«Вся наша жизнь состоит из решений»

15:11 • 16 Декабря 2021
Туризм Новости МЧСНовости регионовОбщество

«Вся наша жизнь состоит из решений»

Андрей Васильев из Красноярска — заслуженный спасатель России и не менее заслуженный путешественник. Он прошел более 300 маршрутов - от Монголии до Северной Земли и уверен: риск благороден только при спасении человеческой жизни.

ЧЕЛОВЕК ДЕЛА

Свою трудовую деятельность Васильев начинал в 1984 году инструктором Красноярской контрольно-спасательной службы краевого Совета по туризму и экскурсиям. Работая в Сибирском РПСО, участвовал и лично руководил более 40 спасательными операциями по ликвидации последствий авиакатастроф, наводнений, лесных пожаров, схода лавин, оползней. Сейчас активно занимается развитием туризма в Красноярском крае. Исходил всю Центральную Сибирь. Влюблен в плато Путорана.

Действовать  на опережение

— Андрей Владимирович, как люди становятся путешественниками?

— На мой взгляд, для этого нужна почва. Не вырастет кедр в степи. Моей почвой для того, чтобы стать путешественником, была геология. С 14-летнего возраста я отработал в экспедициях четыре полевых сезона, тогда и зародилась страсть к «бродяжничеству».

— В какой момент люди вдруг понимают, что им не сидится дома, а пора отправиться в дальние или не очень дальние края?

— Этот момент невозможно уловить. Желание возникает само собой, если ты находишься в среде путешествующих людей. Это могут быть туристические клубы, секции, знакомые или друзья, занимающиеся спортивным туризмом, альпинизмом. После участия в геологических партиях я попал в студенческий клуб туристов, затем - в КСС.

— Вы провели немалое количество спортивных экспедиций и учебно-тренировочных сборов спасателей. Что лично вам дало участие в них?

— Прежде всего, опыт работы в экстремальных условиях, где необходимо быстро принимать решения. Вся наша жизнь состоит из решений, а когда за тобой стоят люди, то приходится думать за себя, и за того парня. Учебно-тренировочные сборы - это как раз та школа, где можно отрабатывать те или другие решения. Повторить многократно разные подходы к одной и той же задаче. Вторая очень важная часть - это знакомство людей из разных областей страны, что сплачивает и объединяет их в большую единую профессиональную семью. Это совсем неожиданно может помочь в жизни, если вас занесло в какую-нибудь тьмутаракань.

На мою долю выпало много разных сборов по водной, лыжной, горной, горнолыжной, техногенной подготовке. Я старался готовить практические занятия, подстраивая их под маршрут в различных районах. Это давало шанс детально изучить местность, на которой, возможно, придется работать. Необходимо было действовать на опережение.

— Легко ли удавалось совмещать работу спасателя с экспедициями?

— Все отпуска и накопившиеся отгулы я использовал для своих спортивных экспедиций. Если они превышали отпущенный лимит времени, то подключался мой начальник - Эдуард Николаевич Калинин. Он придумывал, как законно продлить экспедицию. Дальнобойные спортивные экспедиции нужны были для получения другого, более жесткого и сильного опыта, который невозможно обрести в рамках учебных тренировок. То есть требовался опыт, превышающий стандартный. Эдуард Николаевич сам был мастером спорта СССР по туризму и понимал, от чего что берется. Мы не могли закладывать в сборы маршруты выше 5 категории сложности, а чтобы правильно и трезво оценивать сложность 5 категории, нужен был опыт 6 категории.

 

— Какой вид туризма ваш любимый?

— Я специализировался на лыжном и водном спортивном туризме. В том и другом есть динамика.

В лыжном присутствовали все элементы горного туризма и альпинизма. Те же обвязки, карабины, крючья, ледорубы, кошки, только сверху еще и лыжи. А техника преодоления категорийных перевалов или траверсхребтов, вершин - та же, что и в горном туризме.

— Где больше всего вам нравится бывать? Есть уголки нашей страны, которые поразили?

— А вот тут осечка! Я практически нигде не был. Все мои маршруты пролегли по территории Центральной Сибири, в которую входят Тыва, Хакасия, Красноярский край, Эвенкия, Таймыр и архипелаг Северная Земля в Арктике. От Монголии до Северной Земли  мне за 45 лет удалось пройти более 300 маршрутов. Причем, если стоял выбор между Таймыром и Кавказом, то я выбирал Таймыр. Прежде руководствовался тем, что мне необходимо было знать территорию, на которой работаю. Я должен был знать, что применить на плато Путорана или в Саянах Тывы. Получив такой опыт, я мог с точностью до миллиметрика представить, что необходимо.

 

— Что дают человеку путешествия?

— Прежде всего, выдержку, умение не суетиться, оценивать обстановку. Однажды в Транс-Таймырском переходе протяженностью в 2000 км в районе реки Нижняя Таймыра группа уже почти собралась утром после ночевки, оставалось только упаковать палатку, пристегнуть санки и идти, как вдруг я почувствовал, что люди переутомлены и нужен отдых. Но мы отстаем от графика. Что делать? Ведь можно загнать народ и получить непредвиденные последствия. Решение пришло мгновенно: отбой. Все сначала недоумевали, но потом осознали. На следующий день мы не только выполнили план дня, но и нагнали график, пройдя сверху около 50 км.

