Психологи МЧС. Работа в экстренном режиме

13:20 • 14 Апреля 2014

Психологи МЧС. Работа в экстренном режиме

Их работу в зоне ЧС  трудно переоценить. Эти хрупкие женщины берут на себя тяжесть общения с людьми, почти обезумевшими от боли и невероятного горя. Чтобы потеря близких не стала для них открытой раной на всю жизнь, на помощь приходят психологи МЧС. Но их работа нужна не только в случае масштабных трагедий. Сколько жизней они спасли во время дежурных выездов по городу, будь то попытки суицида, ДТП или теракты.

О том, из чего складывается работа психологов, где они берут силы для того, чтобы справляться с огромными нагрузками рассказала ведущий психолог отдела экстренного реагирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России Анна Ладыгина.

29 декабря 2013 года. Около часа дня у входа на железнодорожный вокзал  в Волгограде прогремел взрыв. На месте сразу погибли 14 человек, среди них двое подростков. Еще трое пострадавших умерли в больнице. Ранения разной степени тяжести получили 40 человек. На следующий день, 30 декабря, в городе взорвали троллейбус. Вторая бомба унесла жизни 16 человек. В те декабрьские дни в Волгограде работала группа из 21 психолога МЧС России.

« Когда мы сталкиваемся с таким большим количеством пострадавших, мы обязательно открываем «горячую линию», чтобы родственники пострадавших, их друзья могли получить и информацию, и квалифицированную психологическую помощь, - рассказывает Анна Ладыгина. -  Много звонков идет от горожан, которые сильно обеспокоены и испытывают страх, например, в связи с поездками в общественном транспорте. Но бОльшую часть времени у нас всё же занимает работа с родственниками в ходе опознания тел и после этого. Как правило, это занимает несколько дней, и здесь другая эмоциональная работа. Наверное, более тяжелая. Мы работаем с горем, с утратой, т.е. это другие психологические аспекты. Присутствие в моргах, сопровождение траурных мероприятий – всё это требует специальных навыков».

За плечами Анны Ладыгиной 7 лет напряженной работы. В 2013 году по итогам фестиваля «Созвездие мужества» она была признана лучшим психологом МЧС России. В прошлом году Анна в составе ОГ ЦЭПП работала не только в Волгограде, но и в Казани, оказывая помощь родственникам людей,  погибших в авиакатастрофе 17 ноября.

- Анна, как выглядит во время крупных ЧС результат работы психологов МЧС? Чего вам нужно добиться?

- Подчеркну, что мы призваны оказывать экстренную психологическую помощь. И направлена она, в первую очередь, на то, чтобы смягчить дальнейшее переживание людьми своего горя. Так, близкие погибших нередко винят себя в их смерти. Это, казалось бы, иррационально, но так бывает. И тогда психологи работают с чувством вины. И если мы хорошо прорабатываем эту тему, то, несмотря на то, что человек все равно будет переживать определенные стадии горя,  это пройдет без патологий, он избавится от мыслей, что все случилось из-за него. Тогда дальнейшая жизнь не пройдет под знаком чувства вины, а это – очень важно!

- В ЦЭПП МЧС России вот уже несколько лет действует московская выездная группа. Вы – старшая в одной из дежурных смен. В чем специфика этой работы?

- Работа в выездной группе довольно необычна. Мне, например, очень пригодились навыки, которые мне дала работа на «горячей линии». Это - умение улавливать состояние человека по изменению интонаций голоса, каких-то тончайших нюансов в разговоре. Мы работаем в режиме сутки – трое, и я никогда не знаю, что ждет меня на дежурстве, какие события оно принесет. Это может быть выезд по городу, а может быть и санитарный рейс, выезд на ЧС и т.д. В Москве наша группа часто сталкивается с попытками суицида, с ситуациями, когда заблокированы двери, а за ними – дети или больные люди, с пожарами или ДТП, когда есть погибшие или пострадавшие люди. Это могут и теракты, а задымления в метро и т.д

- Ситуации, действительно, разные. Есть ли у психологов заданный алгоритм действий?

- В смене в Москве нас работает 3 человека. И алгоритм действий есть, конечно. Но надо понимать, что изначально мы получаем достаточно «сухую» информацию. И только когда мы приезжаем на место, тогда у нас на руках появляются подробные данные, и тут нужно принимать решение достаточно быстро. И распределение задач для каждого сотрудника уже происходит исходя из данной ситуации, когда ты уже «в теме». Мы довольно хорошо знаем и понимаем друг друга, поэтому  принцип распределения ролей один: кто находится сейчас в наиболее ресурсном состоянии. И это один из признаков профессионализма: если ты знаешь, что сегодня у тебя недостаточно сил на самый тяжелый фронт работ (ведь все мы люди, и у каждого свои проблемы), то его берет на себя коллега. В следующий раз будет наоборот  и т.д.  Или если по приезде у меня сразу установился контакт с родственниками пострадавшего, то я продолжаю эту линию, а напарник решает другие задачи. Конечно, у нас бывает краткий «консилиум», но чаще мы понимаем друга без слов.

- Что является критерием того, что вы успешно «закрыли» ситуацию?

- Если взять конкретный пример, например, попытку суицида, то здесь всё общение с этим человеком складывается из маленьких шажков. Если ты смог установить с ним контакт, он поймал твой взгляд – это уже половина пути! Дальше  - совсем другой этап работы, когда мы пытаемся понять, что же толкнуло на такой поступок, пробуем обсудить с ним трудную жизненную ситуацию. И дальше ищем какие-то ресурсы, способы убедить его отойти от окна или крыши, начать поиск решения. И когда он повернулся к тебе – значит, он готов воспринимать слова. Вместе с человеком, доведенным до отчаянного шага, мы ищем точки опоры, чтобы он мог жить дальше».

Как уверена Анна Ладыгина, психологическая помощь  после ЧС нужна и сотрудникам МЧС, особенно спасателям. Не смотря на то, что они порой отшучиваются, что с их опытом работы они и так найдут, как расслабиться после выезда. Да, говорит психолог, опыт помогает справляться со стрессом, но есть вещи, которые могут очень глубоко «зацепить» человека, осесть в подсознании, а ему покажется, что он об этом просто забыл. Поэтому каждый профессионал, по мнению Анны, должен заниматься своим психическим здоровьем, т.к. специфика работы в МЧС обязывает иметь мощные ресурсы для ее выполнения.

«Мы должны хорошо знать себя, понимать, что на нас может повлиять. И не менее важно владеть навыками быстрого восстановления. Потому что на ЧС нам всем приходится за минимальное время успеть сделать колоссальный объем работ. Поэтому должно быть ясное понимание, что ты делаешь, зачем и почему, грамотное распределение своих сил и знание путей их накопления. И каждый сотрудник МЧС должен знать, что помогает конкретно ему.

Например, мы в нашей выездной группе всегда проводит такие краткие брифинги после сложной ситуации, выясняем, кого и что задело, как можно эти последствия эффективно убрать. Т.е. переживания не остаются внутри, не становятся грузом, а проговариваются и осознаются. Это отличный метод справиться со стрессом».