Без пилота

Без пилота

Ранним утром, около 5 часов, небольшой электронный разведчик поднимается на высоту около 500 м и направляется в зону сплошного задымления. Под ним - горящие торфяники. Задача разведчика - определить координаты источников огня и как можно скорее доставить эту информацию в оперативный штаб. Но его глаз - видеокамера - в таком дыму видеть не способен. И тогда используется резервная возможность - тепловизор. Со своей высоты он распознает термоточки с максимальной точностью. 30-40 минут в полете - и дистанционно пилотируемый летательный аппарат (ДПЛА) возвращается со своей «добычей» к наземной станции управления.

В то время, когда грянуло «горячее лето» 2010 г. специалисты отряда Центроспас МЧС России использовали беспилотники в штатной эксплуатации всего лишь год. Для столь серьезной работы - срок мизерный. Правда, с 2006 года проводились всевозможные тестирования и тренировки, которые сыграли важную роль в подготовке программ и операторов управления воздушных робототехнических комплексов. Два аппарата корпорации «Иркут» с возможностью фото- и телесъемки стали первыми «ласточками» в деле освоения ДПЛА. И поскольку министерство было крайне заинтересовано во внедрении беспилотников в практику работы МЧС, в 2009 году в Центроспасе была создана специальная служба, занявшаяся их эксплуатацией.

На 2010 год были запланированы первые штатные полеты новой техники. Но в июне стали поступать первые тревожные сообщения о массовых лесных пожарах. Тогда же в Центроспас поступил запрос от Центрального регионального центра и Мособлпожспаса на мониторинг торфяников в Шатурском, Егорьевском и других районах Московской области.

Комплекс, который использовался во время пожаров, был создан на основе автомобиля «Соболь» как наземной станции управления. Также в его состав вошли 4 летательных аппарата, вооруженных тепловой и видеокамерами. Эти ДПЛА имеют взлетную массу 4,5 кг и летают на удалении до 15 км. Практически сразу стало понятно, что в условиях задымления видеокамера малоэффективна. Поэтому было принято решение сделать упор на работе с тепловизором. Он дал очень хорошие снимки зон высоких температур, однако требовалась еще обработка этих снимков. Программ их распознавания у комплекса на тот момент не было, поэтому все материалы записывались и передавались в оперативный штаб, расположенный недалеко, под Шатурой. Там снимки просматривались, и руководство принимало соответствующие решения. Главная задача на тот момент была - отработать всю схему использования ДПЛА в случае ЧС, поскольку существовали определенные трудности. Например, получение разрешения на полеты в заданном районе, поскольку там летала и «большая авиация» МЧС. Выпущенные в прошлом году Федеральные авиационные правила очень строго определяют порядок использования воздушного пространства.

Весь июнь сотрудники Центроспаса отрабатывали схему использования ДПЛА в реальной обстановке. После прохождения заявки через нужные инстанции сотрудники выезжали на место, где их встречали пожарные и указывали место, над которыми надо провести воздушную разведку. Как оказалось, уроки были пройдены не зря. Не прошло и месяца, как группа специалистов Центроспаса была поставлена на постоянное дежурство для мониторинга горящих торфяников.

Анализируя опыт минувшего лета, был определен ряд моментов, требующих особого внимания. Например, подбор площадки в районе пожаров, поскольку для запуска с резиновой катапульты нужно метров 20 свободного пространства (приходилось даже выкашивать высокую траву). В ходе проведения съемки должна постоянно поддерживаться радиосвязь с бортом, т. е. между двумя антеннами не должно быть никаких препятствий. Был выявлен и ряд других важных проблем. Но, пожалуй, одна из ключевых - нехватка профессиональных операторов, ведь в России нет специального центра по их подготовке. Сегодня эта задача требует скорейшего решения. Илья Федоров уверен, что опыт лета 2010 года был крайне полезен и, безусловно, работу в этом направлении нужно продолжать. Мониторинг местности с помощью ДПЛА более экономичен, по сравнению с «большой авиацией», и вполне эффективен. Не случайно в Европе и США развитие воздушных робототехнических комплексов занимает не последнее место в системе безопасности страны.

Екатерина Бобровская