Рашит Шабутдинов

11:18 • 10 Ноября 2015

Рашит Шабутдинов Фото: Пресс-служба ДВРПСО МЧС России

 

 

 

Рашит Шабутдинов - человек героической профессии, спасатель-водолаз 1 класса Дальневосточного регионального поисково-спасательного отряда МЧС России. Его работа часто связана с риском для жизни, но о другой он не мечтает.

Многие люди путают понятия «водолаз» и «дайвер». В России дайвингом называют только погружения ныряльщиков-любителей. Всё остальное - это водолазные работы и водолазные спуски. Для погружения под воду используется водолазное снаряжение, обеспечивающее дыхание в водной среде и защиту тела от непосредственного соприкосновения с водой. На глубине до 60 метров водолазы дышат сжатым воздухом и самостоятельно поднимаются на поверхность. Ошибки при всплытии с большой глубины могут привести к кессонной болезни, инвалидности и даже смерти. Поэтому у водолаза, как у сапёра, нет права на ошибку. Профессия водолаза относится к числу наиболее опасных, мужских. 
Рашит Шабутдинов.

- Какими качествами должен обладать водолаз? 

- Важные качества для обеспечения эффективной и стабильной работы водолаза - это спокойный, уравновешенный характер, умение принимать взвешенные решения в неожиданных и сложных ситуациях, стрессоустойчивость, способность концентрировать внимание и распределять его между двумя задачами - выполнением рабочего задания и соблюдением техники безопасности. Важны хороший слух, физическая выносливость, разборчивая речь. 

- Образовательных курсов достаточно, чтобы узнать обо всех тонкостях профессии?

- Нет. Курсы дают лишь азы, а уже на практике постигаешь остальное. Самое главное - мастерство и тренировки. Если получить специальность и ею не пользоваться, она теряет свои свойства. Поэтому нужно постоянно тренироваться и повышать уровень своих знаний. Для этого мы каждый год проводим региональный учебно-тренировочный сбор по водолазной подготовке. 

- Как Вы повышаете свои знания, какие профессии еще приобрели, работая в спасательной службе?

- В Дальневосточный поисково-спасательный отряд МЧС России я пришел будучи водолазом 3 класса, в 2007 году прошел обучение на водолаза 2 класса 1-2 группы в центре подготовки спасателей Байкальского поисково-спасательного отряда и обучение по программе горнолыжная подготовка.

- Какие случаи из Вашей практики запомнились больше всего? 

- В сентябре 2012 года в Амурской области был подъем затонувшего в Зейском водохранилище автокрана. Причиной аварии стала неправильная транспортировка автокрана баржей-танковозом, рассчитанной на максимальную нагрузку 60 тонн, распределенную по всей площади судна. На кране же высотой 3.8м с массивной стрелой наверху центр тяжести поднят. Именно поэтому с краном на борту танковоз отойти от берега не смог. Подталкиваемый бульдозером, он отлетел от берега как пробка, корпус начал раскачиваться, в результате баржа вместе с перевозимой на ней техникой оказалась под водой. К счастью, все члены экипажа остались целы и невредимы, саму же баржу ко времени нашего прибытия уже достали из воды и отбуксировали. Автокрану повезло меньше, его нам и предстояло поднять, не допустив разлива горюче-смазочных материалов - это могло нанести серьезный вред биологическим ресурсам водохранилища и грозило локальной экологической ЧС. 

Прибыв на место, мы уже знали со слов местных жителей и представителей компании, где именно и на какой глубине находится кран. Отправили на разведку водолаза с камерой. Видимость в водохранилище оказалась практически нулевая, с фонарем видно не дальше, чем на 30 см. Из-за отсутствия видимости каждый из водолазов спускался под воду и обследовал место работ, после чего мы сопоставили полученные данные и в итоге сформировали общую картину происшествия. Во-первых, техника громадная (масса - 50 тонн), одно только колесо с меня ростом. Во-вторых, кран лежал перевернутый вверх «ногами» стрелой вниз на уклоне порядка 45 градусов. При этом была опасность его дальнейшего падения с 16 метров на глубину до 30 метров. 

