шестнадцатый год. Я сыграл почти 600 раз своего Весли, но он же каждый раз разный. Он так же, как и я, меняется. Я повзрослел за 16 лет, и он тоже. Я в дурном настроении – и он. Это так интересно! Ты встречаешься со своим персонажем и пытаешься ввести его в гармонию с собой. И каждый раз играешь спектакль по-разному. Иногда зрители моего персонажа сразу принимают, влюбляются в него, иногда ненавидят.

- Курьезы происходят?

- Миллион! Однажды в Санкт-Петербурге в финале Гоша Куценко разговаривает с залом и видит женщину, держащую на руках грудного младенца. Спрашивает: «Ну как вы могли с ребенком прийти на этот спектакль?» Она отвечает: «Благодаря этому спектаклю он и родился».

Школа для мужчин

- Вы служили в армии на полигоне «Капустин Яр». Какие сохранились воспоминания?

- Для меня армия это был ужас-ужас. После театрального училища я в розовых очках, актер-звезда. Это 1987-89 годы. У меня было ощущение, что я попал на далекую, далекую планету. У нас была дедовщина, и такая унизительная. Я сказал себе, что достойно ее пройду, но никогда не унижу никого из молодого пополнения. И вот запомнился такой момент. Когда уже собирался на дембель, был накрыт стол, и я попросил молодого бойца принести зажигалку. Он ее не принес. То есть я у молодых не вызывал уважения, был для них никто. Но слово свое я сдержал. К чему я это говорю? Не представляю себя, если бы не прошел эти два года. Не знаю, как другим, а мне это нужно было. Эти два года меня сделали. Я вернулся крепким, со стержнем, умеющим сопротивляться и держать удар, чувствовать ответственность. Я обрел в армии друзей – это украинцы, дагестанцы, евреи, азербайджанцы.

Больше всего меня удивляло унижение. И если сейчас увижу на улице, что кого-то унижают, обязательно влезу и буду защищать его, даже если он не прав. Я не мог понять, зачем мне выдали китель 60-го размера, который висел ниже колен, а сапоги – выше колен. Стояла толпа молодых ребят, а мимо шел майор и что-то несуразное им втолковывал. Мне все казалось театром абсурда.

На гауптвахте не был, но был однажды наказан отправкой на 4-ый центральный испытательный полигон, где заправляли топливом баллистические ракеты. Это мужская школа, ее надо пройти.

- У вас никогда не возникало желания вернуться в прошлое?

- У меня нет ностальгии по молодости, не хочу возвращаться в прошлое. Я живу здесь и сейчас и испытываю радость от этого времени. Не ощущаю возраст. Внутри застряло: мне 35.