Аэромобильная медицина

10:04 • 31 Марта 2014

Аэромобильная медицина

«Мы всегда должны помнить, что и в нашей стране, и во всем мире есть таежные леса, высокогорные районы и другие труднодоступные места, куда доставить помощь  быстро можно только с воздуха - говорит начальник медицинской службы отряда Центроспас Игорь Якиревич. Поэтому вполне закономерно, что развитие аэромобильных технологий в системе МЧС России в первую очередь было связано с медициной». Но чтобы оказать врачебную помощь прямо в зоне ЧС, а затем, если потребуется, быстро доставить пострадавших в стационарный госпиталь, нужно продумать огромный перечень вопросов. Сертификация  портативного медицинского оборудования, возможность автономной работы в зоне бедствия, а, следовательно, тщательная проработка систем жизнеобеспечения, наконец, десантная подготовка медиков и инженеров. Эти и десятки других задач приходилось решать сотрудникам МЧС за те 18 лет, что составляют историю развития аэромобильных технологий.

 Всё началось в начале 90-х.  Руководитель госпиталя МЧС Владимир Милявский и специалист по воздушно-десантной подготовке Игорь Квочкин начали интересную практику: отрабатывать методику десантирования в зону ЧС не со спасателями, а с медиками и инженерами. Ведь первые годы работы «чрезвычайного» ведомства показали -  далеко не всегда есть возможность доставить спасательную медицинскую составляющую обычным путём: на поезде или КАМАЗах.

Втора часть отработки программы аэромобильности заключалась в десантировании грузов.  Платформа П-7, на которой находилось всё госпитальное имущество – палатки, оборудование, медикаменты -  сбрасывалась на парашютах в заданный квадрат. Всего через несколько часов в этом месте начинал работу полевой госпиталь.  С отработки этой методики и началась, как считает Игорь Якиревич, аэромобильность в системе МЧС России.

В 1993 году в Австрии, а позднее,  и в Исландии, прошли международные учения. Возможности россиян, без преувеличения, поразили зарубежных коллег. Было показано, что после десантирования на парашютах или на подвесках с использованием вертолетов, госпиталь развертывается в полноценный медицинский пункт и может оказать квалифицированную помощь сотням пострадавших.

Позднее, появилась и технология сброса груза на платформе ПГС – 1000. Она применялась, когда нужно было сбросить груз большего объема. Но специфика аэромобильной технологии была и есть в подготовке личного состава медицинской службы. С тех пор врачи, медсестры и инженеры в обязательном порядке проходят десантную подготовку.

Медицина  стала неразрывно связана со всем комплексом спасательных технологий, и сегодня можно говорить о медико-спасательных технологиях в рамках отряда Центроспас (где базируется аэромобильный госпиталь) и системы МЧС России в целом.

В целом схема выглядит так: в зону ЧС воздушным путем доставляют спасателей, которые будут извлекать пострадавших, а также  медицинскую группировку, которая может тут же, в мобильном госпитале, оказать пострадавшим экстренную помощь. ( К слову, сейчас такие пункты, или элементы госпиталя, создаются во всех региональных центрах МЧС). Ведь спасти человека – это не просто достать его из завала. Без квалифицированной медпомощи он может погибнуть после этого в течение нескольких часов. За годы существования аэромобильного госпиталя удалось решить важную задачу – оказывать в зоне ЧС не только первую, но и специализированную помощь. В числе отделений госпиталя в ходе развития технологий появились операционное и даже реанимационное отделения.

"Важно, что каждый аппарат должен быть сертифицирован для работы в экстремальных условиях. Техника тестируется и на удары, и на работу в разных климатических поясах. Однажды в Индонезии мы попали под тропический ливень, и влажность была - 100%! Но и тогда наша аппаратура выдержала испытание", - рассказывает заместитель начальника отряда Центроспас Александр Иванюсь.

Полевой госпиталь кардинально отличается от стационара. Прежде всего тем, что в ходе выезда его комплектация зависит от конкретной ситуации. Какую массу можно взять на борт самолета? Какой объем должно занять оборудование?  Иженерами разработаны специальные ящики, обеспечивающие максимальную компактность укладки элементов госпиталя. Как с улыбкой говорят специалисты, если кому-то дать возможность сделать это не по заданным правилам, то транспорта потребуется в 2 раза больше. И еще одна важная особенность. Все «укладки» могут быть перенесены людьми, без использования техники. И это тоже дает свой плюс в обеспечении мобильности.