Разумеется, чем больше человек познает свой край, свою страну, тем больше у него возникает любви и бережного отношения к Родине. Путешествуя, ты начинаешь интересоваться историей местности, и чем больше ты ее изучаешь, тем больше тебе хочется познать.

— Проявляется ли в путешествиях суть человека, его характер?

— Говорят: чтобы узнать человека, надо с ним три пуда соли съесть. В экстремальных путешествиях эти познания сокращаются до одного килограмма. Опытный руководитель может очень быстро распознать психомоторику участника, его склонности к поведению в социуме, к работоспособности, к принятию решения. Понимая это, можно или тормознуть какие-то определенные действия или наоборот подтолкнуть к их реализации.

 

—Вы развиваете туризм в Красноярском крае. В чем именно заключается ваша деятельность?

— Я не скрываю того факта, что развивать туризм в крае меня подтолкнул один лицемер, карьерист и просто подленький человек, пожелавший стать начальником нашего отряда и практически поломавший мне жизнь. Он стал начальником, но, как я и предсказывал, был с позором выгнан с должности через пару лет. Но мне тогда, оставшемуся без средств к существованию, нужно было чем-то заниматься, чтобы прокормить семью. Я выбрал то, что умею - туризм. Но коммерческий туризм, как оказалось, это далеко не тот наш советский спортивный туризм, ох, как далеко не тот. Пришлось многому учиться заново, прежде всего, подавлять в себе свое эго. Помогло мне то, что коммерческое путешествие - это тот же самый учебно-тренировочный сбор, только в сжатые сроки. Зная территорию края, мне легко было сориентироваться в том, что можно предложить. Я стал потихоньку раскручивать плато Путорана, так как понимал, что это жемчужина планеты Земля. Это единственное место, которое в корне отличается от других своей необычностью – плоскими столовыми горами и десятками тысяч шикарных и разнообразных водопадов. Чуйка не повела, и сегодня уже потихоньку образовывается очередь из желающих попасть в эти места. Меня, имеющего «дрожжи и закваску» спортсмена, который все время соревнуется, печалит тот факт, что край с огромным туристическим потенциалом плетется в хвосте в плане развития туризма. Когда-то Красноярский краевой совет по туризму и экскурсиям владел переходящим Красным Знаменем ВЦСПС, курировавшего весь туризм в СССР.  Это говорило о том, что наш Совет опережал все существующие Советы по прибылям и, соответственно, по развитию туризма. Мне хочется реванша!

— Вспомните самый экстремальный поход и наиболее трудную ситуацию.

— Это Северный Ледовитый Океан, архипелаг Северная Земля. Без оружия мы попали в преследование белого медведя, от которого нас спасла вторая напасть — трехсуточный ураган со скоростью ветра 42 м/с. Из-за этого нам пришлось свернуть большую часть экспедиции и выходить через купол ледника Вавилова на остров Средний вместо мыса Челюскина. Там же было жуткое торошение, которое спровоцировал ураган. Ты лежишь в палатке, а под тобой лед ходит ходуном, как при землетрясении, и все время чудится, что он треснул и начал расходиться, и ты вот-вот очутишься в океане и утонешь.

— Что можете посоветовать тем, кто намерен стать путешественником?

— Прежде всего, безаварийности. Я практически всегда слушателям сборов, семинаров, студентам Красноярского института цветных металлов, которых тренировал в спортивном туризме, да и своим спасателям говорил, что риск благороден только при спасении человеческой жизни, все остальное это «понты корявые». Я часто обносил пороги, если считал, что группа не готова к прохождению препятствия и нет надлежащей страховки. Я много раз уходил из-под вершин и из-под перевалов по той же причине. Я никогда не пересекал лавинных участков, хотя был к этому готов и обучен. Всегда считал и считаю, что те, кто рискует в походах, предает своих близких. Ведь в случае гибели вследствие какого-то чванства перед публикой, тебя, в крайнем случае, вспомнят, помянут, а вот матери, отцу, жене и детям ты причинишь глубочайшую боль до конца их дней.

— Может быть, имеет смысл ввести курс туристической подготовки для молодых сотрудников МЧС?

— На мой взгляд, успех МЧС, прежде всего, лежит в том, что оно было создано именно на базе контрольно-спасательных служб (КСС). Нас, штатных работников КСС, по Красноярскому краю было всего 12 человек. В Красноярске - пятеро. Но при этом у нас насчитывалось более 70 внештатных спасателей на уровне кандидатов в мастера спорта и мастеров спорта. Это были самые подготовленные кадры, способные работать с листа на техногенных авариях, что, собственно, практика и подтвердила. 90% внештатников стали ядром нашего отряда, да и по всей России так было. Это некий спецназ, способный во всех климатических зонах выполнять любые задачи, связанные с ликвидацией последствий как стихийных, так и техногенных бедствий. А получили они такую подготовку в спортивном туризме, альпинизме, спелеологии. Мне кажется, что-то умрет в качествах спасателей, если у них не будет туристической подготовки в высших категориях сложности, не говоря уже о средней и начальной. Необходимо срочно возобновлять систему учебно-тренировочных сборов с привлечением «гражданских» туристов (внештатных спасателей) для обучения и подготовки резерва.

 

Виталий Дьячков