Спасательное оборудование. Гидравлика.

00:01 • 26 Марта 2013

Спасательное оборудование. Гидравлика.

Сегодня трудно представить себе спасательные работы без разного вида разжимов, домкратов, специальных «кусачек», бетоноломов, резаков и т.д. Насколько за минувшие 20 лет вырос уровень самих спасателей, настолько совершеннее стало и оборудование, которое они используют для оказания помощи пострадавшим. Пожалуй, только в музеях МЧС сейчас можно увидеть те ломы, кувалды  и почти неподъемные  разжимы, которыми работали энтузиасты спасательного дела в начале 90-х. Сегодня российские спасатели, опыт и знания которых признаны на международном уровне, используют, если так можно выразиться, очень комфортную гидравлику.

Как считает заместитель начальника службы инженерно-технического обеспечения спасательных работ Сергей Юрьевич Лязер, фирмы – производители спецоборудования для МЧС сделали за 20 лет просто грандиозный прорыв в технологиях.

Он помнит те первые отечественные инструменты, которые спасатели стали применять в работе в 1993 году. Гидравлика фирмы «Простор», с приводом от бензопилы «Дружба», заводилась через раз и работала с ужасным треском. По армейской традиции, такие стартеры обычно находились у руководства, смеясь, рассказывает Сергей Юрьевич. Но у нас каждый спасатель на выезде мог «взять на себя смелость» и попробовать заставить «Простор» поработать. Надо признать, что это была очень ненадежная техника.

Только немного позже появились инструменты прибалтийской фирмы «Спрут», которые были более хорошего качества.

«Первые машины, которые мы стали использовать как спасательные для провоза людей и спецоборудования, были «ГАЗ-66», - продолжает рассказ Сергей Лязер. «Помню, как включая все мигалки, они мчались на максимальной скорости – где-то 40 км/час, а остальной транспорт их спокойно объезжал (смеется).

Позднее, в 94 году, у нас появились микроавтобусы «Шевроле» - это были поставки из Голландии. Там был уже отдельный отсек для группы спасателей – из 6 человек – и грузовой отсек, где размещалось оборудование. Когда мы получили эти машины, то наши инженеры решили их немного переоборудовать. Там было две двери – боковая и задняя, так вот мы так сделали отсеки, чтобы  под рукой сразу оказалось то, что нужно в первую очередь.

Надо сказать, что гидравлика работала тогда на очень низком давлении. Если сегодня оно – 720-800 атмосфер (что обеспечивает большую мощность инструмента и маленький вес), то тогда было около 200, и, понятно, это что увеличивало и диаметр цилиндров, и, соответственно, вес агрегатов. Сейчас они весят до 15 кг, а в начале 90-х нам и спасателям приходилось тягать «железки» до 40 кг! А ведь их надо не просто перенести, но еще и активно работать  с ними.

И вот в 94 году произошла небольшая «революция»: к нам впервые поступило оборудование фирмы «Holmatro».  Это была централизованная поставка из Голландии через министерство, и тогда не только Центроспас получил 2 специальные машины, но и 5-6 машин было распределено в другие регионы страны».

Весной Сергей Лязер съездил в командировку в Голландию, прошел курс обучения по использованию, ремонту и обслуживанию новой гидравлики, а осенью того же года он уже обучал спасателей новым премудростям на сборах в Приэльбрусье, Терсколе.

«Это было первое близкое знакомство наших ребят с так хорошо зарекомендовавшим себя позже «Holmatro»: как правильно подсоединить шланги, как правильно плиту поднять и т.д.

Помню, эмоции спасателей тогда просто зашкаливали. Ведь по сравнению с нашим «Простором», с привычным стартером, запуск которого был сам по себе уже «событием»,  тут была просто сказка! Хорошие четырехтактные двигатели, работают тихо,  под большим давлением. Важным моментом оказались разноцветные шланги – было сразу видно: который из них подключать к нужной станции.

Для спасателей это было очень ново, интересно, скажем, это была совсем другая культура пользования. Например, особая тема – это разъемы. У нас, скажем, была система «винт-гайка», которые надо было скручивать. Не дай Бог попадет песок – сразу проблемы, ничего не закручивается, начинает подтекать жидкость – в общем, все это стоило немалых усилий и нервов.

А тут – шланги соединяются простым защелкиванием, ни одна капля не должна была вытекать, т.е. совершенно другой уровень».

По сути, станция представляет собой блок, состоящий из гидравлического насоса, мотопривода и распределительного устройства, которое подает давление в нужный рукав. По словам специалиста, сегодняшние станции отличаются первых, в первую очередь автоматикой, которая сама  распределяет нагрузки.

«Когда стали работать с голландской гидравликой, российская фирма «Спрут» тоже решила не сдаваться в конкурентной борьбе. Появились на рынке и другие фирмы-производители.