Новый толчок развитие аэромобильных технологий получило в середине 2000-х.

Беслан, 2004 год. Тогда число «тяжелых» пострадавших оказалось столь велико, что медики не успевали отправлять всех в стационары. Как вспоминает Игоь Якиревич, приходилось просто загружать в самолет по 3 реанимобиля с людьми. Но этого было явно недостаточно! Страшная трагедия на Северном Кавказе  подтолкнула к поиску других возможностей эвакуации больных.

Три года эту задачу решали сотрудники отряда Центроспас при поддержке других специалистов МЧС России. В итоге  в схему оказания помощи пострадавшим было включено новое звено: после того, как в мобильном медицинском пункте в зоне ЧС пострадавший получает экстренную помощь, его состояние стабилизируется, его быстро доставляют в специализированный госпиталь. Причем на борту воздушного судна медики имеют все возможности для поддержания стабильного состояния больного, в т.ч. с использованием аппарата искусственной вентиляции легких (ИВЛ).

В ходе работы был найден надежный партнер – Казанский вертолетный завод,  и на 1-м этапе новая технология обкатывалась на вертолетах МИ-8. На них  устанавливать специальные мобильные медицинские модули (ММВ). Было ясно, что просто поставить на аэродроме отдельный медицинский вертолет –нецелесообразно, т.к. авиация МЧС призвана решать  различные  задачи. Поэтому модули решили сделать съемными. Главной задачей стала транспортировка «тяжелых» пострадавших.  

Сегодня все региональные центры обеспечены опцией для вертолёта МИ-8 в виде медицинских модулей. На Дальнем Востоке, учитывая размах региона, они есть даже в нескольких центрах: в Хабаровске, на Сахалине, на Камчатке и во Владивостоке.

Но жизнь, к сожалению, показывала, что эти возможности надо расширять. На вертолёте можно эвакуировать только 4-х пострадавших, а трагедии нередко случаются масштабные. Тогда были созданы модули для самолета Ил-76 (ММС). Здесь заложен тот же принцип многофункциональности самолета: доставка гуманитарного груза, оперативной группы спасателей в зону ЧС, тушение пожаров и, в том, числе, массовая эвакуация. В Ил-76 помещается 5 модулей на 20 пострадавших. Причем 10 нижних мест предназначены для больных, нуждающихся в ИВЛ.

В отряде все работы по оказанию медицинской помощи на борту самолета или вертолёта прошли обязательную сертификацию и лицензирование. И как только все было закончено, жизнь, увы, создала ситуации, где это все потребовалось. В первую очередь, это был пожар в Перми. Тогда были сразу задействованы два борта, т.к. больных было очень много – 153 человека. Т.о. в системе МЧС была освоена массовая эвакуация с помощью ММС на двух Ил-76.

Пермь, декабрь 2008 года. Пожар в ночном клубе «Хромая лошадь». В ожоговые  Москвы и других крупных городов нужно вывезли более 150 «тяжелых» пострадавших! Ситуация подтвердила  - аэромобильные технологии с использованием мобильных медицинских модулей востребованы как никогда.

А дальше? Дальше появились складные модули-трансформеры  с возможность установки на борту пассажирского самолета Ан-148. Это значительно сокращает расходы на авиаперелет, и повышает мобильность медицинской службы. При этом главное условие -полный объем медицинской помощи на борту –сохраняется. В Ан-148 может быть установлено 6 одноместных модулей.

Был освоен и вертолет малого класса КА-126. Именно с помощью этих машин обеспечивалась готовность медиков МЧС в ходе универсиады в Казани и на Олимпийских играх в Сочи.

Почти весь спектр авиации МЧС России обеспечен опцией мобильной медицинской эвакуации. Только в 2013 году с ее помощью было проведено более 60 перевозок «тяжелых» больных!

А всего за 5 лет использования модулей было эвакуировано более 400 пострадавших. Интересно, что сотрудников МЧС часто сопровождают специалисты ведущих клиник страны. Так, 3 года шло активное сотрудничество  с московским ожоговым центром. Ее директор, профессор Алексеев, лично выезжал на самые сложные случаи. В результате, в России были кардинально пересмотрены критерии транспортировки ожоговых больных: аэромобильные технологии позволяют перевозить их из зоны ЧС в первые же сутки! И это уже спасло не одну человеческую жизнь.