Исходя из тактико-технических характеристик крана, было принято решение использовать понтоны. При этом необходимо было четко просчитать, каким образом и куда их нужно крепить, чтобы создать положительную плавучесть и одним действием повернуть кран вокруг своей оси, поставить на колеса и максимально его отбуксировать к берегу.
Разделив обязанности между спасателями, первым делом мы зафиксировали кран: навязали на берегу альпинистскую базу, равномерно распределив нагрузку между тремя опорами, при этом вместо веревок использовали тросы на 24 мм. Тем самым мы обеспечили безопасность работы водолазов и исключили возможность дальнейшего скатывания крана, его превращения в груду металла и разлива горюче-смазочных материалов.

Зафиксировав кран, мы смогли приступить к заведению двух судоподъемных понтонов, при надутии поднимающих груз массой по 10 тонн, и четырех мягких понтонов - по тонне. С их помощью перевернутому на крышу крану дали инерцию, чтобы поставить его на колеса и при этом не допустить его мгновенного всплытия. Тросы растянули следующим образом: страховочный трос закрепили на берегу за стволы трех массивных деревьев и тяговый трос прикрепили к мощному трактору. Заведя понтоны, начали их продувку: 24 тонны наполнились воздухом, кран сразу же встал на колеса, и это нам позволило еще на 20 метров протащить его к берегу. Так мы миновали тот огромный уступ, на котором лежал автокран. Однако, спустя 20 метров, кран уперся в следующий уступ, и потребовалась переостроповка: в течение двух дней мы заново заводили понтоны, надували их, и только потом окончательно вытянули кран.

Сложность проделанной работы заключалась в огромной массе техники, ограниченности глубины (понтоны полноценно работают лишь на значительной глубине), нулевой видимости и сильной засоренности дна водохранилища.

Преодолеть все эти сложности и успешно выполнить казавшуюся заказчикам невыполнимую задачу, было невозможно, имея лишь квалифицированных специалистов. Здесь нужна была команда - слаженная, сплоченная и понимающая друг друга с полуслова.

- Были случаи, когда приходилось испытывать страх?

- Не без этого. Я считаю, что страх у человека должен присутствовать.

- Необычные предметы приходилось искать?

- В 2014 году мы около двух месяцев работали в Еврейской автономной области на реке Амур, в районе села Нижнеспасское. Там перевернулась лодка. На борту находилось семь человек, четверо спаслись, трое пропали без вести. Мы искали не только их, но и оружие, патроны, радиостанции, которые были в лодке. 

- Помимо работы водолаза, в каких спасательных операциях вы принимали участие?

- Во многих. Мы, как и другие спасатели, входим в состав дежурной смены, которая работает в круглосуточном режиме. Выезжаем на места происшествий в Хабаровске и в близлежащие районы - к тем, кому необходима помощь спасателей. Также нас направляют в другие регионы, если там случаются различного рода ЧС, в основном это ликвидация последствий наводнения, тушение природных пожаров.

В 2013 году мы принимали самое непосредственное участие в поисково-спасательных и аварийно-восстановительных работах при ликвидации последствий крупномасштабного наводнения на Дальнем Востоке. В 2011 году работали в Японии по ликвидации последствий землетрясения. Кстати, специалисты нашего отряда уже не раз участвовали в международных спасательных операциях.

- Как родные относятся к Вашей работе, связанной с риском?

- Они уверены во мне, хотя иногда и беспокоятся.

- Любите свою работу?

- На мой взгляд, это чисто мужская работа, дело чести. Могу сказать, что утром я с радостью иду на работу, и также с радостью возвращаюсь домой. У нас отличное подразделение, сплоченный коллектив надежных сильных мужчин.

Оксана ЧАЛЫХ,
 пресс-служба ДВРПСО МЧС России

Фото