И вот году в 95-м мы решили сравнить в ходе испытаний разные виды гидравлической техники. Пригласили мы представителей всех фирм, в т.ч. и голландцев, получилось 5-6 участников «конкурса». Разработали программку, нашли отличную свалку, где было много железного лома, и вот на глазах у экспертов спасатели выходили и начинали резать, «кусать», разжимать. После испытаний в министерство был направлен отчет, и на его основании позже составлялись планы закупок того или иного оборудования.

Позже, в 1999 году, прошли испытания нового поколения гидравлики. Голландские поставщики тогда очень внимательно отнеслись к нашим выводам, пожеланиям, и активно использовали их для усовершенствования своей техники».

Можно сказать, что инженеры отряда Центроспас приняли самое непосредственное участие в международной аттестации спасательного оборудования. Например, предложили изменить систему разъемов, к которым подсоединялись гибкие шланги. Эти жесткие выносные разъемы часто трескались и ломались, когда приходилось работать с аппаратами непосредственно на ЧС. И специалисты «Holmatro» сделали впаянные в корпус небольшие шланги – сантиметров по 30 -  к которым потом крепились и длинные шланги.

« Еще одна просьба была у нас к фирме «Спрут», когда мы просили уменьшить слишком большую твердость лезвий «кусачек»,т.к на одном из выездов, помню, пытались что-то «перекусить», так эти лезвия развалились чуть не в руках.

Ну и, конечно, отдельная тема – это разъемы. Сейчас почти все фирмы перешли на универсальный быстроразъемный вариант. Так, на  выезде станция у нас может быть фирмы «Спрут», а исполнительный инструмент – «Holmatro». И наоборот. Давление у них примерно одинаковое, и мы совершенно спокойно варьируем, как нам удобно.

Наибольшее количество гидравлики мы берем, когда едем, например, на обрушение жилого дома, или на ликвидацию последствий землетрясения. У нас сегодня есть специально оборудованные машины – «Розенбауэр» или «розики», как мы их зовем, которые очень удобны для размещения всей нужной нам гидравлики. Так вот сейчас спасателям очень, я бы сказал, комфортно работать с ней, т.к. станция стала очень легкой и компактной, ее можно перенести одному человеку в любое, даже труднодоступное место. Конечно, для поднятия больших плит и использованием домкратов, мы используем уже стационарные, более мощные станции. Но даже они сегодня устанавливаются буквально несколько минут».

На вопрос, часто ли приходится ремонтировать гидравлическую аппаратуру в «походных» условиях, Сергей Юрьевич пояснил, что серьезные ремонтные работы, конечно, проводятся в мастерских на базе в Жуковском. А на ЧС обычно берут небольшой чемодан с запчастями, которые чаще всего выходит из строя: разъемы, шланги, лезвия, небольшие клапаны. Для проверки станции – обязательно контрольный манометр (мониторинг давления). Еще – небольшой запас гидравлической жидкости…. Чтобы обеспечить бесперебойную работу техники на выезд в составе оперативной группы бывает 3-4 инженера. Впрочем, на их плечах и обеспечение базового лагеря, и много других задач.

«Однажды, в 1996 году, сотрудники отряда ездили в Ингушетию, где одна из горных дорог была перекрыта сошедшим камнепадом.

Когда мы приехали, увидели, что дорога расчищена, но под завалом чуть ниже, в канаве, находятся 2 автомобиля. Помню, одна из машин была «красная шестерка», и когда мы до нее добрались, она представляла собой лепешку толщиной около 10 см. На ней лежал такой огромный камень, что в ходе работ у нас сломался гидроцилиндр. Так вот с одной стороны мы засунули гидравлические разжимы, подняли немного, потом стали подсовывать домкраты, чтобы извлечь машину. И тут камень как-то «пошел» в сторону - спасатели еле успели отскочить - и сломал один из первых наших голландских «холматровских» домкратов.

Конечно, живых из-под того камнепада нам извлечь не удалось, но то, что извлекли погибших, которых родственники могли достойно похоронить, было для местных жителей чрезвычайно важно.

Нас тогда работало человек 15, лагерь мы не ставили, нас расселили по домам ингушей. Запомнилось, что хозяйство у большинства людей было небогатое, но то, что в гостях оказались российские спасатели, было для них большой честью. Хозяин дома, где мы остановились, поймал для нас последнего петуха, сварил суп и от души угощал, а потом чуть не с почестями уложил спать.

Ночевали мы там одну ночь. Хорошая гидравлика и уже накопленные умения помогли довольно быстро справиться с задачей. А когда закончили, к нам приехал Руслан Аушев, который тогда был руководителем республики, и всем нам от души пожимал руки».